В последнее время мы то и дело слышим о громких уголовных делах, возбуждаемых органами прокуратуры. И это не может не радовать – наконец-то в стране начали наводить порядок. Однако при всем при том не стоит закрывать глаза и на проблемы, одной из которых является качество работы все той же прокуратуры. Оно, к сожалению, до сих пор не везде и не всегда на уровне.
Чтобы было понятно, о чем я, поясню на конкретном примере. В муниципальном образовании «Шах-терское городское население» шла работа над Уставом МО. Этот документ – определяющий для местного самоуправления, неудивительно, что по поводу отдельных его положений существовали различные мнения, в том числе и у депутатов. Останавливаться на сути разногласий и процессе их преодоления не буду, они к делу особо не относятся и читателю будут не слишком интересны.
Но вот заместитель председателя совета МО (в отсутствие председателя) в первый день августа проводит сессию, на которой ставит вопрос о принятии устава. По закону такой документ принимается большинством голосов в две трети от установленной численности депутатов представительного органа муниципального образования. У нас в совете – 14 депутатов, следовательно, устав может быть принят 10-ю голосами. На сессию приходят 11 депутатов. Кворум для начала есть. Но ни одно из трех поставленных по уставу предложений не набирает необходимого числа голосов, затем трое депутатов в знак протеста (по их мнению, нормы предложенного проекта устава не соответствуют федеральному закону) покидают сессию, и председательствующему ничего не остается, как закрыть ее из-за отсутствия кворума.
Естественно, никакого решения в таких условиях принято быть не могло, но, представьте себе, оно появилось! «Решение» 5-й сессии совета МО от 01.08.2006 года «О принятии устава муниципального образования «Шахтерское городское поселение» с изменениями и дополнениями», в котором сказано: «Заслушав заключение временной компании по разработке устава…  и обсудив проект устава с внесенными изменениями и дополнениями… совет муниципального образования решил: 1. Устав муниципального образования «Шахтерское городское поселение» принять… 2. Направить устав муниципального образования… в Углегорскую городскую прокуратуру и главное правовое управление Сахалинской области для экспертизы…». И – подпись заместителя председателя.
Вот те раз. Обращаюсь в орган, призванный закон защищать, – Углегорскую городскую прокуратуру – с предложением принять меры в отношении заместителя председателя, который подписал подложный, по моему мнению, документ решения 5-й сессии. В доказательство привожу тот факт, что 5-я сессия совета МО официально состоялась 19 июля, 6-я внеочередная – 10 августа, поэтому то, что происходило 1 августа, – непонятно, и документ, именуемый «Решением», попросту сфабрикован.
Мне отвечает углегорский городской прокурор  Н. Скорик.
Сначала идут ссылки на нормативно-правовые акты, а затем появляется нечто странное: «выявлено… из 14 депутатов совета на сессии присутствовало 11 депутатов, т. е. установленный законом кворум на заседании отсутствовал. Однако на заседании совета большинством голосов присутствующих депутатов (за 7 человек) принято решение о принятии устава муниципального образования… таким образом, ваши доводы, изложенные в жалобе о нарушении принятия устава муниципального образования, подтвердились…». Подтвердились-то подтвердились, но ведь все было наоборот – кворум для открытия сессии был, не было ре-шения сессии как такового.
Но вместо того, чтобы принять меры в отношении должностного лица, совершившего, на мой взгляд, подлог, углегорский прокурор вносит представление с требованием отменить  решение, которое представительный орган 1 августа 2006 года не принимал. И непонятно – или у горпрокурора свое прочтение закона, или он просто дал отписку. Больше похоже на последнее.
Казалось бы, зачем поднимать «бурю в стакане воды», кому интересны мелкие скандалы небольшого провинциального городка? Однако, на мой взгляд, это вопросы принципиальные. Власть любых уровней должна принимать только точные и легитимные решения, и прокуратура столь же точно и неукоснительно следить за соблюдением законности. Если не будет этих двух составляющих, то будет то, что мы зачастую вокруг и видим. Если власть делает, что пожелает, а прокуратура закрывает глаза на ее «мелкие шалости», последствия могут быть вообще печальными.
Вот сейчас идет суд над конкурсной управляющей ООО «Шахтоуправление Шахтерское» Т. Дмитриевой. Помните нашумевшую историю – отчаявшиеся получить зарплату шахтеры отказались выходить из забоя, начался громкий скандал, прокуратура возбудила уголовное дело. Как решит суд – не мне гадать, но скажу, что Т. Дмитриева была отнюдь не первым конкурсным управляющим шахты. И по поводу деятельности ее предшественников представители трудового коллектива (знаю – сам принимал участие) не раз обивали пороги углегорской городской прокуратуры, получая в ответ традиционные отписки. Так длилось долго, пока, наконец, не стало поздно. В результате шахта затоплена, потеряны сотни рабочих мест и налогооблагаемая база. Кроме того, на консервацию шахты где-то в бюджетах надо найти 10 млн. рублей. Так что отписки могут быть совсем не безобидными. А вот на шахте «Долинская» в том числе и благодаря жесткой позиции, занятой прокуратурой Долинского района, ситуацию удалось стабилизировать. Во всяком случае, долг, возникший до введения процедуры банкротства, там погашен именно в результате вмешательства прокурора.
Я понимаю, что у правоохранительных органов работы сейчас более чем достаточно, а потому не всегда есть время и желание разбираться в тех или иных конфликтах по существу. Но дело в том, что отписками мы только усугубляем ситуацию, увеличиваем наслоения беззакония, которые потом самим же придется и разгребать.
Ким ГУн Чел,
депутат совета муниципального образования «Шахтерское городское поселение».