Межрегиональный акционерный банк экономического сотрудничества «Сахалин-Вест» рухнул в августе 2008 года. Когда его экономическое состояние достигло критической черты, центробанк отозвал у «Сахалин-Веста» лицензию. Функции конкурсного управляющего были возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов», представителем которой в «Сахалин-Весте» стал Алексей Арюков.
Слезы, и только
«Сахалин-Вест» начал работу в 1991 году и все годы считался надежным кредитным учреждением, поскольку изначально его главным акционером являлась администрация области. В связи с этим практически все муниципальные образования обслуживались в этом банке, да и выплата зарплаты бюджетникам шла через пластиковые карты «Сахалин-Веста».
 На момент банкротства в реестре вкладчиков банка числилось 59 тыс. человек.
Сумма страховых выплат физическим лицам предполагалась в пределах 2 млрд. рублей. Ожидалось, что за этими выплатами может обратиться от 20 тыс. до 25 тыс. человек.
 Помнится, тогда зам. гендиректора госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» А. Мельников оценил этот страховой случай как один из самых крупных в практике АСВ за три предшествующих года. И, как обычно в таком случае, пообещал вкладчикам по возможности максимально погасить долги банкрота.
Сколько человеческих трагедий потянуло за собой это банкротство. Многие из тех, кто нес свои деньги в банк, были людьми со скромным достатком, годами копили деньги на черный день. И вот в одночасье одни остались без квартиры, на которую собрали деньги, другие – без возможности оплатить дорого-стоящее лечение…
В числе пострадавших вкладчиков оказалась и пенсионерка из Углегорска В. Крупевская. Несколько лет назад погибла ее дочь, сиротой осталась семилетняя внучка. Перечисляемые государством на ее содержание деньги дедушка с бабушкой не тратили, а копили для подрастающей девочки. Сумму собрали солидную – 1 млн. 900 тыс. В январе 2008 года решили положить деньги на счет в «Сахалин-Весте».
Через несколько месяцев банк рухнул. Крупевской вернули лишь малую часть вклада. 1 млн. 454 тыс. 631 рубль «сиротских» денег «зависли».
– Вначале мне перечислили 400 тыс. рублей, затем 60 тыс., в третий раз 40 тыс., – рассказывает Крупевская. – Очередную часть выплаты агентство по страхованию вкладов обещало сделать в январе. Но заканчивается февраль, а денег нет. И куда я только не обращалась и не писала – никто ничего не может прояснить.
Юридическим лицам, а на момент банкротства «Сахалин-Веста» здесь обслуживалось свыше 2000 предприятий и организаций, видимо, вообще ничего не светит. У южно-сахалинского ООО «ОА «Кольчуга» на счете было свыше 6 млн. рублей. Гендиректор фирмы С. Бондарев возмущенно вспоминает, в какую сложную финансовую ситуацию загнал банк предприятие в 2008 году и как им тяжело пришлось из нее выпутываться.
Когда выяснилось, что банк не перечислил по платежному поручению 3 млн. рублей субподрядчику, фирма была вынуждена вновь изыскивать средства, чтобы рассчитаться по своим обязательствам. Тогда «Кольчуге» пришлось отказаться от других производственных планов и урезать расходы на приобретение оборудования. А впоследствии еще судиться с налоговым ведомством.
 Оказалось, что платежные поручения по перечислению налогов тоже были заблокированы банком. Налоговая служба входить в положение не стала, определила ситуацию как просрочку платежа, настаивала на оплате пени.
С подобными проблемами столкнулись и другие предприятия, работавшие через «Сахалин-Вест». Некоторые фирмы не смогли оправиться от финансовой подножки банка до сих пор. Ряд частных предпринимателей был вынужден свернуть свой бизнес.
Разорительные услуги
На момент банкротства «Сахалин-Вест» имел имущества примерно на 500 млн. рублей. Был вексельный портфель в размере 1 млрд. рублей и кредитный портфель примерно на 2,4 млрд. рублей. Эти цифры были озвучены заместителем генерального директора АСВ А. Мельниковым.
Основные средства, которые можно было бы продать, имели и многие должники банка. Все это давало почву для оптимистических прогнозов по возврату вкладчикам их средств.
Но чем дальше шли дела по работе с этим имуществом, тем меньше оставалось повода для оптимизма.
