– Александр Вадимович, если смотреть на цифры, то экономика области демонстрирует последовательный рост. Но не кажется ли вам, что именно сейчас перед областью встал целый ряд системных проблем, и если их игнорировать, то не избежать серьезных потрясений и кризисов. Взять ту же энергетику…
– Я бы не сказал, что системных проблем множество. Но они действительно есть по ряду направлений. Есть серьезная кадровая проблема, причем на всех уровнях – и областном, и муниципальном, она касается и рядовых специалистов, и руководителей высшего звена. И, к сожалению, совсем не факт, что те решения, которые я сейчас принимаю в кадровой сфере, наиболее эффективны. Бывает ситуация, когда просто необходимо поменять человека, и не потому, что его сменщик лучше по своим деловым качествам, просто нужен новый взгляд на решение той или иной задачи.
Есть системные проблемы транспортной, коммунальной инфраструктуры. Мы очень четко осознаем, что ситуацию в энергетике можно назвать предкризисной. Физический износ котельного оборудования электростанций ОАО «Сахалинэнерго» составляет 43 проц., а генерирующего оборудования – до 80 проц. Если не предпринимать срочных мер, то всем может быть очень плохо.
Но у нас есть понимание, как решить проблему.
Возьмем Южно-Сахалинскую ТЭЦ-1. Ситуация с ней драматична не столько по техническим параметрам, сколько в связи с экологией и рядом других обстоятельств. В частности, в ближайшие два года будут полностью исчерпаны технические возможности использования карт действующих золоотвалов. Будет просто некуда девать шлак. Выход один – газификация.
Мне кажется, у прежнего руководства области не было четкого понимания проблемы, что же делать с этой станцией – переводить на газ или оставить ее угольной. Склонялись к последнему варианту, чтобы не ломать нашу угольную промышленность. На мой взгляд, это неправильно. Моя твердая позиция – станцию надо газифицировать. На сегодняшний день мы ведем эту, прямо скажем, непростую работу. И уже в 2011 году на ТЭЦ-1 должен заработать новый четвертый энергоблок, работающий на газе.
В рамках договора о сотрудничестве, заключенного между администрацией Сахалинской области и ОАО «Газпром», инвестиционной программой компании в 2008 году предусмотрено 20 млн. рублей на выполнение проектно-изыскательских работ по строительству газопровода – отвода от магистрального газопровода проекта «Сахалин-2». По сообщению генерального проектировщика ОАО «Газпром промгаз», работу по проекту планируется закончить во втором квартале 2009 года. Уже подписан протокол с ООО «Газпром трансгаз Томск», который будет вести эксплуатацию и техническое обслуживание трубопроводной системы проекта «Сахалин-2» на отбор газа для газификации станции. Мы закладываем в поправки бюджета 2008 года 400 млн. рублей на изготовление энергоблока – это 30-процентная предоплата.
И дальше после 2011 года ежегодно будем переводить на газ остальные имеющиеся энергоблоки. В 2014 году ТЭЦ-1 должна быть полностью газифицирована.
– А будет ли это выгодно, ведь, как известно, цены на газ растут?
– Мы понимаем, что идет либерализация этого рынка. Правительство продекларировало такое намерение. Но определяющих решений по этому поводу еще не принято, поэтому, возможно, нынешние заявления будут пересмотрены. Кроме того, мы рассматриваем вопрос об использовании российской доли шельфового газа. В ней есть и наша, сахалинская, составляющая, мы ее оцениваем примерно в миллиард кубометров. Если у нас будет свой газ, мы сами сможем рассматривать вопрос цены.
Но если нам даже не удастся этого сделать и мы попадем под либерализацию, газификация все равно будет выгодна с учетом других факторов – того же здоровья населения, например.
