Первая путина Самое яркое воспоминание детства… Он, десятилетний мальчишка, по жердочкам через речку перетаскивает тяжелые мешки с рыбой. Жердочки тоненькие, прогибаются, а он, Павел Косынский, с трудом держит равновесие. От жары и тяжести пот застилает глаза. Но Павел старается не отставать от взрослых. На путине каждый час дорог. Домик, в котором мальчишка проживал с родителями, стоял рядом с рыбоводным заводом. Когда Косынские прибыли на остров по вербовке из Горьковской области, их подселили сюда к японской семье, ожидавшей репатриации. Несмотря на тесноту и языковой барьер, жили мирно, с уважением друг к другу. Может, поэтому, уезжая, японцы оставили мешок риса, почти полную яму с картофелем и весь инвентарь – топоры, мотыги, лопаты… Все это в послевоенные годы на Сахалине было на вес золота. Дом, естественно, тоже остался за родителями. Рыбоводный заводик был деревянный, ветхий, но для экономики района очень важный. Он занимался воспроизводством уникального стада кеты, заменявшей островитянам основные продукты питания. В поселке даже тот, кто не мог рыбачить, за «красненькую» (так в простонародье называли десятирублевую купюру) всегда мог купить любого размера рыбину у рыбака-японца, ожидавшего репатриации. Мороженая кета в его сарае хранилась рядом с дровами, и было ее не меньше дров… Когда шла закладка икры на инкубацию, работа на заводе кипела с раннего утра до вечера. Без дела не оставался никто, в том числе и Павел. Ему нравилось наблюдать, как в янтарных бусинках кетовой икры зарождалась новая жизнь. Потом в темноватых, прохладных цехах из икринок проклевывались личинки, а те превращались в шустрых мальков. Их было так много, что рябило в глазах. Тогда еще Павел не знал, кем будет, но чувствовал, что будущее свое обязательно свяжет с рыбой. Мечта сбылась У сельских мальчишек в послевоенные годы была одна дорога к профессии – ФЗУ. Вот и Павел после школы поступил в поронайское училище, приобрел профессию бондаря. Успел поработать в рыбной отрасли, отслужить в армии… А с детской мечтой не расстался, и она неожиданно сбылась. В поселке Лесном, куда он в 1958 году приехал после армии, не хватало рыбоводов. А был он парнем видным, грамотным, с необходимыми навыками. Приняли… Завод на реке Очепуха даже по сахалинским меркам был очень маленьким. Каждый год с подходом рыбы на нерест возникали проблемы. Для закладки икры на инкубацию не хватало производителей. Икру приходилось готовить по всему Сахалину и даже на Курилах. Однако именно по этой причине часть молоди лососевых, подросшей в море, в неродную реку Очепуху так и не заходила. Но мастера учились, набирались опыта и со временем сформировали собственное стадо. Здесь же на заводе Павел познакомился с молодым рыбоводом Екатериной, ставшей его спутницей на всю жизнь. Более пятидесяти лет живет в любви и согласии чета Косынских. Екатерина Кузьминична родом из семьи потомственных астраханских рыбаков. К рыбному делу приучена сызмальства, но выращивание лососей и для нее оказалось новым делом. На Волге в пятидесятые годы достаточно было отловить парочку белуг в два-три центнера весом – и завод обеспечивался работой на долгое время, ведь в каждой рыбине сотни тысяч икринок. А здесь, чтобы заложить на инкубацию миллион икринок горбуши, нужно отловить не менее полутора тысяч рыбин. Когда же счет идет на десятки миллионов икринок, работа по закладке икры на инкубацию превращается в адский труд. Но завод развивался, рос и брал эти «миллионы», как бы трудно ни было. И уже сюда приезжали за опытом коллеги, так как заводов на Сахалине становилось все больше. Опытные кадры шли на повышение. В 1972 году Павла Петровича Косынского назначили директором Анивского рыбоводного завода, того самого, где начиналась его сахалинская биография. Рыбоводный завод на реке Брянке мало чем отличался от того, каким видел его новый директор в детстве – никакой механизации, всюду ручной труд. У рабочих от бесконечной переборки икры в холодной воде – красные, с распухшими суставами