По информации представителя конкурсного управляющего «Сахалин-Веста» А. Арюкова, за два года общая сумма поступлений от реализации имущества банка в ходе торгов составила 51 млн. рублей. Всего 19 объектов недвижимости на общую сумму 45 млн. 8 тыс. рублей было продано на открытом аукционе в 2009 году. По результатам проведения первых торгов было заключено только 20 договоров купли-продажи. Часть активов, выставленных на торги, осталась невостребованной.
Повторные торги прошли весной 2010 года. От продажи трех объектов недвижимости и одного транспортного средства было выручено 5 млн. 2 тыс. рублей.
Достижения весьма скромные. К примеру, судно «Морской бриз» в конце 2009 года было продано за 1 млн. 600 тыс. рублей, джип «Тойота- Лэнд-Крузер» – за 410 тыс. рублей, ноутбук «Тошиба» – за 4907 рублей, телевизор «Сони» – за 1 577 рублей, комплект мебели для руководителя – за 2449 рублей.
За последний год имущество в конкурсную массу банка не поступало, торгов не проводилось. Представитель конкурсного управляющего объясняет это тем, что не было соответствующего решения комитета кредиторов банка. Хотя его предложения о порядке и сроках реализации имущества неоднократно выносились на комитет кредиторов.
Теперь придется проводить новую оценку рыночной стоимости имущества, а это дополнительные расходы и опять же затягивание процедуры конкурсного производства.
Скромность достижений по продаже имущества и в связи с этим призрачность перспективы возврата зависших на банковских счетах средств подвигла вкладчиков начать свое собственное расследование. Они задались вопросом: как распоряжается деньгами теперь уже конкурсный управляющий «Сахалин-Веста» в лице агентства по страхованию вкладов, насколько эффективно он занимается сбором конкурсной массы?
И вот что выяснилось. Просто гигантские суммы тратятся на оплату юридических услуг. Агентство по страхованию вкладов привлекло для этой работы московское ЗАО «Инновационная компания «Бизнес-лоция», это при том, что в банке были штатные юристы.
Вначале ежемесячная стоимость услуг «Бизнес-лоции» включала абонентскую плату – 800 тыс. рублей и вознаграждение за возврат задолженности от 10 до 30 проц. от взысканной суммы. То есть даже при нулевом результате деятельности этой структуры конкурсный управляющий был обязан ежемесячно перечислять ей абонентскую плату, а за каждый возвращенный от должника рубль «отстегивать» дополнительный процент.
 Потом сумма фиксированного вознаграждения за юридические услуги возросла вдвое – до 1 млн. 600 тыс. рублей в месяц. До 40 проц. вырос и максимальный процент вознаграждения от сумм, полученных из процедуры банкротства должников банка и от взыскания вексельной задолженности.
 В 2009 году только за один месяц – ноябрь – «Бизнес-лоции» было выплачено свыше 12 млн. 662 тыс. рублей. За три месяца 2010 года фирме было перечислено10 млн. 106 тыс. рублей, из которых 5 млн. 306 тыс. составляло дополнительное вознаграждение.
По отчетам конкурсного управляющего, только за 2009 год абонентское обслуживание московской «Бизнес-лоции» обошлось «Сахалин-Весту» в 17 млн. 600 тыс. рублей. И порядка 58 млн. 275 тыс. рублей еще выплачено в качестве бонуса. Общая сумма может вызвать инфаркт у пенсионера, чьи 120 тыс. рублей безнадежно зависли в обанкротившемся банке.
Южносахалинка Т. Данилова и ООО «Охранное агентство «Кольчуга», деньги которых тоже «зависли» на счету обанкротившегося «Сахалин-Веста», обратились в арбитражный суд с жалобой на действия конкурсного управляющего. Конкурсные кредиторы, статус вкладчиков теперь таков, попросили суд обязать агентство по страхованию вкладов «устранить допущенные нарушения закона, расторгнуть необоснованно заключенные договоры, а также вернуть неосновательно выплаченные средства в конкурсную массу». И отстранить генерального представителя конкурсного управляющего банка А. Арюкова от исполнения своих обязанностей.
По утверждению пострадавших вкладчиков, счета юридической конторы «Бизнес-лоция» в несколько раз превышали рыночные расценки на оказание юридических услуг в Сахалинской области. Сами же московские юристы в практической работе по возврату долгов замечены не были. «Бизнес-лоция» выполняла скорее посреднические услуги, привлекая к конкретной работе субподрядчиков.