Другой сложный момент – Сахалинская ГРЭС. Ее оборудование действительно в тяжелом состоянии. Со следующего года мы начинаем проектирование Сахалинской ГРЭС-2. Это будет угольная электростанция. В принятой областной энергетической концепции место ей определено в Углегорском районе на базе Солнцевского месторождения. Таким образом, у нас будут три газовые электростанции (с учетом Охинской ТЭЦ, где идет модернизация, и Ногликской ГТЭС) и одна угольная. И это хорошо, это значит, что наша энергетика будет диверсифицирована по видам топлива.
Кроме того, в бюджете закладываем деньги, пока небольшие – 46 млн. рублей, на проектирование реконструкции сетей и сетевого хозяйства, для того чтобы было понятно, где и что надо срочно менять.
– Модернизация энергетики в принципе требует огромных денег, а где их взять?
– На 4-й энергоблок ТЭЦ-1, сети, газификацию теплоэлектроцентрали и строительство Сахалинской ГРЭС-2, по предварительным подсчетам, предполагается направить 36,7 млрд. рублей. Федерация в рамках целевой программы развития Дальнего Востока дает 22 млрд. рублей. Остальные деньги надо найти. Мы занимаемся этим вопросом – ведем переговоры и с Роснефтью, и с Русалом, который в качестве составной части своего алюминиевого завода может построить на том же Солнцевском месторождении мощную электростанцию.
Кстати, насчет этого завода. Не буду говорить, что вопрос решен или что есть серьезное продвижение вперед. Но предметные консультации по данному проекту продолжаются.
Соответствующие переговоры ведем и с Газпромом. Газпром приходит на Сахалин надолго. Со следующего года начинается проектирование и строительство офисного здания, а также газпромовского городка – это решение уже принято. Газпром будет заниматься эксплуатацией трубопроводов, причем хотел бы стать монопольным эксплуатантом всего газового хозяйства острова. Поэтому и приглашаем его стать одним из основных инвесторов модернизации энергетики.
Но, конечно, в поиске инвесторов должны быть прежде всего заинтересованы Сахалинэнерго и РАО «Восток России». Мы выступаем резко против идеи заложить инвестиции в тариф, у нас и без того высокие тарифы. Поэтому дополнительные деньги надо либо получить от правительства, либо найти стратегического инвестора, либо обратиться еще и в бюджет Сахалинской области.
Мы готовы инвестировать энергетику и уже вкладываем в нее деньги. Но тут надо определиться с собственностью. Мы не будем просто так дарить бюджетные деньги за красивые глаза. Мы должны либо восстановить расходы бюджета деньгами, либо стать совладельцами энергосистемы. Это очень важный вопрос. Но пока Сахалинэнерго в его решении ведет себя непоследовательно, миноритарные акционеры постоянно блокируют вопрос о дополнительной эмиссии акций. Эту проблему энергетикам надо срочно решать.
 – Газификация ставит и другую серьезнейшую проблему. Куда девать высвободившийся уголь? Кроме того, в сложное положение попадает железная дорога, у которой твердое топливо занимает более половины грузооборота. Как говорит начальник СахЖД С. Тишкин, при переводе ТЭЦ-1 на газ ему придется сократить 800 человек – пятую часть коллектива. А кроме того, без работы остаются водители большегрузных машин и так далее…
 – Очень серьезная проблема. Когда Владимир Владимирович Путин говорил о том, что газификацию Сахалина нельзя проводить за счет других отраслей, он говорил совершенно правильные вещи. Железная дорога – одно из крупнейших наших предприятий, и терять ее нельзя.
 Какой выход? Надо признать как аксиому, что газификация ТЭЦ-1 будет. Иных вариантов нет. И вот исходя из этого искать решение.
