Генподрядчиком на сооружении трубопроводной системы, которая в недалеком будущем соединит своими энергетическими артериями север и юг нашего острова и начнет питать завод по сжижению природного газа и круглый год заправлять нефтью танкеры в с. Пригородном, является компания «Старстрой».
Старстрой имеет богатый опыт комплексного управления проектами, сотрудничества российских и зарубежных компаний, соблюдения самых строгих международных и отечественных требований, предъявляемых к охране окружающей среды.
Об экологических аспектах деятельности компании «Старстрой» наш корреспондент беседует с ее менеджером по охране окружающей среды Альфией БАТКАЕВОЙ.
– Всем известно,  – сказала в начале беседы Альфия Исхаковна, –  что любое строительство  невозможно без того или иного воздействия на природу, тем более строительство такого масштаба и характера, как прокладка береговых магистральных трубопроводов нефти и газа по острову Сахалин, с огромным объемом земляных работ и необходимостью устройства переходов через 1200 ручьев и рек, большая часть из которых имеет рыбохозяйственное значение. И задача строителей, экологов, всего многотысячного коллектива генподрядчика и субподрядчиков проекта «Сахалин-2». Береговые трубопроводы» состояла и состоит в том, чтобы свести к минимуму негативное воздействие на окружающую среду, сократив тем самым ущерб в результате вмешательства в уникальную островную экосистему при реализации проекта.
Необходимо отметить, что  компания «Сахалин Энерджи» – оператор проекта «Сахалин-2» еще до начала строительных  работ  разработала  процедуры, основанные на требованиях как российского природоохранного законодательства, так и на международных стандартах в сфере охраны окружающей среды, в том числе основываясь на огромном опыте одного из акционеров – компании  Shell.  Персонал компании – это специалисты из разных стран, использующие в своей практике передовой опыт всего мира в реализации подобных проектов. Поэтому  их чрезмерная требовательность в вопросах экологии – это вошедшие в хорошую привычку нормы работы и жизни.
Данный проект – это большая школа для всех нас, и тем более для российских субподрядчиков. Несмотря на то, что наши субподрядные организации имеют богатый опыт работы по строительству магистральных трубопроводов, в природоохранной сфере до приезда на Сахалин они заметно отставали от международных норм и требований, от экологической культуры своих зарубежных коллег. И это не совсем  их вина. Просто у нас в стране раньше не уделялось столько внимания вопросам экологии и  не выделялось достаточно финансовых ресурсов на это важное дело.
– И в чем это проявлялось?
– В начале строительства нефтегазопровода, например, в штате некоторых компаний-субподрядчиков вообще не было экологов, а функции надзора за охраной окружающей среды выполняли, как правило, инженеры по технике безопасности. Однако после наших настоятельных  требований они наняли штатных экологов. Хочу отметить, что экологи, работающие в субподрядных организациях и в Старстрое,  – это в основном местные специалисты, в том числе выпускники СахГУ.  За эти три года они получили колоссальный опыт работы  и изучили требования международных стандартов.
Или еще один пример. Несмотря на то, что и условиями контрактов с субподрядными организациями, и в процедурах по охране окружающей среды были предусмотрены работы по выполнению временных противоэрозионных мероприятий, нам немало усилий пришлось потратить на то, чтобы заставить субподрядчиков начать выполнять эти работы. В основном в практике работы отечественных трубопроводчиков-магистральщиков было принято проводить постоянные противоэрозионные мероприятия лишь после завершения всех основных работ по укладке и засыпке трубопроводов. А, скажем, временные противоэрозионные мероприятия, направленные на максимально возможное уменьшение ущерба окружающей среде в процессе самого строительства, они как бы игнорировали. Теперь многие вопросы в этом отношении находят, к счастью и к нашему удовлетворению, полное понимание у наших субподрядчиков.
– Но они, очевидно, не только потому игнорировали раньше эти «моменты», что так привыкли или что они такие «вредные», а и по экономическим соображениям? Ведь у нас, что греха таить, до сих пор и многие властные структуры почитают проблемы природоохранные чем-то необязательным, а значит – «бесплатным», не стоящим никаких финансовых и прочих затрат, не так ли?