Расходы московской компании на оплату их работы были более чем скромными. В частности, сахалинскому ООО «Правовое поле» выплачивалось фиксированное вознаграждение, независимо от суммы возвращенных долгов. Вначале 80 тыс. рублей в месяц, потом 250 тыс. Какие-то работы по взысканию долгов «Бизнес-лоция» поручала еще ряду юридических фирм и частнопрактикующим сахалинским юристам, иногда даже дублирующим друг друга. Но опять же на оплату их услуг шли далеко не миллионы. Миллионные суммы оседали на счетах столичной юридической компании, по сути посредницы в процессе возврата долгов «Сахалин-Весту».
Кстати, в жалобе в арбитражный суд утверждение о том, что через эту московскую фирму отмываются деньги, заявители подкрепили любопытной информацией. Компанией «Бизнес-лоция» был заключен договор субподряда с ООО «Содействие развитию малого бизнеса «Центр предпринимательства», которое тоже находится в Москве. По данным за¬явителей, сотрудники этой конторы никаких юридических услуг «Сахалин-Весту» не оказывали, но солидное вознаграждение получали исправно.
В судебном иске конкурсные кредиторы указали еще один факт, требующий расследования. Можно сказать, прямо из-под носа конкурсного управляющего увели 403 дорогостоящих компьютера, принадлежащих «Сахалин-Весту». Помощница конкурсного управляющего, пока шеф был в отъезде, сдала в аренду ООО «Центр радиоэлектронных систем» крупную партию оргтехники, стоимость которой, по скромным подсчетам, превышает 4 млн. рублей, и офисную мебель.
Что странно, фирма была организована буквально за несколько месяцев до заключения договора. Возможно, что даже как раз под этот договор. И уже спустя четыре месяца, накопив долги по арендной плате, руководитель «Центра радиоэлектронных систем» вместе с арендованными компьютерами исчез в неизвестном направлении. Теперь его розыском вместе с пропавшим имуществом занимаются судебные приставы.
При разбирательстве сомнительной сделки выяснилось, что, оформляя документы аренды компьютеров, сотрудница не согласовала сделку с комитетом кредиторов, хотя все операции в рамках конкурсного производства банка должны проходить через него.
Как могло так случиться, что дорогостоящее имущество ушло коммерческой структуре в нарушение установленных правил, а потом исчезло вообще – ответа на этот вопрос пока нет.
 Спустя полгода после подачи заявления в службу судебных приставов о розыске руководителя фирмы-должника представитель конкурсного управляющего А. Арюков обратился в УВД по г. Южно-Сахалинску о привлечении к уголовной ответственности генерального директора «Центра радиоэлектронных систем». Через семь месяцев (видимо, изучения материала?) оперуполномоченным ОБЭП УВД по г. Южно-Сахалинску было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Которое впоследствии, в декабре 2010 года, было отменено заместителем прокурора г. Южно-Сахалинска.
ГРОМКОЕ ДЕЛО
В августе прошлого года следственным управлением при областном УВД было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 195, 149, 196 УК РФ по факту преднамеренного банкротства. Населению объявили, что в ходе предварительного следствия было установлено: в результате банкротства «Сахалин-Веста» его кредиторам был причинен материальный ущерб. Правоохранительные органы призвали вкладчиков, которым в ходе конкурсного производства ущерб возмещен не был, обратиться в УВД.
Пострадавшие вкладчики, а их по спискам насчитывается 7204 человека, потянулись подтверждать свои права на деньги, зависшие на счетах обанкротившегося учреждения.
Из материалов уголовного дела № 9914457.
При проведении проверки по выявлению сомнительных сделок в «Сахалин-Весте» установлена взаимосвязанная схема финансовых потоков между отдельными предприятиями. Фирмы являлись застройщиками, реализующими крупные строительные проекты (сметной стоимостью ориентировочно 30 млн. рублей и выше), лизинговыми фирмами, сдающими недвижимость в аренду, либо промежуточными звеньями в финансовых потоках.
Главной целью данной схемы являлось финансирование банком строительной деятельности застройщиков в г. Южно-Сахалинске, п. Ноглики и других населенных пунктах области. С помощью схем финансировалась деятельность отдельных фирм. Финансирование происходило посредством выдачи кредитов напрямую застройщикам, а также учета векселей вышеперечисленных лиц. Поскольку капитал банка не позволял финансировать проекты дороже 160 – 170 млн. рублей, финансовые потоки из банка первоначально распределялись среди названных участников схемы, а затем посредством передачи между ними векселей, предоставлением займов друг другу аккумулировались у конечных участников, реализующих строительный проект.
