Правильная мотивация. Как становятся приемными родителями

Семья в полном составе.

Семья в полном составе.

Работай Оксана в другом месте, возможно, в ее жизни не случилось бы таких поворотов. Но трудилась она воспитателем в Анивском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, в который помещают детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Долгое время в ее судьбе ничего особенного не происходило: дом – работа – дом, дома муж, хозяйственные обязанности… Взрослая дочь Маша жила в областном центре.

Все изменилось, когда одна воспитательница сообщила:

– Все, Вовчика отправляют в детский дом. Мать лишили родительских прав, теперь его здесь ничего не держит. Жалко мальчишку, что с ним теперь будет? Детский дом не лучшее место для таких…

Вовчик прожил в реабилитационном центре полтора года, к моменту перевода в детдом ему было девять лет, умный, покладистый ребенок, хорошо учился…

Оксана неожиданно всерьез задумалась о судьбе мальчишки и как-то предложила мужу: «Давай возьмем Вовчика к себе».

Тот был категорически против, а для создания приемной семьи нужно было согласие обоих родителей. Мужа долго уговаривали и сотрудники отдела опеки. Наконец он дрогнул. И в мае 2012 года Вовчик переехал в семью. Но супруг Оксаны так и не смог принять мальчика, отношения в семье накалились, супруги разошлись.

Оксана осталась с приемным сыном.

Через какое-то время Анивский СРЦ решено было закрыть на капитальный ремонт, детей стали распределять по другим центрам, сотрудников сокращать.

Брата с сестрой Никиту и Олю отправили в Холмскую «Чайку». А до этого случилась одна история. Заболела шестилетняя Оля, вызвали «скорую». В ожидании врачей Оксана держала девочку на руках, тихонько покачивала. Вдруг Оля посмотрела воспитательнице в глаза и спросила: «Можно, ты будешь моей мамой?». Переполненная эмоциями Оксана не смогла сказать «Нет». И после выписки из больницы Оля стала называть ее мамой.

И теперь, когда Олю увезли, перед Оксаной вновь встал тот же вопрос: «Что будет с этим ребенком?».

И Оксана пошла в органы опеки. Ее отговаривали: «Ты одна, у тебя уже есть ребенок, а надо брать обоих – брата и сестру». К тому же выяснилось, что у детей на материке есть отец, не лишенный родительских прав. Восьмилетний Никита созвонился с ним, и Оксана поговорила с мужчиной. У того было двое старших детей, воспитывающихся без матери, и он не смог бы заботиться о Никите и Оле надлежащим образом. Через два месяца его лишили родительских прав, и в августе 2013 года брат с сестрой уже жили в приемной семье. Никита – серьезный, интеллектуальный парнишка – легко стал называть Оксану мамой.

После сокращения из СРЦ Оксана стала работать на полставки в центре психолого-педагогической помощи семье и детям. И такой режим был для нее комфортным: утром провожала детей в школу, когда они приезжали с занятий – была уже дома, то есть почти все время была с ребятишками.

Прошло некоторое время, и в семье возникла проблема: мальчишки не принимали единственную девочку в компанию, веселились вдвоем, а Оле было скучно.

– Может, сестренку найдем? – спросила Оксана детей.

Те не возражали. И Оксана в январе 2014 года привезла из Красногорского детского дома девятилетнюю Ангелину. Она как никто пришлась в семье ко двору. Общительная, ласковая, добрая, красивая. Психолог потом сказал, что по открытости, темпераменту, типажу Ангелину можно счесть родным ребенком Оксаны.

В том же 2014 году Оксана вышла замуж. Ее избранником стал Андрей Иванович Кузнецов, южносахалинец, серьезный, добрый, порядочный мужчина, которого совсем не испугали четверо приемных детей. Была веселая свадьба. Было знакомство с новой семьей. Интересно, что Никите Андрей Иванович не понравился, но потом именно с Никитой у приемного отца сложились самые близкие отношения, возникло полное взаимопонимание. Можно даже сказать, что они стали закадычными друзьями. У них оказалось много общего: любовь к порядку, дисциплине, правилам.

С появлением Андрея Ивановича (Оксана называла его так уважительно, потому так поступаю и я) в приемной семье появился хозяин и хозяйство. До него стоял заброшенным огород и не было никакой живности. Под его руководством разработали земельный участок, построили теплицу, развели кур, уток, гусей, кроликов. Появились свои мясо, картошка, овощи.

Кузнецовы также приняли решение строиться. Сколько можно жить большой семьей в небольшой квартире?

Дом уже почти построили, есть отопление, освещение, водопровод, ванна. Оксана с Андреем Ивановичем уже переехали в комнату на первом этаже, хотя там еще нет внутренней отделки.

Дети активно помогали и помогают приемным родителям по хозяйству. Оксана не боится, что кто-то обвинит ее в эксплуатации детского труда, считает вполне естественным привлечение ребятишек к общим заботам семьи, они при этом учатся что-то делать. Мальчики вместе с приемным отцом строили теплицу, дом, научились обращаться с инструментом, имеют представление о плотницкой работе. Девочкам не трудно за день прополоть одну грядку, покормить цыплят.

В общем, дети у Кузнецовых самостоятельные, с голоду в отсутствие родителей не умрут, посуду моют, полы метут. Оксана вспоминает, как первое время Вовчик не мог даже бутерброд себе сделать, а теперь и взрослых готов кормить.

