От Евангелия до наших дней. Хорошавин выступил в суде с большой речью

А. Хорошавин.

А. Хорошавин.

«Все предопределено, приговор уже написан», – заявил 20 ноября бывший глава региона Александр Хорошавин. Девятый месяц в Южно-Сахалинском городском суде идет слушание уголовного дела в отношении экс-губернатора и его бывших коллег, обвиняемых во взятках и легализации доходов, полученных незаконным путем.

Хорошавин был задержан 3 марта 2015 года. По версии следствия, в 2009 году он создал организованную преступную группу, члены которой получили от предпринимателей взятки на сумму более 522 млн. рублей. 25 марта 2015 года президент уволил Хорошавина с поста губернатора в связи с утратой доверия. Следствие велось в течение двух лет. К рассмотрению дела, в котором более 150 томов, суд приступил 6 марта 2017 года. Хорошавин достаточно активно участвовал в заседаниях – задавал вопросы, выступал с репликами. И вот 20 ноября ему предоставили возможность выразить все, что он может и хочет заявить по настоящему делу.

Это была пространная, эмоциональная речь, порой выходящая за рамки судебной истории. В ней нашлось место и философским отступлениям, и характеристикам лиц, вовлеченных в разбирательство. Много внимания было уделено перечислению и оценке дел, которые экс-губернатор счел возможным поставить себе в заслугу.

«У меня было достаточно времени подумать о происходящем, проанализировать прошлое, в том числе подумать о том, что будет в суде, какие надо найти слова… Для меня стала очевидной несостоятельность следствия, суда – все было предрешено заранее, когда меня арестовали. Такова судьба политика богатого региона. Дело даже не в политике. Ключевое дело здесь – богатый регион», – заявил Хорошавин.

По его словам, основная ставка в его уголовном деле была сделана на формирование негативного общественного мнения. Распространяемый в отношении его компромат экс-губернатор назвал лживым. Недостоверными он, в частности, считает сведения о ручке за 36 млн. рублей и якобы найденном под кроватью миллиарде.

Хорошавин напомнил, что уголовное дело в отношении его было возбуждено в один вечер с убийством Бориса Немцова, с разницей в полчаса, в полночь выходного дня. Обвиняемый отмечает, что это был целенаправленный шаг – людей надо было отвлечь.

Существенную роль, по его мнению, сыграла и дезинформация о том, что губернатор имеет отношение к незаконной смене руководителя управления ФСБ. «Никакими прослушками это не подтверждается, но в той ситуации, которая сложилась тогда, нужен был громоотвод. Тогда было не до внутренних разборок, и арест был согласован», – заявил Хорошавин.

Обвиняемый отметил, что был арестован на основании объяснений предпринимателя Николая Крана. По мнению Хорошавина, дела о так называемой коррупции развиваются по единому алгоритму: арест, оговор, сделка со следствием. «В самом начале следствия, – отметил Хорошавин, – мне предлагали заключить такую сделку, предлагали дать показания на лиц, которые работали в администрации президента, в бизнес-сообществе России, в правоохранительных органах Сахалинской области, в том числе в прокуратуре, в сахалинском бизнес-сообществе… Причем главное требование – это согласие поставить подпись, все остальное – дело техники, по словам тех людей, которые мне это предлагали. На протяжении как предварительного, так и судебного следствия никаких показаний без протокола, нe для протокола, не под протокол я не давал, несмотря на то что за определенные показания обещали соответствующие послабления. До сегодняшнего дня на меня продолжают оказывать давление, в том числе посредством параллельного расследования (новых) уголовных дел». Одно из этих дел, как уточнил обвиняемый, «якобы по факту получения взяток от депутатов гордумы».

По словам Хорошавина, Кран пошел на сделку – в благодарность его отпустили «гулять по Москве».

Много внимания обвиняемый уделил фактам, которые он трактовал как давление на свою семью. Имущественный иск, по мнению Хорошавина, появился в отместку за отказ от сотрудничества со следствием. Изъятые квартиры, уверял он, приобретались на заработанные деньги.

Говоря о своих губернаторских достижениях, Хорошавин отметил, что при нем область стала регионом-донором, а в 2013 году полностью погасила свои внутренние долги. Среди принципов, которыми бывший глава региона руководствовался в работе, он выделил «приоритет интересов области, жителей области, бизнес-сообщества».

«Мне недавно довелось прочесть статью одного аналитика-политолога. Рассуждая о судьбах губернаторов за последнее время, он резюмировал, что на повышение пошли только два губернатора: бывший калининградский Цуканов, который стал полпредом в округе, и бывший амурский Кожемяко, который стал губернатором Сахалина. Так что, с точки зрения аналитиков, стать губернатором Сахалина в 2015 году – это было повышением, большой честью», – заметил Хорошавин.

Было сказано и о несделанном, о том, чего не успел. «Сожалею, что не достроена дорога на север, к 2018 году она была бы достроена. Не снесенный Дом офицеров и, соответственно, не построенные на этом месте филармонический зал и зал органной музыки. Не реализованные проекты строительства ряда новых производств, которые уже были на выходе. Не достроена третья гимназия, которая опять ютится в одном корпусе, вместо того чтобы стать одним из лучших учебных заведений на Дальнем Востоке. Не достроен, согласно проекту, кафедральный собор, вокруг которого должен был быть разбит большой сквер для сахалинцев, установлена Георгиевская колонна и монастырь. Это могло быть чудесным ансамблем, украшающим город. И не за счет бюджета, эти деньги привлекали, и они были. Не достроен аэровокзал, слов было много за эти годы, а дела нет. Но в том есть и моя вина», – отметил Хорошавин.

В завершающей части своего выступления обвиняемый сосредоточился на обстоятельствах уголовного дела. «Дело о взятке, а доказательств личной наживы в деле нет, – подчеркнул Хорошавин. – Твердо заявляю – никаких взяток не было, не было никакой личной наживы. Никакой организованной группы не существовало».

Экс-губернатор попросил прощения у всех жителей Сахалинской области за то, что не смог воплотить в жизнь все намеченное, не оправдал доверия. Завершена речь была многозначительной и пафосной цитатой из Евангелия: «Поражу пастыря, и рассеются овцы».

Кто тут пастырь, а кто овцы, не уточнялось… Ну, с овцами проще – практически любой из нас сойдет, а вот насчет пастыря вариант, похоже, только один. Впрочем, бывшему губернатору логичнее было бы вспомнить другую цитату, которую он употребил в своей речи вскоре после назначения на должность в 2007 году. Тогда был процитирован советский классик: «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»… Годы, конечно, еще не все прожиты, но предпосылки для мучительной боли уже появились.

По-разному можно оценивать выступление Хорошавина в суде. Одни сочтут его убедительным и откровенным, другие прежде всего обратят внимание на передергивание фактов и субъективизм. Одни, особенно на фоне последних неудач нынешнего главы региона, найдут повод вспомнить тучные хорошавинские годы, другие не позволят себе и капли сочувствия к барину-коррупционеру. Ну а последнюю точку, что бы там кто ни говорил, поставит суд. Тут просто нет другого выбора.

И. АРХИПОВ.

1702 Все просмотры 1 Просмотров за день