В редакцию обратилась группа родителей, обеспокоенных тем, что их детей – студентов биофака СахГУ – направляют на полевую практику в Томаринский район. В связи с последними трагическими событиями в Долинском районе, когда в результате нападения медведей погибла девушка, ранен парень, сами студенты (в основном это студентки) просто боятся выходить в лес. Да и родители не хотят их отпускать туда.
– Группу студентов сопровождает лишь один преподаватель, – рассказывали звонившие. – И нам непонятен аргумент руководства деканата, мол, тридцать лет ездили на практику в лес, ничего не случалось и сейчас ничего не случится. Так ведь и на областных соревнованиях по спортивному туризму и ориентированию прежде тоже никогда такого не было, чтобы медведь растерзал человека, поранил второго. И ведь проводили те соревнования у с. Сокол не впервые, а в четвертый раз. Наши дети, с одной стороны, боятся медведей в лесу, а с другой – мер наказания в университете за отказ от полевых работ. Кроме того, студентам не сделали прививки против клещевого энцефалита. Будем встречаться с руководством университета, не знаем, до чего договоримся, но в лес своих детей не пустим. Тем более в прессе сейчас регулярно сообщается о нападениях  медведей: то они коров задрали, то найдены останки людей, погибших от лап зверя.
Проректор Л. Рублева (она исполняет обязанности ректора в его отсутствие) подтвердила, что к ней приходила группа родителей.
– На биофаке полевая практика – это часть учебного процесса, – сказала Л. Рублева. – Но на совместной беседе с родителями, руководством  факультета мы пришли к такому решению. Те студенты, которые не хотят ехать в лес, останутся работать на кафедре. Остальные отправятся на полевую практику. Студенты биофака каждый год ездят в одно и то же место. Рядом с нашим лагерем находится рыбацкий стан, там меры безопасности по отпугиванию зверя предпринимают. Кроме того, есть положение о полевой практике с рекомендациями по поведению в лесу. Мы считаем, что безопасность студентов будет обеспечена в полной мере. Единственное, рекомендуем им приобрести противоклещевые костюмы.
Оказалось, прививок студентам действительно не сделали. Вообще как-то странно, что ребята с биофака едут на полевую практику в разгар клещевого сезона без предпринятых мер профилактики. Сотрудники Роспотребнадзора последние годы активно призывают граждан, которые часто бывают на природе, обезопасить себя с помощью прививки. А для  категорий риска (тех, кто в связи с производственной необходимостью подолгу находится в лесу) это вообще обязательно. Количество людей, укушенных клещами, ежегодно увеличивается, а энцефалит или боррелиоз, вызываемые инфицированными насекомыми, здоровья потом никак не добавляют.
По словам Л. Рублевой, руководство вуза разбиралось, почему студентам не сделали прививки. Оказалось, на биофаке просто вовремя не организовали это профилактическое мероприятие. А когда хватились, уже было поздно. Потому что для появления иммунитета требуется время. Кроме того, есть проблема с финансированием. Лучше делать прививку подороже, за 900 рублей, но она троекратная, итого потребуется 2700 рублей. Не у каждого студента найдутся такие деньги. Но, с другой стороны, это вообще-то забота образовательного учреждения – профинансировать прививки своим студентам и обезопасить тем самым их здоровье.  Сейчас из СахГУ направили письмо в министерство образования с просьбой помочь в разрешении финансовой проблемы, потому что у СахГУ нет такой статьи расходов, как прививки против клещевого энцефалита. Но в любом случае, сообщила Л. Рублева, прививочная кампания будет взята в этом году на контроль, и заниматься этой работой надо начинать в сентябре, а не перед выходом в поле. Поэтому единственное, что остается студентам, так это самостоятельно искать противоклещевые костюмы.
В завершение разговора проректор еще раз подчеркнула, что безопасность студентов во время нынешних полевых работ будет обеспечена в полной мере.
– Сколько преподавателей отправится со студентами? Будет ли у них с собой ружье? – спрашиваю Л. Рублеву.
– Преподаватель будет один, – ответила она. –  Ружья у него нет.
О. АТАЧКИНА.