Два года назад в приемной семье возникли первые проблемы. У веселой общительной Ангелины объявились кровные родственники в Ставрополье – троюродная 23-летняя сестра. Три года девочка была в госучреждении, еще три года воспитывалась в приемной семье – никто Ангелиной все это время не интересовался. Но кровь не вода. Ангелина решила переехать жить к родственникам.

Вот уже год в приемной семье воспитывается одиннадцатилетняя «вторая» Оля. Десять лет она прожила в анивской семье – ее взяли из дома ребенка в год, и все время родители жаловались на нее в опеку: она гиперактивная, плохо себя ведет, плохо учится. С ребенком работал психолог, но приемные родители так и не смогли справиться с ситуацией.

Когда Оксане рассказали об Оле, в ней закипел гнев на приемную мать девочки. И началась внутренняя работа, закончившаяся разговором с мужем. Тот думал три дня, наконец сказал: «Давай возьмем».

Оксана уже была опытной приемной матерью, специалистом по «трудным» детям, но и она после первых дней пребывания Оли в семье была в постоянном напряжении. Оля до последних событий не знала, что родители у нее приемные. Поэтому была полностью дезориентирована, деморализована. У нее все валилось из рук в самом прямом смысле, она пугалась всего, даже когда только произносили ее имя.

Сдвиги стали заметны только недавно. Трудиться над нарушениями в ее здоровье и развитии придется долго, и не факт, что все можно будет преодолеть.

Оля открытая, добродушная, ласковая, но она жуткая врунишка, учится плохо, не может концентрировать внимание дольше пятнадцати минут. Режет вещи, бьет посуду. Это результат дефицита внимания со стороны приемных родителей, говорит мама Оксана. У Оли сильная педагогическая запущенность.

Было время, когда Оксана потеряла покой из-за Вовчика. Нет, сам приемный сын рос послушным мальчиком, хорошо учился. В 12 лет он пошел в секцию бокса, нашел себя там, выиграл первенство области в своей весовой категории.

Но в Аниве жила его мать, лишенная родительских прав. Она родила девочку и, когда Вова шел из школы, встречалась ему с коляской. К сыну не проявляла интереса, а ему так хотелось общения. И как-то он спросил у Оксаны разрешения сходить к матери в гости, та дала денег на гостинцы. Однажды мальчик приехал из гостей грустный. Оказалось, родная бабушка дала материному мужу деньги, чтобы он купил Вовчику телефон, а тот подарил мальчишке детский пластмассовый пистолет, а деньги пропил.

Хватило нескольких поездок, чтобы мальчишка понял – он там не нужен. И общение само собой сошло на нет. Скоро муж матери умер, ее саму лишили родительских прав на маленькую дочку, и она из Анивы исчезла.

Трудная работа у приемных родителей – создавать семью для детей, столкнувшихся с предательством родных, познавших другую, часто полную горестей и обид жизнь. К сожалению, не все с этой работой справляются. Месяц назад в Южно-Сахалинске прошла областная конференция «Профилактика социального сиротства и жестокого обращения с детьми», на которой рассматривалась и такая проблема, как вторичные отказы от детей.

Ежегодно около сорока детей из приемных семей возвращаются в детские дома. За девять месяцев этого года было 38 таких случаев. В пяти семьях родителей отстранили от воспитания детей по суду за жестокое обращение или ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, остальные 33 сложили свои полномочия добровольно – не справились.

В области в приемных семьях живут более 1,5 тысячи детей. Казалось бы, сорок неудачных семей в сравнении с этой цифрой – не много. Но сорок несчастных детей, поверивших в новую жизнь и снова оказавшихся в детском доме, – это слишком, слишком большой брак.

Оксане Кузнецовой категорически не нравится, когда воспитание детей в приемных семьях называют работой. Она считает, что все зависит от мотивации приемных родителей. Прежде всего надо любить детей. Тем не менее достаточно большое число взрослых решается воспитывать чужих детей потому, что есть трудности с устройством на работу, а приемные родители получают за воспитание вознаграждение.

Будущие приемные родители проходят теоретическую школу, с них требуют справки о судимости, о наличии жилья и состоянии здоровья, но что подвигло их на трудный путь воспитания – не спрашивают. На деле существует масса тестов, по которым можно выяснить мотив, узнать, может ли человек по своим психологическим особенностям, жизненным установкам быть приемным родителем. Если у родителя мотив правильный, никакие трудности его не испугают. Если не правильный, то для избавления от проблем такие родители идут кардинальным путем – избавляются от детей. И любые ссылки на «трудных» детей тут не состоятельны. Дело-то в самих родителях. «Большое значение имеет внутреннее обостренное чувство ответственности, – говорит Оксана. – Вот мы из тех, кто трудно принимает решение, но потом его не меняет ни под каким давлением».

Прошлый год был особенно трудным для Кузнецовых. Расставание с Ангелиной, поиск подходов ко «второй» Оле, судебная тяжба с бывшим мужем Оксаны из-за части квартиры. Пришлось выплатить немалые деньги. Здоровья эти события Кузнецовым не прибавили.

Вот и сейчас Андрей Иванович в больнице. Поэтому я не смогла встретиться с обоими приемными родителями. Очень хотелось увидеть этого смелого, способного на поступок человека, изменившего весь уклад своей жизни из-за любви к женщине.

Кузнецовы, несмотря ни на что, подумывают взять в семью еще двух мальчишек – восьми и девяти лет. Но сначала нужно достроить дом, чтобы места хватило всем. Живут они в Песчанском. Там море, сразу за огородом – лес. Село активно строится. Детям там хорошо.

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.

109 Все просмотры 3 Просмотров за день