Финансирование банком в 2005 – 2008 гг. строительно-инвестиционной деятельности посредством выдачи кредитов технологическим компаниям и учета векселей привело к выводу из банка активов в размере 999,4 млн. рублей.
По результатам проводимого обследования временной администрацией констатировано совершение банком сделок с активами, существенно снижающими стоимость имущества (активов), в том числе за счет «дробления» сделок, и создание непрозрачных схем «двойного» движения средств.
Также обнаружено, что в период наличия в банке картотеки платежей осуществлялись операции, имеющие признаки предпочтительного удовлетворения требований отдельной группы кредиторов и ненадлежащего погашения кредитов, в том числе межбанковских.
На сегодняшний день процесс сбора заявлений от пострадавших вкладчиков «Сахалин-Веста» еще не закончен. Идет следствие по факту преднамеренного банкротства.
На сайте агентства по страхованию вкладов размещена информация о привлечении к гражданско-правовой и уголовной ответственности должностных лиц кредитных организаций, признанных несостоятельными (банкротами). В списке – фамилии председателей правлений банков, президентов и управляющих отделений, которые возмещают ущербы, и тех должностных лиц, кто привлечен в качестве обвиняемых по уголовным делам. «Сахалин-Веста» и его руководителей в этом перечне нет.
О подробностях уголовного дела № 9914457 сахалинское следствие не распространяется. Известно лишь, что тома собранных банковских документов отправлены в Москву для проведения экспертизы.
По логике вещей, за банкротство банка должны понести ответственность его руководители. Но к какому заключению после изучения банковских документов придут московские эксперты, увидят ли они в кредитных договорах и схемах банковских проводок преступный умысел топ-менеджеров «Сахалин-Веста», сегодня не скажет никто.
Тем временем некоторые потенциальные фигуранты уже покинули Сахалин. Экс-председатель правления «Сахалин-Веста» А. Мохов место жительства не поменял, продолжает борьбу за выплату ему банком свыше 3 млн. рублей – денежной компенсации за неиспользованный отпуск и за задержку выплаты отпускных.
Как уже сообщалось, в 2009 году Южно-Сахалинский суд вынес решение частично удовлетворить поданный им иск – взыскать с банка в пользу бывшего руководителя еще 2 260 293 рубля. (В ноябре 2008 года банкир получил 1 131 096 рублей «отпускной» компенсации и заработной платы за октябрь). Судебной коллегией по гражданским делам областного суда решение несколько раз отменялось, и дело направлялось на новое рассмотрение.
ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
Автор этих строк позвонила в Москву заместителю гендиректора агентства по страхованию вкладов А. Мельникову для того, чтобы уточнить, какие перспективы у вкладчиков «Сахалин-Весту» по возврату своих денег и как руководство корпорации оценивает деятельность комитета кредиторов банка.
Тот сказал, что конкретики по сахалинскому банку у него нет, поскольку по распределению обязанностей среди заместителей гендиректора он отвечает за первый этап проведения процедуры банкротства – организационный. А сейчас агентство проводит ликвидационную работу более чем в 100 банках в разных регионах страны. Но необходимую информацию можно получить через центр общественных связей агентства.
Руководитель центра А. Заградский предложил редакции прислать запрос, на который ответит руководство АСВ.
Кстати, недавно на сайте корпорации появилось интервью первого заместителя гендиректора В. Мирошникова. В нем он отвечает на вопросы, которые будут небезынтересны и пострадавшим вкладчикам «Сахалин-Веста».
– Почему так долго идут процессы банкротства банков?
– Проверка обстоятельств банкротства – огромный труд. Когда человек украл пальто, это доказать легко, а вот экономические преступления крайне запутаны. Два года назад мы пытались привлечь к расследованию подобных преступлений и свести, как лебедь, рака и щуку, юристов и экономистов. Но практика показала, что сторонним экспертам сложно договориться, и нам пришлось создавать собственное юридическо-экономическое подразделение, которое занимается банкротствами. В нем работают специалисты, которые как детективы поднимают и тщательно изучают всю историю работы банка за несколько последних лет.
