То, что Сахалин и стихия – понятия нераздельные, общеизвестно. Как и то, что состояние готовности к разного рода катаклизмам у нас должно быть гораздо более высокое, чем в той же, например, центральной России. И в первую очередь это касается структур власти и управления, чьей прямой конституционной обязанностью является обеспечение на вверенных территориях «достойной жизни и свободного развития человека». К сожалению, прошумевший по северам циклон в очередной раз показал, что далеко не все у нас в порядке с этой готовностью.
Свет в Александровске-Сахалинском погас в 10 вечера 7 ноября, а зажегся в 7 часов утра 17 ноября. Таким образом, на девять с половиной суток район был исключен из нормальной жизни.
Что такое в наше время остаться без электроэнергии, когда на ней завязано все? Город жил в темноте и холоде (теплоцентраль работала в режиме сохранения системы), без связи, с неизбежным ажиотажем вокруг бытовых энергоносителей, нервными срывами по поводу безысходности и неизвестности.
Наверное, к энергетикам претензий нет, масштаб разрушений линий электропередачи был очень значительным, люди делали и сделали свое дело. А вот к другим структурам…
Так, к дефициту энергии добавился еще и дефицит столь необходимых замерзающим жителям денег – местное отделение Сбербанка перестало выдавать вклады. Объяснение простое – все завязано на компьютерах, которые без электроэнергии не работают. В конце концов дизель-генератор для банка был найден. Но он отправился в район 14 ноября, спустя неделю после «конца света»! Такая вот оперативность. И это не единичный случай. И не случайно у горожан возникли вопросы: а где же наше министерство по чрезвычайным ситуациям, которое чуть что шлет за границу самолеты с гуманитарной помощью, полевыми кухнями, психологами, помогающими справиться со стрессами? Или оно предпочитает работать исключительно на заграницу? Или на городе Александровске-Сахалинском просто поставили крест? Или ситуация в наших северных населенных пунктах была все-таки не столь уж чрезвычайной, а достаточно штатной? Но тогда стоит ли удивляться, что люди продолжают уезжать с островов?
Резонные, кстати, вопросы. И таких можно задать немало. Даже не ссылаясь на стихию. Например, почему основной объем коммунальных и ремонтных работ приходится под зиму? Например, всю неделю из-за этого лихорадило с водоснабжением 11-й микрорайон областного центра – дело, конечно, не смертельное, но все равно очень неприятное. Ответ в общем-то элементарен – к зиме все включается на полную мощность и начинает рваться там, где тонко. А тонких мест у нас достаточно. И, увы, за то время, когда мировая экономическая конъюнктура была для нас благоприятной, расшить их не удалось.
А сейчас на мир надвигается кризис. Вплотную нас он еще не затронул. Но все впереди. Например, руководство холдинга «Русал» приняло решение законсервировать работу семи своих предприятий по всей стране. А это значит, что про все планы о строительстве в Углегорске алюминиевого завода (пусть они и были фантастическими, ну а вдруг выгорело бы), а стало быть, и о строительстве новой электростанции взамен обветшавшей ГРЭС можно забыть. И сколько еще таких инвестиционных проектов, обещавших нам рабочие места и налоги, будет отменено. И опять работа исключительно в аварийном режиме?
В. Горбунов.