Гастроли Хабаровского краевого театра драмы стали событием культурной жизни Южно-Сахалинска. Десять вечеров подряд зал Чехов-центра радовал глаз аншлагами.
В сегодняшнем репертуаре Хабаровского театра драмы не много спектаклей, обходящихся без участия актера Сергея Юркова. На родной сцене он играет Дональда в «Этих свободных бабочках», Вандалино в «Учителе танцев», Шмагу в «Без вины виноватых», а также Подхалюзина, Герострата, Наполеона. Сахалинские зрители увидели его в ролях Лорана («Любовники из Вернона»), Лопахина («Вишневый сад»), Мишеля Сердана («Эдит Пиаф»). А всего за свои 32 года он сыграл около ста ролей, и больше половины из них – заглавные.
Как известно, вариантов «Как я стал артистом» не много: либо ты родился в театральной семье и провел детство за кулисами, либо шел мимо театрального училища и случайно поступил. У Сергея Юркова – третий вариант:
– Я не пошел в театральное училище, меня «вошли». Мои родители от театра весьма далеки: папа – водитель БелАЗа, мама – обувщик. Но в школе я занимался в театральной студии, которую вела наш учитель русского языка и литературы Галина Ермакова. Многим, в том числе и мне, нравилось ходить туда и потому, что на вопрос, почему пропустил тот или иной урок, всегда можно было обоснованно сказать: «А я в студии занимался!». Когда я закончил десять классов, она велела мне выучить «басню, стих, прозу» и отвела за ручку на прослушивание. Тогда в Прокопьевске существовал театр-студия «Крутые пласты», соответственно, возникла необходимость в подготовке новых кадров для него. С этой целью в Прокопьевске открылся филиал Новосибирского театрального училища. Особым прилежанием я не отличался ни в школе, ни в училище, но до крайности никогда  ситуацию не доводил. Я умею спохватываться вовремя и быстро реагировать, это и выручало. На курс нашего педагога
Т. Бессчастнова пришло 23 человека, а до финиша добрались только пять – четыре девушки и я. Наш мастер учился у Анатолия Эфроса, был очень требовательным педагогом. Наверное, поэтому я и стал актером.
– Какую роль вы играете с наибольшим удовольствием?
– Большинство. Вообще «нравится роль, не нравится» – не вопрос для обсуждения. Зритель пришел посмотреть на тебя, любимого, и ты должен оправдать его ожидания. Я не имею права отказываться ни от чего, я обязан хорошо сделать свою работу. Это называется профессионализмом. Нас так мастер учил. Хотя, разумеется, есть личные пристрастия – Стругацкие, Шекспир, особенно сонеты. К Чехову и Островскому отношусь спокойно. И никогда не стремился сыграть Гамлета. Но если выпадет такая роль – постараюсь сделать эту роль так, чтобы запомнилась.
– Вам интересно мнение близких, родных о вашей работе?
– Самый почитаемый мной критик – моя жена Саша. Она звукорежиссер, в отличие от меня – из театральной семьи, даже родилась на гастролях. Кстати, страничка Хабаровского краевого театра драмы в интернете – ее рук дело. А мама, когда впервые увидела меня на сцене учебного театра, сказала: «Ну какой ты артист? Вон Слава Синявский (мой однокурсник) и то лучше тебя играет». Потом, в 2004 году, она смотрела спектакль «Эти свободные бабочки» по пьесе Леонарда Герша, он ей понравился. Она прослезилась и сказала: «Ну, молодец, вроде получше стал играть».
 – Между первой и второй оценкой сколько времени прошло?
– Тринадцать лет.
– Вы коренной…
– Киселевчанин. Мой родной Киселевск неподалеку от Прокопьевска, и на моей памяти обсуждалась идея объединить оба города и назвать его так – Прокис. Шесть лет я проработал в Прокопьевском драматическом театре, а еще раньше, во время службы в армии, играл в Уссурийском военном театре (театре Краснознаменного Дальневосточного округа). Последние три года – в Хабаровске.
– Большинство творческих людей стремится на запад, а вы поехали на восток!
– Да не хочу я в столицу. Я думаю: если человек на своем месте, какая разница, где живешь – на западе или на востоке? Мне кажется, я на своем месте.
– А что вы еще умеете также хорошо, как играть?
– Много чего… Когда мы только приехали в Хабаровск, с деньгами было не очень, и жена подсунула мне объявление: «Это для тебя: «Требуется мужчина с золотыми руками. Фирма «Муж на час». И я год работал таким «мужем», сантехнику ремонтировал. Случались смешные ситуации. Чинил как-то в квартире смеситель. Копаюсь под мойкой, а девушка-хозяйка задумчиво так смотрит: где-то я вас видела… И вдруг проговаривает фразу из «Забыть Герострата». И я автоматически, из-под мойки, ее подхватываю. И понимаю, что попался. Девушка радостно восклицает: «Ну, конечно! Вы играли Герострата!». А кроме того, что артист, я еще и монтировщик. Впрочем, это распространено во всех театрах. Ставил сценические бои. При этом все остались живы-здоровы, а мне в «Капитане Фракассе» изрядно от партнеров доставалось.
Что еще? Больше года вел на хабаровском телевидении кулинарную программу «Гурмэн». Фирменное блюдо – сациви. Готовить умею, но не очень люблю. Кстати, сколько ни перебывало у меня в студии шеф-поваров хабаровских ресторанов, никто из них, как выяснилось, дома вообще к плите не подходит.
– Актеры, как известно, любят шутить друг над другом, отсюда и рождаются театральные байки и анекдоты. Вы не исключение?
– Последний спектакль, которым закрывается сезон, называется «Зеленая елка». Однажды на таком «зеленом» спектакле я играл Волка. Волк связывает веревкой Снегурочку, Лиса, стоящая на стреме, говорит ему: « Не затягивай, не затягивай!». Надо сказать, что в это время была популярна телереклама колготок: «Затяжки? Никогда!». И я на реплику Лисы ответил этим бодрым слоганом. Родители в зале веселились, а Лиса временно впала в ступор. А однажды в «Тартюфе» я играл Валера, и там у меня фраза: «Сюда пожалует и сам ваш злобный враг. А он-то уж не даст вам ускользнуть никак». И я забыл слова, ну, случается. В моей версии реплика прозвучала так: «Никак, никак, никак, никак, никак, никак!». На что мой партнер просто молча упал от смеха на сцену.
– Какой зритель вам интересен?
– Любой. Не бывает плохого зрителя. Если в зале шумят, разговаривают, то это твоя вина. Ты должен сделать так, чтобы зритель смотрел на сцену не отрываясь. Все в твоих руках.
Записала И. Сидорова.