– Вот именно. Но профессиональные экологи знают, во что порой обходятся эти самые «моменты».
Поэтому, не дожидаясь, пока субподрядчики приобретут все  ресурсы для этих целей, ООО «Старстрой» само закупило все материалы, необходимые для выполнения противоэрозионных мероприятий и для предотвращения загрязнения водных объектов.  Это – водопропускные трубы, различные материалы для илоулавливающих экранов, несколько видов геосетки для закрепления склонов, семена трав (кстати, состав травосмеси мы закупали по рекомендациям специалистов управления сельского хозяйства и ученых СахНИИСХ). Помимо этого Старстрой издал большим тиражом брошюру «Руководство по выполнению основных противоэрозионных мер на рабочих участках» на русском и английском языках. Передача брошюры субподрядчикам сопровождалась презентациями, организованными советниками по охране окружающей среды Старстроя на каждом строительном потоке. Для осуществления контроля за выполнением этих работ мы приняли в штат инспекторов по противоэрозионным мероприятиям, которые также обучали бригады субподрядчиков выполнению данных работ.
Кроме того, были закуплены  ручные сеялки  для посева трав в водоохранных зонах рек и ручьев, а также три установки гидропосева для осуществления посева на крутых склонах. Позже «Сахалин Энерджи» передала нашим субподрядчикам еще три установки. Сейчас их в общей сложности уже шесть.
– Что это за техника – гидросеялка?
– Это самоходная машина с резервуаром, в котором  готовится специальная смесь из торфа, минеральных удобрений, семян трав, клея и воды – разумеется, в строго определенных пропорциях. Через специальные форсунки под давлением  смесь разбрызгивается  на склонах на поверхностный слой почвы, нарушенный в процессе строительных работ. Между прочим, технологию посева разработали местные сахалинские организации, а сам состав смеси был также разработан для нас СахНИИСХ. А для скорейшего внедрения этих работ  в практику субподрядчиков мы пригласили группу специалистов – разработчиков технологии, которые провели  обучение специально созданных бригад субподрядчиков эксплуатации этих машин и приготовлению смеси для гидропосева. Обучение было организовано в трех базовых городках строителей с привлечением всех  субподрядчиков, задействованных в реализации проекта. Обучение включало теоретическую часть по технологии приготовления смеси и по эксплуатации самой установки и практическую часть – приобретение навыков гидропосева непосредственно на полосе отвода.
– Иными словами, вы делали все возможное для минимизации ущерба природе и ее быстрейшего восстановления?
– Да, делали и продолжаем делать. В настоящее время у наших субподрядчиков имеются не только бригады по выполнению противоэрозионных мероприятий, но и ремонтные бригады по восстановлению нарушенных сооружений. К сожалению, ремонтные работы отнимают очень много времени. Как правило, они обязательно выполняются после сильных дождей. Иногда местное население растаскивает материал с илоулавливающих экранов или снимает  геосетку  со склонов для использования на свои нужды, а иногда экраны рвут животные (коровы и медведи). Учитывая то, что по нашей трассе в общей сложности 1200 водотоков, очень сложно сразу же, на следующий день после дождя, привести в порядок все участки.
– А как вообще поставлена работа по охране окружающей среды на проекте? Кто контролирует эти вопросы?
– На проекте существует многоступенчатый контроль. Прежде всего это экологи субподрядных организаций, которые следят за выполнением требований природоохранного законодательства РФ, процедур проекта. Далее – экологические службы подрядчика – Старстроя. Помимо ежедневного контроля участков строительства, временных городков строителей мы проводим квартальные аудиты по вопросам ООС (охраны окружающей среды). Во время таких аудитов проверяются и соответствие выполняемых строительных работ требованиям природоохранного законодательства и процедур проекта, и документация субподрядчиков (наличие всех необходимых разрешений на природопользование,  на выполнение строительно-монтажных работ и пр.).
