Этот уголок с удивительным ландшафтом создали люди, обожествляющие природу. Земляные валы и тисы, обрамляющие участок по периметру, помнят времена, когда здесь стоял дом японского губернатора. С тех пор сохранилась и насыпная горка, украшенная деревьями и крупными камнями.
В советский период в рядах хвойных долгожителей образовалась брешь. Что стало бы с остальными тисами, если бы на месте снесенного здания вырос вычислительный центр института «Сахалин-гражданпроект»? К счастью, от стройки отказались. В 1984 году облисполком решил – быть здесь скверу.
Вскоре поступило предложение разместить в нем бюст А. Цапко – председателя Сахалинского ревкома. Работу московского скульптора Р. Мурадяна изготовили к столетию областного центра, но тогда не установили. Вероятно, не подыскали подходящего места. Памятник оказался в одном из подсобных помещений городского парка, где о нем на время забыли.
Вспомнить о бронзовом изваянии помогла другая дата – столетие А. Цапко.
Он родился в Одессе в 1884 году. После окончания почтово-телеграфных курсов в родном городе Александра направляют на Дальний Восток. Почти 10 лет проработал в Хабаровске. С 1916 года на Сахалине – заведовал радиостанцией в посту Александровском (ныне Александровск-Сахалинский). Становление А. Цапко как общественного деятеля началось после Февральской революции. Стремительно развивающиеся события подхватили его: Сахалин – Хабаровск – Москва – Петроград. В столице он оказался в центре важнейших политических событий.
«Принимал участие… в Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде… Годы борьбы, суровая школа революционной практики, влияние большевиков помогли… найти правильный путь в революции». Этот биографический штамп продолжает кочевать из одной публикации в другую. Согласно же документальным источникам, Александр Трофимович до конца жизни не состоял ни в одной партии, а Октябрьскую революцию принял без особого энтузиазма.
Став членом ВЦИК благодаря своей профсоюзной деятельности, А. Цапко не делает карьеры в Петрограде, а возвращается на остров к своей работе. В начале 1920 года он возглавляет бескровный антиколчаковский переворот. На Северном Сахалине создается революционный комитет. Пользующийся большим уважением у населения, А. Цапко избирается его председателем.
Находясь в оппозиции к антинародным режимам, Александр Трофимович не пострадал ни от большевиков, ни от колчаковцев. В апреле того же года в Александровске высадились японские оккупационные войска. На этот раз везение обошло Цапко стороной. Его арестовали и отправили на военный корабль. Оттуда он уже не вернулся…
Когда в Южно-Сахалинске все было готово к размещению бюста, о нем стало известно местному скульптору В. Чеботареву. Владимир Николаевич, увидев работу, усомнился в ее художественной ценности. У сахалинца возник собственный план. За несколько месяцев он создал альтернативный памятник, правда, пока в глине. Автор представил его градостроительному совету. Мнение специалистов было единодушным – утвердить для установки бюст местного скульптора. Выбор предложили сделать и простым сахалинцам, поместив снимки работ Р. Мурадяна и В. Чеботарева в прессе. Читатели поддержали земляка.
Работая над образом председателя ревкома, он вспомнил о подарке знакомого экскаваторщика. Цилиндрический гранитный столб, извлеченный из земли, оказался весьма кстати. Укоротив и подшлифовав его, Владимир Николаевич получил отличный постамент. Выполнив работу в камне, скульптор предложил варианты размещения памятника в центре либо с южной стороны сквера. Но проектировщики не отступили от заранее подготовленного решения. Изваяние с возведенной позади него декоративной стенкой установили у западной границы участка.
Бюст открыли в августе 1989 года. Во время короткого митинга председатель гор-исполкома под аплодисменты собравшихся объявил, что памятник – дар автора ост-ровной столице. Для В. Чеботарева эта работа стала первым скульптурным произведением, установленным в Южно-Сахалинске.
Во второй половине 90-х был подготовлен эскиз, предполагавший размещение в южной части сквера дополнительно пяти бюстов известных в области людей. Изваяния соединялись бы аллеей Памяти.
В 1998 году В. Чеботарев запечатлел в камне П. Леонова, возглавлявшего обком партии, и бывшего председателя облисполкома И. Куропатко. Новые работы установили на площадке у бюста А. Цапко, проигнорировав архитектурный план и мнение автора. Скученное расположение скульптур служило поводом для насмешек. К тому же к основному входу в сквер со стороны Коммунистического проспекта они были обращены тыльной стороной. Градостроительный совет не раз отмечал ошибочность такой компоновки.
Бюсты переместят на новое место через 5 лет, заменив заодно и непропорционально узкие постаменты. Поводом послужит установка нового памятника. Работу В. Чеботарева отольют на одном из предприятий Хабаровска в годовщину гибели в авиакатастрофе губернатора области И. Фархутдинова.
В свое время Игорь Павлович присутствовал на открытии бюстов П. Леонова и И. Куропатко. Теперь его скульптурное изображение заняло место в одном ряду с ними.
В компании увековеченных руководителей области мог оказаться и коренной сахалинец – бывший депутат Государственной Думы И. Ждакаев. В декабре 2006-го в годовщину его скоропостижной смерти областной парламент предложил установить все в том же сквере бюст Ивана Андреевича.
Недавно в Москве образ человека, пользовавшегося у земляков большим доверием и уважением, отлили в бронзе. Но работа В. Чеботарева хранится пока во дворе его мастерской.
С. ФЕДОРЧУК.
(Продолжение следует).