– С какими сложностями вы сталкиваетесь, исполняя функции ликвидатора в тех региональных банках, у которых есть клиентская база и активы?
– Со всеми региональными банками работать немного сложнее, чем с московскими. Связано это в первую очередь с тем, что в регионах отсутствует практика банкротства кредитных организаций, а эта процедура отличается от банкротства других категорий должников. Также отсутствует практика рассмотрения судами исков, связанных с оспариванием сомнительных сделок, и исков по привлечению к ответственности лиц, виновных в доведении банка до банкротства. Например, иск по привлечению менеджмента ООО «КБ «Ярбанк» к субсидиарной ответственности рассматривался более трех лет. В некоторых регионах наблюдается большая загруженность судов, что тормозит рассмотрение наших заявлений.
Еще одна проблема – в регионах оказалось сложнее реализовывать недвижимость. Последствия кризиса, выразившиеся в снижении покупательского спроса, мы почувствовали сразу. Результат – страдают кредиторы.
Определенную сложность представляет и присутствующая при банкротстве банков уголовная составляющая.
На мой взгляд, самой большой проблемой у большинства российских банков, попавших в кризис, в сложную ситуацию, была фальсификация отчетности. Мы предупреждали об этом заранее, били в колокола. Подумайте сами, фальсификация отчетности является основанием для отзыва лицензии, но люди, которые поставили под этой отчетностью свои подписи, не несут за нее ответственность! На Западе есть закон, который приняли после банкротства ряда крупных корпораций: руководители компании должны отвечать за все документы, которые они подписывают. Когда он только появился, в американском обществе поднялась большая шумиха, «откуда «топы» могут знать обо всем, что происходит в огромной компании, и нести за это ответственность?!». Но когда грянул кризис, все поняли, что закон очень грамотный, – после того как несколько высокопоставленных лиц оказались за решеткой на 20 лет и более с конфискацией имущества, остальные задумались о целесообразности подтасовывания фактов деятельности компании. До кризиса мы пытались ввести подобные изменения в Уголовный кодекс в нашей стране, но дело продвигалось крайне медленно.
У нас до сих пор в некоторых банках созданы специальные подразделения, которые занимаются подтасовкой фактов, учреждением липовых компаний и привлечением фальшивых заемщиков. А отношение к таким банкам в профессиональной среде чуть ли не одобрительное: врешь перед всей страной? манипулируешь статистикой? смог уйти от ответственности? Молодец!
Фальсификация документов – серьезная болезнь. В период экономического роста многие банкиры не могли удержаться от соблазна вкладывать средства в проекты в других отраслях, которые росли крайне высокими темпами. Например, создавали аффилированные строительные компании.
Когда мы начинаем проверять банки, то сразу обращаем внимание на заемщиков, размер кредитов которых составляет 25 проц. от капитала банка. Как правило, банкирам в таких ситуациях невыгодно создавать несколько аффилированных юрлиц-«прокладок», и они стараются выдать крупный заем одной связанной компании. Это сразу вызывает подозрение. Рыночный заемщик берет столько, сколько ему нужно, не привязываясь к капиталу банка.
Кроме того, рыночных заемщиков в банках, как правило, «раздевают до трусов», изучая всю подноготную их бизнеса, и их дела более пухлые, тогда как к «своим» заемщикам кредиторы относятся более лояльно.
КТО ОТВЕТИТ?
Чем дальше затягивается процедура банкротства «Сахалин-Веста», тем меньше остается шансов у его вкладчиков вернуть свои кровные. Конкурсная масса – объем имущества для продажи – не столько увеличивается, сколько снижается, срок давности на оспаривание сомнительных сделок истекает, граждане, не вернувшие кредиты, меняют место жительства. К тому же большая часть суммы, полученной из процедур банкротства должников банка, идет не на возврат денег пострадавшим вкладчикам, а на содержание тех структур, кто этой процедурой занимается.
Они обустроили свое функционирование комфортно, со вкусом и… дорого. Представитель конкурсного управляющего А. Арюков, к примеру, снимает жилье в южно-сахалинском ООО «Грушевый сад-5» стоимостью 50 000 рублей в месяц (оказывается, при желании в Южно-Сахалинске можно найти жилье и по такой сумасшедшей цене!). Аренда элитной жилплощади оплачивается «Сахалин-Вестом» и отнесена на расходы по проведению мероприятий по конкурсному производству.