«Сахалин Энерджи» имеет своих экологов на каждом потоке строительства, и они также осуществляют ежедневный  контроль. В случае выявления нарушений выписывают отчеты о несоответствии, в которых определяются корректирующие меры по их устранению.
И конечно же, проверки осуществляют государственные инспектора природоохранных органов не только по Сахалинской области, но и из других регионов, включая столицу. Но, пожалуй, самые строгие контролеры – это представители Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), которые проверяют нас каждые два-три месяца, и их независимые  наблюдатели, которые присутствуют на острове на постоянной основе и проверяют работы по строительству водных переходов, по выполнению противоэрозионных мероприятий и пр.
– Но при чем тут банкиры? Какое они-то имеют отношение к охране природы?
– Самое прямое. Вкладывая многомиллионные средства в проект, банкиры и их инвесторы должны быть уверены, что данный бизнес соответствует всем требованиям международных стандартов. Для них вопросы охраны окружающей среды являются приоритетными, и мировое общественное мнение для них не безразлично!
По результатам экологических проверок специалисты от ЕБРР составляют отчеты, в которых перечисляют все недостатки, замеченные на объектах строительства, дают рекомендации по их устранению, определяют время на выполнение этих работ, а потом проверяют их выполнение.
– Наверное, всех этих мер предостаточно, чтобы ваше строительство не нанесло нашему острову ощутимого экологического ущерба?
– Помимо сказанного Старстрой выполняет еще целый ряд других мер, способствующих минимизации ущерба окружающей среде. Например, с самого начала строительства на всех строительных потоках осуществляется раздельный сбор отходов, организована система учета и контроля по обращению с отходами. Образующиеся строительные и хозбытовые отходы вывозятся на свалки, согласованные заказчиком и администрацией Сахалинской области. Для временного накопления опасных отходов (отработанных масел, аккумуляторов и др.) на каждом строительном потоке имеются специально оборудованные площадки. Сбор отходов ведется в герметичные емкости, площадки оборудованы средствами ЛАРН (ликвидации аварийных разливов нефти) и противопожарной защиты. По мере накопления опасные отходы передаются организациям «Эко-Шельф» и «Сахалин-Шельф-Сервис», имеющим лицензии на право обращения с опасными отходами. На вывоз и передачу всех видов отходов оформляются товарно-транспортные накладные, утвержденные «Сахалин Энерджи». С 1 июня 2006 года «Сахалин Энерджи» организовала централизованный вывоз всех образующихся отходов через компанию «Эко-Шельф». В настоящий момент практически все опасные отходы вывезены с площадок временного хранения для передачи на утилизацию и вторичную переработку.
Подрядчик и субподрядчики имеют все необходимые материальные ресурсы (боновые заграждения, нефтесборщики, различные сорбирующие материалы и пр.), а также обученный персонал для быстрого реагирования на любые чрезвычайные ситуации.
Помимо того многоступенчатого контроля, о котором мы с вами говорили, у нас реализуется план экологического мониторинга окружающей среды, согласованный с управлением природных ресурсов Сахалинской области. Он состоит из предстроительной, строительной и послестроительной фаз и охватывает собой контроль за состоянием грунтовых вод, почвы, поверхностных вод и их рыбохозяйственных характеристик, а также оперативный мониторинг водных переходов. Тем же целям служит и план мониторинга флоры и фауны территорий, затронутых строительством трубопроводов.
– Бывая на объектах «Сахалина-2», всегда обращаешь внимание, с какой бережностью, можно даже сказать, с уважением  относятся ваши работники – да и не только ваши, а и вообще все подрядчики и сотрудники компании «Сахалин Энерджи» – к нашей островной природе. Они даже ни рыбки сеткой не выловят, ни грибочков не соберут. Это, по-моему, уж чересчур…
– Нет, не чересчур. Такие «правила поведения» заложены в политике компании. Это требование международных стандартов: участникам проекта запрещено заниматься рыболовством, охотой,  а также сбором дикоросов (грибов и ягод).  Впрочем, нам и  некогда этим заниматься. Мы приехали сюда  работать!
Беседовал В. БОГДАНОВ.