Обратиться в редакцию меня вынудили сложные, мягко говоря, взаимоотношения с почтовым ведомством. Последние же события просто переполнили чашу терпения. Речь пойдет о 23-м отделении связи Южно-Сахалинска, расположенном на улице Комсомольской неподалеку от микрорынка «Южный-2».
Эпизод первый. В январе прошлого года я отправила деньги в Белоруссию на похороны сестры. Специально оформила денежный перевод с уведомлением. Тамошние родственники живут бедно, платить за международные переговоры дорого, а мне нужно знать, дошли ли деньги? Не получив уведомления спустя месяц, я пошла в отделение связи. В общей сложности пыталась добиться этого уведомления полгода. Бесполезно. Документ от почтовиков так и не получила. Зато столько всего наслушалась! И что отсутствие уведомления – это, оказывается, моя проблема, и что своими посещениями я мешаю работать. В итоге пришлось звонить в Белоруссию, чтобы удостовериться, что денежный перевод родственники действительно получили.
Эпизод второй. Моя сестра переехала с семьей жить в Подмосковье. Дорогу и провоз контейнера им так и не оплатили, и сестра отправила мне заказным письмом документы для подачи в суд на организацию, которая не исполнила своих обязательств. Ну сколько может идти такое письмо? Максимум месяц.
Дата отправки письма из Подмосковья была известна, и я пошла в 23-е отделение связи. В ответ услышала: мало ли кто и что вам выслал, ждите извещения. Тем временем важное для нас почтовое отправление пребывало где-то в недрах все того же 23-го отделения связи. Потому что спустя какое-то время невостребованное мною письмо было отправлено… обратно в Подмосковье.
Все это было бы смешно, если не было
бы столь грустно и не стоило бы стольких нервов. Но злополучное заказное письмо еще несколько раз затем путешествовало с Сахалина на материк и обратно. Почтовики уверяли, что они якобы пять раз присылали мне извещение. Но я из дома особо никуда не хожу, в свой почтовый ящик заглядываю ежедневно. При таком подходе извещение обязательно должно было попасться мне на глаза, но не попалось. Во время последнего вояжа письма из Подмосковья на Сахалин я практически ежедневно ходила в наше отделение связи, дабы его подкараулить. И наконец-то получила: конверт был, как тряпка.
Эпизод третий. Недавно, 11 декабря, я отправила телеграфным переводом внуку в Подмосковье тысячу рублей. Хотела порадовать парня к Новому году. За свои услуги почтовое ведомство взяло с меня 190 рублей. И что же вы думаете? Деньги внук не получил. Из-за того, что на бланке перевода значится фамилия с ошибкой. В почтовом отделении мне в очередной раз сообщили, что это мои проблемы и надо было правильно писать фамилию. Но у меня имеется кассовая квитанция о денежном переводе, где правильно указан адресат – Лотин Валерий Алексеевич. А не Потин, как  в документах, поступивших к москвичам.
Те, кстати, уверяют, что ошибку допустили сахалинцы, наши же все сваливают на москвичей. А расхлебывать все это предлагается мне, заплатив за запрос в Подмосковье и прочие нюансы, удостоверяющие, что адресат имеет фамилию Лотин, а не Потин или Плотин.
Когда я вышла в последний раз с почты, мне стало плохо. Дети дома откачали лекарствами. Иначе как издевательством над людьми подобный стиль работы государственного учреждения, коим является почта, и не назовешь.
Г. ЛОТИНА,
жительница Южно-Сахалинска.
кстати
В последнее время работа почты вызывает немало нареканий. История Г. Лотиной – яркое тому подтверждение. С доставкой корреспонденции действительно масса проблем. На днях моя коллега, так и не дождавшись ответов из двух местных организаций на свои официальные запросы, позвонила туда, дабы выяснить, с чем связана задержка. Оказалось, что ее запросов там вообще не получали…
Подготовила
О. АТАЧКИНА.