Получите письмо. Обратная связь

О чем пишут читатели?

 Школа должна быть рядом с домом

Несколько лет назад по решению департамента образования Южно-Сахалинска две средние школы превратились в начальные –

№ 7 на ул. Буюклы и № 21 на ул. Емельянова. Быть может, поначалу новация и имела какие-то плюсы, но, как позже показала практика, проблем она породила гораздо больше.

Согласно закону «Об образовании» дети должны учиться по месту жительства, и прежде всего из соображений безопасности. А в эти школы несколько сотен маленьких детей родители везут со всех концов города, причем не только на автобусах, но и в автомобилях. В утренние и обеденные часы, когда в городе и без того автомобильные пробки, это усугубляет транспортную ситуацию и повышает аварийность на дорогах.

К тому же малыши недосыпают, их приходится будить пораньше, чтобы они не опоздали на уроки. Хорошо еще, что зима в этом году была малоснежной и не очень холодной, а то ко всем неудобствам прибавляется еще и ожидание автобусов на морозе.

Большой проблемой по окончании этих двух начальных школ становится определение малышей в пятые классы. Три года назад наша семья с марта до 15 августа искала в областном центре такое место для своего ребенка. Ответ всюду был один: мест нет, ждите, возможно, кто-то за лето уедет, перейдет в гимназию или лицей. Спасибо знакомым, благодаря их протекции мы смогли определить ученика в пятый класс.

Не пора ли городскому департаменту образования избавить родителей от мытарств, тем более что основная масса общеобразовательных учреждений детьми не перегружена? На мой взгляд, было бы вполне логично вновь превратить начальные школы № 7 и № 21 в средние. Для этого им надо определиться с микрорайонами и к 1 сентября набрать из проживающих там детей первые и пятые классы.

Время позволяет до конца учебного года принять такое решение, а далее с интервалом в год можно организовать набор в шестые, седьмые и другие классы по месту жительства. На мой взгляд, от этого всем станет хорошо, и учиться дети смогут в одну смену, а главное – у выпускников на всю жизнь сохранится цельное впечатление о родной школе.

Л. Селиверстова.

г. Южно-Сахалинск.

Нашего времени им не жалко

Верно говорят, что время – деньги. При этом, правда, не всегда уточняется, чьи это деньги, кто выигравшая сторона, а кто проиграл.

В офисе Сбербанка на улице Комсомольской предпринимателей обслуживают всего три специалиста. И, бывает, надо не менее часа посидеть в очереди, чтобы один из них занялся твоими делами.

Еще один час предприниматель рискует потерять в другой очереди, если после банка надумает получить поступившую в его адрес бандероль. В почтовом отделении то не хватает из-за низкой зарплаты операторов, то зависает компьютер, без которого теперь шагу ступить нельзя.

Еще – надо же такому случиться – требуется нашему предпринимателю по пути заглянуть в отделение Ростелекома, чтобы разобраться со странным счетом на оплату телефонных разговоров. А тут – ого! – своя очередь. Человек двадцать. В отделении провели оптимизацию, сократили оператора. Теперь стой, жди, размышляй о бренности бытия.

Здесь час потерян, там другой. Полдня рабочего времени коту под хвост. Мало того: страдает собственное дело – телята не поены, мастерская на лопате, тесто на пирожки пропало…

По-научному применительно к публичным обществам оптимизация подразумевает нахождение лучших значений параметра в интересах потребителя. Однако в последние годы, похоже, смысл оптимизации заключается в другом: убрать внизу все «лишние» звенья, чтобы наверху извлечь максимальную прибыль. Гендиректор Почты России получает разовую премию в 95 миллионов рублей. За что ему платят? За то, что в отделениях связи хронически не хватает операторов и почтальонов? Руководство Ростелекома тоже не бедствует. И тоже зарабатывает на длине клиентских очередей.

Кому жаловаться? Кто хотя бы пальцем погрозил? А лучше бы стукнул кулаком по столу? Или еще лучше – по карману оптимизаторов?

В. БЕЛОНОСОВ.

г. Южно-Сахалинск.

Озадачили

На 8 марта мне подарили билет на концерт Евгения Дятлова, который состоится в апреле. Не сказать, что я большая фанатка этого актера и певца, но он мне очень симпатичен, я следила за его перевоплощениями в телешоу «Точь-в-точь», видела его в кинофильмах.