 Как известно, в стратегию развития российских железных дорог до 2030 года входит проект строительства железнодорожного перехода Сахалин – материк. Он состоит из трех частей – строительства непосредственно перехода и подходов к нему, «перешивки» Сахалинской железной дороги и строительства железной дороги Ильинск – Углегорск, по которой уголь будут вывозить в наши южные порты и отправлять на экспорт. О самом «мосте» говорить еще совершенно рано, а вот «перешивка» уже идет. Так вот, мы предлагаем ее остановить и бросить все деньги на строительство ветки на Углегорск. У железной дороги до момента перевода ТЭЦ-1 на газ остается 4 – 5 лет. Предварительная стоимость проекта – 14 млрд. рублей. РЖД на «перешивку» ежегодно выделяет до 4 млрд. рублей. Этих денег хватит. В случае необходимости мы поможем, поскольку область крайне заинтересована в этой железной дороге, которая даст работу и железнодорожникам, и угольщикам. Я подготовил такое письмо главе ОАО «РЖД» Владимиру Ивановичу Якунину и намерен с ним встретиться для обсуждения данного вопроса. Он человек умный и, думаю, поймет, что если не сосредоточиться сейчас на углегорском направлении, то и «перешивка» уже будет ни к чему, поскольку трудно сказать, что останется от СахЖД.
– Один из главных вопросов, который волнует людей, как и всегда, жилищный. Но прежде всего о том, что мы живем в сейсмоопасной зоне, а наши дома стареют и ветшают. Что сделано и что планируется сделать  по линии сейсмоусиления зданий?
– Сделано, увы, немного. В соответствии с федеральной целевой программой «Сейсмобезопасность территории России», которая, кстати, уже завершила свое действие, за счет средств федерального и регионального бюджетов осуществлено сейсмоусиление школ
№ 13 и № 10 в Южно-Сахалинске, центральной районной больницы и школы № 7 в Охе.
Сейчас правительством утверждена концепция новой федеральной целевой программы «Повышение устойчивости жилых домов, основных объектов и систем жизнеобеспечения в сейсмических районах Российской Федерации на 2009 – 2013 годы». Мы представили в минрегион предложения по перечню объектов и объемам их финансирования. Кроме того, утвердили собственную концепцию областной целевой программы «Повышение сейсмоустойчивости основных объектов и систем жизнеобеспечения в Сахалинской области на 2009 – 2017 годы», и теперь идет разработка самой программы. Безусловно, в нее войдут и жилые дома.
– А что со строительством нового жилья? Реально ли сбить нынешние высокие цены на него?
– Действительно, в Южно-Сахалинске цены на первичном и вторичном рынке недвижимости в последние годы резко возросли. Спрос на жилье превышает его предложение. Кроме того, в цену строительства включаются цена земельного участка, определяемая в результате аукциона, дороговизна рабочей силы (в I квартале 2008 года оплата труда рабочих-строителей составила по Москве 16,7 тысячи рублей, по Южно-Сахалинску 35 тысяч рублей), транспортные расходы на завоз огромной номенклатуры стройматериалов…
Выход простой: надо строить больше и строить дешевле.
В июле этого года мы внесли поправки в областную целевую программу «Развитие массового жилищного строительства в Сахалинской области на 2006 – 2010 годы и на период до 2015 года». Наиболее существенные касаются дополнительного субсидирования муниципальных образований на обеспечение земельных участков инженерной и транспортной инфраструктурой, подготовку документов территориального планирования и документации по планировке территорий, а также на строительство муниципального жилья за счет средств местных и областного бюджетов. То есть начинаем строить социальное жилье. В первую очередь, конечно, для бюджетников. Есть статистика: потребность в жилье для заполнения вакансий в учреждениях здравоохранения составляет 752 квартиры, в учреждениях образования – 327 квартир, в учреждениях культуры – 163 квартиры, в учреждениях социального обслуживания – 16 квартир, в учреждениях занятости населения – 4 квартиры. Кроме этого существует потребность в обеспечении жильем и улучшении жилищных условий не менее чем у 231 работающего специалиста – всех их необходимо закрепить для работы в бюджетных учреждениях социальной сферы.
 Будут продолжены прежние жилищные программы, в том числе обеспечения жильем молодых семей, появятся новые. Деньги, поверьте, будут выделены немалые. Тут моя позиция совершенно четкая: иметь крышу над головой – это одна из основных жизненных потребностей человека. А задача власти – помочь ему.
