Даже «человека с улицы», совершенно не искушенного в изобразительном искусстве и зашедшего сюда, в здание бывшего японского банка «Хоккайдо-Такусеку», что на углу ул. Ленина и Хабаровской областного центра, совсем случайно, – наверное, сразу же трогает за какие-то неведомые, очень глубинные струны души то, во что он, сам того не замечая, погружается, отрешаясь от всей житейской суеты.
За полтора часа, проведенные здесь, я открыл для себя интереснейший пласт жизни по имени Художественный Музей. Об истории его создания и развития с восторженностью (именно так!) рассказали вашему корреспонденту завотделами и ведущие специалисты музея. Если воспроизвести их информацию (даже без эмоций и очень кратко), то она не уместится и на целой полосе.
Итак, случилось это ровно четверть века назад. Тогда, 20 сентября 1983 года, по свидетельству А. Якимовой, заведующей научно-просветительным отделом музея, приказом областного управления культуры был учрежден Сахалинский государственный областной художественный музей. К тому времени в краеведческом музее области скопилось уже около 400 работ как местных, так и приезжих художников, и отдельные их экспозиции уже не могли удовлетворить ни самих мастеров кисти или карандаша, ни многочисленных поклонников их творчества.
Первые годы своего существования музей не имел какого-либо стационарного помещения. Вначале он занимал небольшую площадь в областном управлении культуры, где просто хранились его первые экспонаты – произведения живописи, графики и скульптуры. Через два года музей «приютился» в одном из помещений гарнизонного Дома офицеров, и там же состоялись первые выставки. А постоянное «местожительство» музей приобрел лишь 1 марта 1989 г., когда бывший японский банк был реконструирован и доведен «до кондиции» помещения, соответствующего музейным нормам.
Главный хранитель музея Л. Романенко показала мне святая святых, оборудованный новейшими системами сигнализации, кондиционирования и прочими «наворотами» так называемый сейф – хранилище картин и иных экспонатов, которых в активе музея уже более девяти тысяч (по этому «показателю» наши обогнали даже владивостокскую картинную галерею, которой от роду 60 лет, но которая имеет всего около пяти тысяч экспонатов). «Сейф» занимает два этажа, укреплен он чуть ли не бронированными стенами, и проникнуть сюда, наверное, гораздо сложнее, чем в хранилища Эрмитажа, из которых не так давно уперли довольно много шедевров.
Побывал я и в залах постоянных экспозиций, продуманных и обустроенных с большой любовью и благоговением к таланту авторов картин, рисунков, скульптур, изделий декоративно-прикладного жанра. Зал корейского искусства, например, просто потрясает непостижимыми для европейского зрителя легкостью и глубиной, какой-то восточной тайной, сочетаемой с вполне реалистичными, не искореженными «абстракцией» изображениями людей, животных, растений.
А в зале русского изоискусства XIX – XX веков это ощущение глубокой влюбленности музейщиков в создателей отечественной «нетленки» становится неопровержимым. Эту влюбленность и чистоту восприятия работники музея стараются воспитать в молодых посетителях. Чем вот уже лет десять увлеченно занимается заведующая отделом музейной педагогики З. Турманова, стоявшая, можно сказать, у истоков музея (ее стаж здесь – около 23 лет). Ее «школа восприятия», нацеленная на подготовку детей к пониманию замыслов того или иного художника, к объективной оценке тех или иных произведений искусства, стала школой и для многих взрослых – пап и мам этих детей, которые приводили своих непосвященных «предков» в этот храм искусства.
Художников-профессионалов среди музейщиков считанные единицы: два реставратора «от бога» и по образованию – Т. Мурашова и А. Дегтярев, а также Н. Бржезовская – ведущий специалист по науке, которая «ведет» всех сахалинских и даже дальневосточных художников. Наблюдает за их ростом (или его «торможением»), дает советы, организует их персональные выставки, т. е. служит как бы их творческой «няней», и в то же время няней весьма требовательной.
В короткой газетной публикации трудно представить весь спектр деятельности музея и всех его сотрудников. Однако нельзя не упомянуть еще одного ветерана этого единственного в своем лице учреждения – замдиректора по науке И. Малькову. Она в музее вот уже более двух десятков лет и считает, что сахалинское изобразительное искусство достойно отдельного исследования. Ибо, в отличие от искусства любого материковского региона России, создавалось оно не на многолетних и – тем более – не на вековых традициях, а на творческом багаже уже готовых, состоявшихся художников, приехавших в послевоенные годы в островную область и очаровавшихся ее красотами, ее людьми, ее своеобразным, островным ритмом и стилем жизни. Потому так ярко и непосредственно сумели себя выразить в самых различных жанрах такие корифеи сахалинской художественной «команды», как Ю. Степанков, А. Клеманов, Н. Генин, В. Риндель, Г. Манткава…
А. ЛАШКАЕВ.
Фото автора.
P. S.
За годы своей деятельности Сахалинский областной художественный музей провел 125 выставок из собственных фондов и собраний музеев России, а также целый ряд экспозиций художников Китая, Республики Кореи, КНДР и Японии. В 2007 г. наш художественный был единственным из провинциальных музеев России, который номинировали на премию «REA-новости» и звание «Музей России» и который разделил 7-е место с Музеем истории Санкт-Петербурга (т. е. Петропавловской крепостью), «устроившись» рядом с Третьяковской галереей и обогнав галерею Новосибирскую. С чем и поздравляем!
Кстати, о поздравлениях. Со дня на день сотрудники музея ждут прихода миллионного посетителя. И это их очень вдохновляет.