Гренландский  кит запутался в рыболовных сетях у Сахалина

 

DCIM145MEDIADJI_0071.JPG

Совместная полевая группа сахалинских экологических организаций клуб “Бумеранг” и “Эковахта Сахалина” сегодня обследовала мертвого кита, выброшенного накануне на берег Татарского пролива севернее Шахтерска (Углегорский район). В обследовании принял участие и известный сахалинский биолог Питер ван дер Вольф.

 

Экологи установили, что животное относится семейству гладких китов подотряда усатых китов и вероятнее всего принадлежит к виду “гренландский кит”. Он занесен в Красную книгу России в категории “исчезающий” и встречается в основном в Арктике, однако одна небольшая малоизученная его популяция обитает в Охотском море  севернее Сахалина, в районе Шантарских островов. Длина мертвого кита составила 10,8 метра, и это была совсем молодая особь, фактически детеныш возрастом около года.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

У кита отсутствовал хвост, однако на остатках хвостового стебля сохранились раны, по которым можно с полной уверенностью сказать, что они оставлены веревками,  длительное время перетиравшими кожу и мягкие ткани. Раны имеют типичный для таких случаев застарелый характер и вид глубоких кольцевых борозд. Сахалинские экологи хорошо знакомы с такими повреждениями на примере других морских млекопитающих – сивучей, на лежбищах которых в последние годы растет число особей с обрывками сетей и  веревок на шеях, постепенно и неизбежно убивающих этих животных, также занесенных в Красную книгу России.

 

Другие видимые повреждения на теле кита отсутствовали. Группа отобрала ряд образцов тканей, которые будут отправлены в профильные научные организации для генетического и других исследований.

 

Шантарские острова, где обитают гренландские киты, максимально удалены от каких-либо населенных пунктов, заметные морские течения проходят далеко в стороне, и поэтому этот район Охотского моря  – один из самых чистых и свободных от морского мусора во всем северном Тихом океане. Единственным значимым источником дрейфующих веревок здесь является рыбный промысел, в ходе которого сетные орудия лова нередко теряются и, будучи изготовленными из стойких синтетических материалов, десятилетиями остаются в морской среде, становясь смертельной ловушкой для различных морских млекопитающих. С большой вероятностью, детеныш гренландского кита стал жертвой одной из них.

 

Проблема запутывания в сетях на Сахалине остро стоит и для других китов – прежде всего для охотско-корейской  популяции серого кита, последние 180 особей которой обитают у берегов северо-восточного Сахалина, в районе залива Пильтун.  Стремительно растущий прибрежный промысел лососей недавно захватил и этот удаленный кормовой район китов. Впервые ставные невода для добычи лосося были выставлены здесь летом  2013 года – и уже осенью у залива Пильтун был отмечен серый кит с  намотанным на хвост рыболовным фалом.  Еще один подобный факт был зафиксирован осенью  2016 года – тогда серый кит буксировал за собой целую гирлянду  поплавков, однозначно принадлежавших к лососевому ставному неводу. Оба раза это произошло сразу после окончания лососевой путины.  https://ecosakh.ru/index.php/news-eco/item/1566

Другие виды китообразных – косатки, вообще с завидной регулярностью попадают в ловушки лососевых ставных неводов у берегов Сахалина https://ecosakh.ru/index.php/news-eco/item/1552

Интересно, что 27 апреля межведомственный экологический совет, высший коллегиальный природоохранный орган региона, будет рассматривать вопрос  об ограничении промышленного рыболовства в районе нагула охотско-корейской популяции серых китов на северо-востоке Сахалина. “Мы очень надеемся, что трагическая гибель детеныша гренландского кита послужит серьезным предупреждением о нашей общей ответственности за сохранение самых крупных животных на Планете, – заявил Вячеслав Козлов, руководитель клуба “Бумеранг”, – ставные невода в районе залива Пильтун действуют в самом “густонаселенном” кормовом районе серых китов и создают прямую угрозу уничтожения представителей этого краснокнижного вида”.

 

Однако сахалинская рыбохозяйственная наука уже дала свое заключение о том, что “поскольку серые киты питаются у дна вблизи побережья, то вероятность их захода в ловушку действующего на промысле ставного невода практически исключена. Нами допускается вероятность только того, что после шторма оборванные полотна ставных неводов или ставных сетей с остатками фалов и наплавов-балберов, опустившись на дно, могут случайно намотаться на животных,  не причиняя им вреда, опасного для жизни”.

 

27 апреля экологическому совету предстоит сформулировать свои рекомендации в адрес органов власти, регулирующих лососевый промысел на Сахалине.

 

Дмитрий Лисицын.

338 Все просмотры 2 Просмотров за день