Но речь сейчас не о нем. Когда я разглядывала билет, увидела на его обороте отпечатанные мелким шрифтом «правила посещения мероприятия». Их было больше десяти, а десятым номером шло вот это: «Посещение мероприятия является риском, который принимает на себя владелец билета».

Что имели в виду под риском организаторы концерта, не знаю. Теракт, обрушение крыши зала? Понятно только, что они заранее открещиваются от всякой ответственности. Как-то мне стало не по себе от этих «правил»… И в голову не приходило, что концерт может быть чем-то опасен, а тут полезли всякие мысли. В том числе и такая: «Почему владелец билета должен брать на себя риски, заплатив за концерт 4 тысячи рублей?». Согласитесь, сумма немаленькая. В городском транспорте страхуют пассажиров от рисков ДТП за гораздо меньшие деньги: купил билет за 20 рублей, и за риски отвечает транспортное предприятие. А организаторы концертов, оказывается, не хотят ни за что отвечать, терять барыши.

З. ЛАВРЕНКОВА.

г. Южно-Сахалинск.

Пир во время чумы

На каждом телевизионном канале сегодня есть передача, в которой готовят еду. На некоторых – даже несколько, и появляются все новые и новые. Участвуют в этих шоу, конечно же, известные люди. И, конечно же, они готовят там не супы с вермишелью и салат из капусты с подсолнечным маслом. В ход идут суперпродукты и по товарному виду, и по качеству, и по цене.

Гости телеэфира демонстрируют свои гурманские наклонности, соперничают в знании средиземноморской, мексиканской, восточной кухни, режут салаты с авокадо, свежей клубникой, креветками, жарят гребешки, мраморную говядину…

А напротив экрана сидят рядовые граждане Российской Федерации, которым до зарплаты не хватает несколько тысяч, перед которыми  стоит дилемма: купить тепличные огурцы или тушку курицы. А у кого-то не на что купить даже хлеба.

Это что, пир во время чумы? Как людям смотреть все это? Такие кухонные шоу у особо впечатлительных зрителей могут развить комплекс неудачников. Впрочем, и в других программах участвуют, как правило, богатые и знаменитые. Жизнь простых людей мелькает только в новостях, чаще всего в криминальных сводках.

Н. ЛЮБАВИНА.

г. Южно-Сахалинск.

А что дальше?

У меня в Охе живет сестра. После выборов мэра в этом городе она позвонила мне и радостно сообщила, что охинцы «прокатили» привозного ставленника «Единой России», выбрали местного С. Гусева. Сестра рассказала, что горожане в эйфории, они ощутили, что значит воля большинства – ее не осилить административным ресурсом.

Я разделяю ее радость от торжества демократии, однако меня мучают смутные сомнения по поводу перспектив развития Охинского района. Помните, как областная власть придирчиво относилась к мэру Углегорского района, выбранному тоже в ходе протестного голосования. А если углубиться в областную историю, то можно вспомнить еще и противостояние губернатора И. Фархутдинова с мэром Южно-Сахалинска Ф. Сидоренко. Сколько был у власти неугодный мэр, столько лет не развивалась и столица островного региона. Губернатор считал, что горожане в конце концов обозлятся и направят свое недовольство на мэра.

Кроме этих субъективных моментов есть и объективные: надо разбираться в экономике, политике, уметь руководить, надо знать аппаратные игры и участвовать в них. Мэру нельзя быть совсем уж независимым, иначе он ничего для района не сделает.

И. НАУМОВ.

г. Южно-Сахалинск.

Дайте билетик!

Ехала недавно на анивском автобусе. Водитель со всех брал деньги за проезд, но билеты никому не давал. Мне автобусный билет нужен был для отчета. Я его попросила – водитель как будто не услышал. При выходе уже потребовала отчетный документ, и мне его дали с таким видом, как будто сделали великое одолжение.

Выходила я не доезжая дАнивы, ехала обратно тем же автобусом. В нем было много народа. Я снова попросила билет. Мне его снова дали с ужасно недовольным видом.

Передавая билеты в бухгалтерию, обратила внимание на то, что номер билета «оттуда» шел следующим за тем, что я получила «туда». То есть автобус дошел до конечной, набрал пассажиров, и водитель за оба рейса никому, кроме меня, не дал билета.

Как же он отчитывается за поездки?! Не по вине ли таких водителей цены на проезд растут, поскольку по билетам выходит, что пассажиров нет, а покрывать затраты надо?

Н. ПЕТРОВА.

г. Южно-Сахалинск.

108 Все просмотры 2 Просмотров за день