Как холодильник оказался в центре конфликта. Проблемы общежития

 

В конфликтной ситуации, о которой пойдет речь, разбирались разные организации, в том числе правоохранительные, и не нашли причин для принятия мер. Винить их нельзя, поскольку никаких правонарушений не установлено. Нет такой статьи ни в каком кодексе, что холодильник нельзя ставить в жилой комнате, поскольку якобы место ему лишь на кухне.

Да-да, причиной конфликта в подъезде одного из южно-сахалинских жилых домов в Черемушках стал именно холодильник, установленный в большой комнате двухкомнатной квартиры.

Пока он стоял в квартире сверху на кухне,  рассказывает пострадавшая сторона – Елена, никаких неприятностей он не доставлял. Перемещенный, стал издавать ровный плотный гул, заполняющий обе жилые комнаты. Сравнить его можно с шумом трансформаторной будки или летящего самолета. Приглашенные специалисты Роспотребнадзора замеряли уровень шума, он немного не дотянул до контрольных цифр, за которыми начинаются нарушения. Однако, несмотря на недостающие два децибела, шум все же отравил жизнь женщины.

Днем от него еще можно было отвлечься, но ночью, когда затихали другие звуки, он давил на уши, не давал заснуть.

Потерпев какое-то время, Елена постучала в дверь квартиры сверху. Тогда она еще не знала, что шум идет от холодильника, хотела увидеть, что не дает ей покоя. Но в квартиру ее не пустили, объясняться не захотели. Поскольку квартира эта сдавалась, Елена позвонила женщине, приглядывавшей за ней по поручению хозяев, отсутствующих на острове. Та, по ее словам, тоже не захотела с ней разговаривать.

Елена, делая ремонт, установила в большой комнате натяжной потолок с шумоизоляцией, рассказывала ее мама, но это не помогло.

Родители Елены поднимались в квартиру, доставлявшую беспокойство их дочери, – их туда пустили – предлагали помощь в переносе холодильника на кухню. Отец был готов вызвать мастера по холодильникам, чтобы тот отрегулировал шум, предлагал сделать подложку для уменьшения гула. Понятно, агрегат старый… Мама рассказывала, что они с сестрой в складчину хотели даже купить в квартиру сверху недорогой новый холодильник, чтобы только Лене было комфортно жить.

Беда еще в том, что Елена – инвалид с детства. У нее артрогриппоз, заболевание выражается трудностью передвижения. Но тяжелая болезнь не помешала Лене получить два высших образования: иностранные языки и финансы. Она работает в серьезной фирме. У нее есть дочь – студентка. Так что с головой у Елены все в порядке, может быть, только чувствительность обострена. С марта прошлого года из-за шума сверху у нее постоянные головные боли, бессонница и невроз. Жалобы подтверждены медицинской справкой.

Не найдя понимания в квартире сверху, женщина начала обращаться в правоохранительные органы, к депутатам. Приходили проверяющие, немного посидев с Еленой, подтверждали: да, гул слышен. Поднимались наверх, убеждались, что дело в холодильнике, и уходили, а Лена получала одинаковые ответы, что правонарушений не установлено.

А как жить, если жизни нет?

Для тех, кто не поверит в действительность страданий женщины, напомню о стародавнем пыточном способе, когда человеку периодически капали водой на голову. Казалось бы, что страшного в капле воды? Ничего. Но из-за длительности и монотонности процесса вода сводила с ума.

В такую же пытку превратился гул сверху: 30 минут активности, 10 – покоя. И так по кругу сутки за сутками. Причем пользователям холодильника он не мешает, шум идет вниз, распространяясь по периметру нижних комнат.

Сегодня ясно, что такую чисто бытовую проблему можно решить только на межличностном уровне! И никаких затрат при этом не требуется. У Елены воззвать к чувствам соседей сверху не получилось. Я собиралась звонить квартиросъемщице, между прочим, ровеснице Елены, а потом решила, что надежнее будет сначала переговорить с подругой хозяйки квартиры, которой поручено сдавать жилье и решать все квартирные проблемы. В данной ситуации право руля у нее.

Она сначала возмутилась, с какой стати этой бытовой проблемой интересуется газета и почему кто-то будет указывать, куда людям ставить холодильник! Куда найдут нужным, туда и поставят!

Молодая женщина еще долго высказывала те мысли и аргументы, которые, наверное, могут появиться и у читателей.

– Из-за какого-то холодильника в квартиру приходили из полиции, от депутата, еще откуда-то, и все подумали, что это какой-то бред. У меня бабушка наверху телевизор допоздна смотрит – я же не пишу на нее жалобы, понимаю, что стены и перекрытия картонные… Мы выставили квартиру на продажу, а вдруг ее купит многодетная семья, что ж, детям будет запрещено двигаться, смеяться, шуметь, потому что внизу живет сверхчувствительная женщина? – разгорячилась она.

Кстати, хозяева верхней квартиры были молодой парой с детьми, вели не совсем спокойный образ жизни, но Елена с ними мирилась. Говорила, что веселье у них было не каждый день, и всякий раз они извинялись, а когда затопили ее квартиру, то добровольно возместили ущерб. Те времена она вспоминает почти как золотые…

– Между прочим, летом из-за жалоб снизу мы уже переставляли холодильник в другой угол. Почему Елена ко мне больше не обращалась? – продолжала собеседница.

– Может быть, его просто вернуть на кухню? – поинтересовалась я.

– Он и на кухне ей станет мешать…

– Но тогда уж на жалобы можно будет не обращать внимания.

– Ну хорошо, – сказала моя собеседница, – мы переставим холодильник на кухню, я обещаю. И тогда больше никаких претензий!

На том мы и порешили. Молодая женщина в результате оказалась вполне способной воспринимать аргументы собеседника. Я даже удивилась, почему ерундовый в общем-то вопрос перерос в противостояние.

Правда, с того обещания прошло более двух недель, а холодильник на том же месте. При повторном моем обращении мне объяснили, что квартирантка была в командировке, но теперь-то агрегат переместят.

Летом в статье «Окно раздора» «Советский Сахалин» рассказывал о конфликте в подъезде южно-сахалинского дома из-за подъездных окон. Одной женщине нравилось держать подъездные окна открытыми в любую погоду. От простуды страдали многие семьи. Но правонарушений, с точки зрения правоохранительных органов, в этом не было. Соседи с ней судились, добились только возмещения морального вреда. Этим же летом старые подъездные окна были в ходе ремонта заменены на новые, пластиковые, открывать которые стало удобнее. И конфликтная соседка по-прежнему держит их открытыми. Решить проблему мирно, полюбовно у жителей подъезда не получается.

Почему мелкие бытовые проблемы, возникающие между людьми, порой разрастаются до масштабов непреодолимых барьеров? Не любим (не умеем, не желаем) уступать? Считаем, что, уступая, проявляем слабость? А ведь это неправильно жить, никому ни в чем не уступая. Наши квартиры для большинства единственное место, где можно укрыться, расслабиться, обрести хотя бы относительный покой и комфорт. Нам всем хватает тревог, проблем на работе, в личной жизни, с детьми. И совсем не хочется, чтобы неприятности по чьему-то злому умыслу или из-за безразличия настигали нас еще и дома. Давайте будем взаимно вежливы.

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.

941 Все просмотры 1 Просмотров за день