 – То, что наши строители умеют строить жилье, показал Невельск. Но у этого города сейчас другая проблема – как быть с перспективами, где работать. В первую очередь интересует, конечно, судьба невельского рыбного порта.
– Проблема занятости невельчан, мне думается, несколько преувеличена. На момент землетрясения в районе стоял на учете 171 безработный. Сейчас – 112 человек. Работа в Невельске есть. Сейчас идет строительство объектов социальной инфраструктуры. Стройка эта одним годом не закончится. Да и не только эта. Район хороший, район благодатный для жизни, и недаром большинство невельчан остались в городе, недаром там активно развернулось индивидуальное строительство.
Что касается порта, то тут главная проблема в собственности. Акватория и причальная стенка в федеральной собственности, а земля и имущество у обанкроченных предприятий. Сейчас оно выставляется на аукцион – подождем результатов. Что же касается федеральной части, то она вошла в соответствующую федеральную программу, и уже со следующего года планируется выделить около одного миллиарда рублей на начало работ по приведению в порядок акватории, дноуглублению и т. д.
– Невельск – это случай исключительный, на него обращено все внимание. А что делать с другими нашими городами и селами? Несколько лет назад вроде бы начиналась разработка программы по неперспективным населенным пунктам, которых уже тогда насчитывалось более 60…
– Надо относиться как к реальности к тому факту, что в нашей области, как, впрочем, и в России, есть населенные пункты, которые не имеют перспектив. Создавались они как ресурсные поселения – у скважины, у шахты. Закончилась нефть, закончился уголь – нет работы, нет ничего остального.
Нам надо не заниматься популизмом, а приехать и честно сказать людям – дорогие мои, ваш поселок неперспективен, будущего у него нет. И предложить им варианты выезда. Но категорически нельзя бросать людей на произвол судьбы, мол, выбирайтесь сами.
Самое главное, найти схему, как им помочь. Варианты могут быть разные – например, беспроцентная бюджетная ссуда с рассрочкой лет на двадцать.
– Но это касается небольших поселений, которые надо действительно закрывать. А как быть с крупными? Там ведь тоже неурядица за неурядицей, люди выходят на акции протеста…
– Действительно, есть, например, Александровск-Сахалинский, который по основным показателям развития занимает одно из последних мест среди муниципальных образований области. Сегодня он неперспективный, а завтра? По каждому такому городу и району надо принимать отдельное решение. В частности, в текущем году был принят план мероприятий по сохранению историко-культурного наследия и развитию инфраструктуры Александровск-Сахалинского района на 2008 – 2011 годы. Причем под давлением области – этим летом в район была направлена группа из представителей органов исполнительной власти области для оценки текущего положения дел и определения основных направлений стабилизации социально-экономического положения.
– Поскольку разговор зашел об Александровске-Сахалинском, можно поднять еще одну важную проблему. Выделены большие деньги на программу развития. А их просто не могут освоить… Как быть?
– Деньги на самом деле выделяем приличные. В следующем году по всем источникам и направлениям будет миллионов пятьсот. Но вот дали в этом году городу дополнительно на благоустройство 20 млн. рублей. Я говорю мэру – сосредоточься на чем-то одном. У тебя не город, а помойка. Снеси брошенные дома, расчисть территории, убери поваленные заборы. Объяви один, два лота, и к тебе на такие деньги придет серьезный, работоспособный подрядчик. Но что делается? 20 миллионов разбиваются на несколько лотов – от 300 тысяч рублей и чуть выше. Там скверик на месте снесенного дома, там кусочек тротуара… Конечно, хочется угодить друзьям, кумовьям и так далее, но никакой серьезный подрядчик за 300 тысячами в район не придет, и дело сделано не будет…
Самое неприятное состоит в том, что мэры боятся брать деньги. Это ведь какая ответственность и работы-то сколько! Приходилось давить на некоторых мэров, чтобы они взяли деньги и начали строить социальное жилье! А зачем мне это нужно, а где я возьму специалистов? Да где хочешь, там и бери, ты мэр и жилье для людей строить попросту обязан. Как я уже говорил, кадровая проблема – это действительно большая проблема…
– Увы, упомянутая вами позиция районных руководителей не такая уж и редкость. Не потому ли в ряде муниципалитетов избиратели все настойчивее требуют прямого губернаторского правления. Это возможно?
