95 лет назад мирным взятием   Владивостока закончилась Гражданская война

 

Памятник  "Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке" во Владивостоке.

Памятник “Борцам за власть Советов на Дальнем Востоке” во Владивостоке.

 

Ровно 95 лет назад, 25   октября 1922 года, со взятием Владивостока, в России   завершилась долгая и кровопролитная Гражданская война. В   этот день ранним октябрьским утром части Народно-революционной армии Дальневосточной республики (НРА ДВР)   под командованием Иеронима Уборевича без боя вошли во   Владивосток. Суда с остатками японских и белогвардейских   войск по договоренности между сторонами покинули город за   два часа до вступления революционной армии.

Хотя 25 октября считается официальной датой окончания   Гражданской войны, отдельные стычки между сторонами в самых   удаленных дальневосточных землях продолжались еще несколько   лет. На Сахалине и на Камчатке власть Советов полностью   утвердилась только спустя 2 – 3 года.

Память о далеких событиях до сих пор хранят на Дальнем   Востоке. Именами красных героев Гражданской войны названы   улицы и населенные пункты.

О том, как в регионах Дальнего Востока оценивают   сегодня события 95-летней давности, как сохраняется память   о них, какие уроки истории и почему следует помнить,   рассказывается в материале ТАСС.

 

 Успех дипломатии, а не оружия  

 

Окончание Гражданской войны на Дальнем Востоке – больше   успех дипломатии, чем оружия. “Главный исторический урок   событий 25 октября заключается в том, что самым мирным   победам обычно предшествуют самые тяжелые бои как на полях   сражений, так и в тишине дипломатических кабинетов”, –   отметила в беседе с ТАСС доцент департамента истории и   археологии Школы гуманитарных наук Дальневосточного   федерального университета (ДВФУ) Анна Савчук.

По ее словам, большой контингент интервентов и   белогвардейцев, слабость большевистской партии в регионе,   отсутствие материальной возможности вести войну на столь   отдаленных и больших территориях привели к тому, что   основная ставка была сделана на дипломатический, а не   вооруженный путь прекращения войны.

По словам эксперта, переговоры с японскими   представителями, которые оккупировали дальневосточные   регионы и поддерживали белогвардейское движение, проходили   много месяцев. Судьба Владивостока решалась на встречах   дипломатов в Китае, в ходе Вашингтонской и Генуэзской   конференций.

“Важную роль в прекращении войны сыграли английский   премьер Дэвид Ллойд-Джордж и председатель Генуэзской   конференции Шанцер, поддержавшие требования советской   делегации относительно ненападения Японии на ДВР и   прекращения поддержки японским правительством   белогвардейцев.   На исход дипломатической борьбы с   Японией повлияла, прежде всего, позиция США, Англии и   Франции, стремившихся ограничить влияние Японии на Дальнем   Востоке”, – отмечает историк.

В результате этих длительных переговоров Япония была   вынуждена согласиться на вывод своих войск из Приморья в   срок до 1 ноября 1922 года. Согласно историческим   документам, 24 октября под Владивостоком состоялись   последние переговоры, на которых было достигнуто соглашение   о порядке занятия Владивостока революционной армией,   которая без боя вошла в город на следующий день.

 

 На самых окраинах  

 

25 октября 1922 года считается официальным днем   окончания Гражданской войны, но стычки и бои на отделенных   территориях Дальнего Востока продолжались еще несколько   лет, а северная часть Сахалина освободилась от японской   оккупации только в 1925 году.

Как рассказал сотрудник государственного исторического   архива Сахалинской области, кандидат исторических наук Юлия   Дин, еще 14 января 1920 года на Сахалине был совершен   большевистский переворот. Провозгласил советскую власть на   севере острова Александр Цапко.

“Его судьба была трагичной. Когда японцы оккупировали   Александровск, они его арестовали и вывезли на один из   кораблей. После чего у нас нет сведений, что с ним стало.   Может, когда-нибудь прочитаем воспоминания участников этих   событий с японской стороны”, – сказал историк.

Власть Советов на Сахалине продлилась совсем недолго.   Уже 21 апреля на рейде Александровска стоял японский   крейсер “Мисима”, десант из 2 тысяч солдат захватил город   без сопротивления. Японские предприниматели активно   эксплуатировали природные ресурсы острова. Они быстро   организовали различные общества и акционерные компании для   заготовки леса, рыбы, добычи угля и нефти. Оккупационный   режим на севере острова просуществовал до мая 1925 года.

На одной из самых отдаленных территорий – на Камчатке –   не было ни вооруженных восстаний, ни столкновений между   враждующими сторонами, ни интервенции. Однако события   Гражданской войны на крайнем северо-востоке страны   ощущались еще в течение нескольких лет после ее окончания.   В регионе орудовали отдельные группы белогвардейцев.

Как пишет в своей книге “Во благо державы” историк   Алексей Буяков, только в 1924 году в Петропавловском уезде   (так до 1925 года назывался Петропавловск-Камчатский)   проживало до 60 бывших белых офицеров. В попытке скрыться   от советской власти белогвардейцы продвигались по   полуострову на север, к Чукотке, пытаясь потом перебраться   в Америку. Таким образом, отголоски гражданской войны на   Камчатке и Чукотке ощущались вплоть до 1925 года.

 

 Чтобы помнили  

 

Владивосток бережно хранит память о событиях 25   октября. Множество улиц, в том числе и в центральной части   города, названы именами революционеров – Баневура, Башидзе,   Гульбиновича, Лазо, Луцкого, Нейбута, Суханова, Уборевича и   других, боровшихся с интервентами и белогвардейцами. Даже   главная площадь города носит название “Борцам за власть   Советов на Дальнем Востоке” и на ней же расположена   одноименная скульптурная группа со знаменитым трубачом-красноармейцем, который стал одним из самых узнаваемых и   признанных символов столицы Приморья.

Однако во Владивостоке все эти годы сохранялась память   и о тех, кто оказался на проигравшей стороне. “Помимо   известного захоронения белочехов на Морском кладбище, можно   упомянуть мемориальную табличку на здании станции Седанка о   том, что здесь было достигнуто соглашение о выводе японских   войск из Приморья. На острове Русском установлен крест в   память об отбытии из города эскадры контр-адмирала Старка”,   – рассказывает Савчук.

Время от времени в городе возникают разговоры о   возможном переименовании главной площади города,   переименовании улиц, носящих имена революционеров, переносе   памятников. Однако все быстро затихают: горожане   предпочитают сохранять память о давних событиях, отдавая   должное каждой из сторон.

“Виктор Гюго в романе “Отверженные” писал: “От прошлого   своей Отчизны так же не следует отрекаться, как и от ее   настоящего. Почему не признать всей своей истории?” На наш   взгляд, эта цитата очень подходит к данной ситуации. Не   стоит убирать памятники, переименовывать улицы, тем более   делать это в пользу другой стороны, оставившей о себе не   самую лучшую память”, – отмечает Савчук.

Однако, считает историк, не стоит впадать и в другую   крайность – подчистую истреблять памятные места, связанные   с пребыванием в городе интервентов и белогвардейцев. “На   наш взгляд, следует соблюсти баланс между памятью об обеих   сторонах конфликта, оставивших свой след в истории города.   Ведь, в конечном счете, умение принимать свою историю со   всеми ее событиями, геройскими и негативными, есть   обязательное условие формирования исторической памяти”, –   отмечает эксперт.

(ТАСС).

76 Все просмотры 3 Просмотров за день