Как уже сообщалось, 17 ноября присяжные вынесли вердикт: все трое  подсудимых – Аникин, Бритов и Малютин – виновны в уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшего по неосторожности смерть Гамова и причинение  тяжких телесных повреждений Гамовой, а Аникин еще виновен в использовании поддельного документа. По мнению присяжных, никто из них не заслуживает снисхождения.
Следующий этап – квалификация действий виновных и определение им сроков наказания, а также рассмотрение иска по компенсации материального, морального вреда и судебных издержек – затянулся почти на сорок дней. В основном из-за главной пострадавшей. Заседание суда переносилось несколько раз – то из-за плохого самочувствия Ларисы Гамовой, то из-за того, что она, отказавшись от услуг юриста, несколько раз переписывала исковое заявление. 
Сторона обвинения попросила, учитывая вынесенный вердикт, общественный резонанс содеянного и то, что подсудимые так и не раскаялись, назначить максимальное наказание виновным – колонию общего режима на  срок 4 года 3 месяца (ст. 167 ч. 2  УК РФ).
Сторона защиты и виновные ссылались на то, что поджог имущества – преступление средней тяжести, виновные ранее не судимы, сразу стали сотрудничать со следствием, положительно характеризуются по месту проживания, работы и учебы… Они уже наказаны – отсидели больше года за решеткой, а длительные сроки заключения не во благо ни наказанным, которые за это время деградируют, ни обществу. Да и содержание осужденных дорого обходится государству. Все трое перестали быть общественно опасными и могут рассчитывать на колонию-поселение. А Бритов, который во время заключения заболел туберкулезом, и у которого нет отца, мать – инвалид и от гражданского брака есть ребенок, может быть вообще освобожден от уголовной ответственности (согласно ст. 75 УК РФ) – пусть живет на свободе, работает и помогает семье. Уголовное же дело в отношении Аникина (по пособничеству в подделке документа) вообще прекратить за истечением срока.
Что касается материальной компенсации, то сумму поврежденного имущества, установленную экспертом –
495781 рубль, надо безоговорочно выплатить. А вот моральные претензии удовлетворить в пределах разумного, учитывая материальное положение подсудимых. Сумма в 200 миллионов рублей, заявленная Гамовой, по мнению представителей стороны защиты, необоснованы, в нее, в частности, включены стоимость проездов и операций,  которые были оплачены не из кармана потерпевшей.  В прениях Аникин просил суд назначить наказание Бритову без реального лишения свободы: тот согласился на преступление из чувства товарищества, сейчас болен, высыхает на глазах…
25 декабря судья Михаил Исаев провозгласил приговор. Аникину, Бритову и Малютину с учетом повышенной социальной опасности преступления для общества назначить меру наказания 4 года каждому – с отбыванием срока в колонии общего режима. (Впрочем, с учетом их пребывания под стражей сидеть им осталось не более трех лет).
Моральный вред, причиненный Ларисе Гамовой и ее сыну, оценен в 750 тысяч рублей. Из этой суммы с Аникина будет взыскано 150 тысяч рублей, остальное солидарно поделено между непосредственными исполнителями Бритовым и Малютиным.  Троица также должна возместить в доход государства процессуальные издержки.
Что касается возмещения материального ущерба (сумма его казалась бесспорной и признавалась и стороной защиты, и стороной обвинения –   495781 рубль), то, поскольку Лариса Гамова с ней не согласилась, суд принял решение передать вопрос о его размере в гражданский суд.
Стороны имеют право обжаловать приговор в судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда. О намерении это сделать уже заявила Лариса Гамова.
О. ВАСИЛЬЕВА.