– Нет. Мы изучали этот вопрос. Чтобы отрешить мэра от власти, нужна большая и сложная судебная процедура. Думаю, что проблема должна решаться иначе. У мэра должно быть самоуважение. Видишь, что не тянешь, – напиши заявление об отставке, это будет честно.
– В последние годы в области заметно выросла средняя заработная плата. Однако вырос и разрыв между бедными и богатыми. Эта разница в нашей области выше среднероссийского уровня. Видите ли вы в этом определенную проблему? Какие меры социальной поддержки малообеспеченных островитян планируется реализовать в ближайшие годы?
– У меня несколько другие данные: доходы самой бедной 10-процентной группы населения были в 15,5 раза меньше, чем доходы 10 процентов самых обеспеченных граждан. По России степень поляризации доходов в истекшем году была больше – 16,8 раза. Но это ситуации не меняет, проблема действительно есть. Я крайне негативно отношусь к высокому неравенству, которое порождает социальный протест либо социальную деградацию.
Что мы предпринимаем для снижения асимметрии уровня жизни? Стараемся обеспечить постоянный экономический рост и рост ВРП в расчете на душу населения. Развиваем систему регулирования заработной платы на основе коллективных договоров и тарифных соглашений в системе социального партнерства и добиваемся устранения на этой основе высокой дифференциации в уровнях оплаты труда. На адресную социальную поддержку малоимущих семей областной целевой программой «Социальная поддержка малоимущих граждан в Сахалинской области на 2008 – 2010 гг.» планируется потратить более 653 млн. рублей. На реализацию мероприятий программы в нынешнем году областным бюджетом предусмотрено 206,9 млн. рублей – на 87,7 млн. больше, чем в 2007-м.
Это направление для нас очень важно. Если вспомнить, то первая такая программа в 1992 году предусматривала только два вида помощи – на горячее питание и дотации на хлеб. На сегодняшний день предусмотрено уже 12 видов соцподдержки.
Это касается и многодетных семей, и малообеспеченных пенсионеров, и некоторых других категорий граждан.
Есть идея и большое желание создать специальный фонд помощи нашим землякам, попавшим в трудные жизненные ситуации. Появятся в бюджете новые доходы – появятся новые возможности расширить меры социальной поддержки.
– Пошел второй год вашего пребывания в должности губернатора. Ваши ощущения, впечатления, планы?
– Никаких восторгов я не испытываю. Очень напрягает публичность – люблю больше заниматься конкретным делом, чем работать на публику. Очень много времени занимают перелеты. Меня часто критикуют, что я 50 процентов рабочего времени провожу в Москве. Но, увы, только там можно принять серьезные решения. Но сколько времени и сил теряешь на перелеты и привыкание к другому времени! Плюс за этот год – три выборные кампании, на них тоже пришлось отвлекаться. Поэтому о достижениях пока, наверное, говорить рано. Впрочем, жилье для невельчан мы построили – а ведь не все верили, что это возможно.
А планы? Да, собственно, мы о них и говорили. Работы впереди много. За это время мы приняли стратегию развития Сахалинской области до 2020 года и в ее рамках разработали и разрабатываем ряд отраслевых программ по развитию лесопромышленного комплекса, лесной промышленности, аграрного сектора, дорожного хозяйства, малого бизнеса и т. д. Причем все они с конкретными инвестиционными проектами, с реальным финансированием. Вот их реализацией займемся.
– Спасибо за беседу.
 В. Горбунов.