Цифры сметы затрат «по проведению мероприятий по конкурсному производству», которые на своих заседаниях единогласно утверждает комитет кредиторов, просто ошеломляют. На период с 29 января 2009 года по 31 марта 2009 года, к примеру, утверждена сумма планируемых расходов – 71 млн. 621 тыс. рублей, с 1 апреля по 30 июня – 70 млн. 114 тыс…
Отчеты об исполнении сметы расходов, распечатанные микроскопическим шрифтом, были представлены конкурсным управляющим «Сахалин-Веста» в судебное заседание арбитражного суда. Ознакомившись с цифрами, истцы укрепились в своих подозрениях в отношении незаконности действий конкурсного управляющего. Видимо, впечатление произвели эти документы и на судью – при рассмотрении дела она с некоторым неудовольствием обратила внимание представителей комитета кредиторов и центробанка на непомерно высокий уровень расходов.
Правда, жалобу суд оставил без удовлетворения, судья сослалась на голословность и бездоказательность большинства доводов истцов. (Хотя сама же не приняла уточнения жалобы истцов с приложенными подтверждающими документами). Но в принятом судебном определении указано, что «изложенные в дополнении доводы могут служить основанием для подачи новой жалобы».
Вообще, складывается впечатление, что государственные структуры заняли довольно пассивную позицию и вялотекущий процесс возвращения денег пострадавшим вкладчикам по большому счету уже мало кого из них заботит. Мол, время прошло, страсти поутихли, население смирилось с потерей своих денег – впервой, что ли! А те, кто пишет жалобы, в конце концов перестанут их писать!
В конце прошлого года конкурсные кредиторы Т. Данилова, Н. Разумишкин и С. Бондарев обратились к генеральному прокурору РФ с просьбой разобраться в ситуации, сложившейся с обанкротившимся «Сахалин-Вестом» и с деятельностью конкурсного управляющего в лице агентства по страхованию вкладов. В письме приведен ряд фактов, которые, по их мнению, свидетельствуют о том, что кое-кто из участников процедуры банкротства «Сахалин-Веста» увлечен не благородной целью возврата денег пострадавшим вкладчикам, а захватом и перепродажей активов компаний – должников банка.
Есть у авторов письма и предположение причины особой лояльности АСВ к московскому ЗАО «Инновационная компания «Бизнес-лоция». Вроде бы эту юридическую фирму возглавляет родственник М. Башмакова – генерального представителя департамента ликвидации банков госкорпорации, который одновременно является и председателем комитета кредиторов «Сахалин-Веста»…
Прошло три месяца. Письмо, адресованное генпрокурору, передано в прокуратуру Сахалинской области. И больше никакой реакции.
Отошла от ведения дел «Сахалин-Веста» сахалинская фирма «Правовое поле». Жаль. Работали юристы этой компании профессионально и эффективно. Впервые в арбитражной практике страны им удалось в Верховном арбитражном суде РФ оспорить сомнительную внутрибанковскую сделку. В статье «Банк «Сахалин-Вест»: пора снять добропорядочные маски», опубликованной в «Советском Сахалине» 1 июля 2009 года, было подробно рассказано, как за день до отзыва банковской лицензии в южно-сахалинском ООО «Поско-ютек» был досрочно списан 50-миллионный кредит. Погашение кредита было проведено без реальных денег, путем многочисленных внутрибанковских проводок и в нарушение прав других кредиторов обанкротившегося банка.
В одной недавней телепередаче, посвященной В. Соловьевой, кинувшей тысячи россиян, пожелавших купить автомобиль «по цене завода», депутаты Госдумы гневно обличали граждан, доверивших свои деньги «какой-то не¬образованной даме». Мол, куда смотрели, чем думали? Влипли, теперь вините самих себя!
За «Сахалин-Вест» поручилось государство в лице центробанка, которому по идее граждане страны должны верить. Внесли свою лепту и местные органы власти. Они в добровольно-принудительном порядке «привязали» к этому коммерческому банку бюджетников, провели «картиризацию» их зарплат через этот банк.
Банк, как известно, лопнул. Так кого же теперь сахалинцы должны винить за то, что крепко «влипли»? И кто в первую очередь обязан скрупулезно отслеживать и оперативно корректировать процесс возвращения денег пострадавшим вкладчикам?
Т. ВЫШКОВСКАЯ.