руки. И нехватка всего… Между тем рыбоводный завод как корабль в автономном плавании. Он не должен зависеть от капризов цивилизации – от перебоев со светом, проблем с водой, человеческого фактора. Нежные мальки такого не перенесут. На случай непредвиденных обстоятельств должны быть свои резервная электростанция, водовод, насосы… На предприятии все это было, только до предела изношенное. Зарплату рыбоводам платили маленькую, в таких условиях без подсобного хозяйства не обойтись. Вспашка огородов, доставка комбикорма, уборка урожая – все это отнимало у работников столько времени! И не только личного. А главное – работы эти совпадали с рыбоводной страдой. Павел Петрович понимал: если не облегчить работникам тяжелые хлопоты, то хороших результатов в труде не добиться. Первоочередных дел набралось столько – голова кругом шла. Но справился… Перебоев со светом не стало: заработала новая станция. Привели в порядок водозабор на ручье Рыбном. Появилась на заводе своя сельскохозяйственная техника – трактор, грузовичок, автобус. Кадры директор подобрал такие, что чуть ли не каждый мужчина мог и за руль сесть, и за рычаги трактора. И сразу дело пошло веселей. Пашут, убирают, в город за необходимым ездят сообща, детей в садик отправляют… На результатах труда это сказалось положительно. Зауважали на заводе нового директора. А Павел Петрович к этому времени наладил контакты с местными предприятиями и школой. Не стало проблем с переборкой икры: дети с удовольствием постигали азы профессии рыбовода. И школа была довольна сотрудничеством. Не стало проблем, чтобы свозить детей на соревнования, в театр, подвезти мебель или продукты. Школа даже гимн о заводе сочинила. Приехали ученики в гости на День рыбака, спели. Песня так растрогала директора, что после этого он уже не мог отказать школе ни в чем. Много хороших идей появилось у П. Косынского: как мощность завода увеличить и процент возврата рыбы, да в 1981 году помешал разрушительный тайфун «Филлис». Путина была в разгаре, в десятке садков дозревала горбуша, а в каждом садке – с полтысячи рыбин, и вдруг – мощный многодневный ливневый шквал. Некоторые из садков потом обнаружили… в окрестностях Анивы. Производственные цеха забило илом и древесными завалами. Тут-то и помогли дружеские отношения с населением и предприятиями. Все откликнулись на беду рыбоводов. Завод восстанавливали всем миром и сделали это очень быстро. Но о плане речь идти уже не могла – все сроки были упущены. В жизни Косынского это был единственный случай, когда он «не взял» план. ПОСЛЕ «ФИЛЛИСА» Но нет худа без добра. Наверху приняли решение не реконструировать пострадавший от тайфуна завод, а строить новый. Однако процесс решений, дискуссий, согласований занял десять лет. Сначала предприятие производительностью 60 млн. штук молоди хотели строить на Лютоге и даже место подобрали. Потом вместо одного завода решили строить два – в районе Абары под Анивой и в устье Семги производительностью по 30 млн. мальков каждый. Павел Петрович тоже в дискуссиях участвовал, но главным для него было дело. К этому времени завод и объемы увеличил, и уникальный коллектив сформировал. Появились свои дипломированные рыбоводы, династии, в том числе и его. На заводе работали жена, два сына, невестка – все высококвалифицированные специалисты… Все это, наверное, было учтено при принятии окончательного решения. Завод построили на прежнем месте по финской технологии, с японским оборудованием. Проложили новую двухкилометровую ветку водовода от речки Пышма с ее кристальной водой. А рядом возвели жилой городок – десяток двухэтажных коттеджей на две семьи. Такого жилья на селе еще не было – сплошной комфорт… Одну из квартир предложили и директору. Его домик стал совсем ветхим. – Пусть вселяются молодые, им еще работать и работать, – ответил Павел Петрович. – А мне на мой век и этого хватит. Возможно, он и прав. Привык к своему дому. В нем и тепло, и уютно, подворье обширное – телка, свиньи, полсотни курочек. А ведь Косынскому и его супруге уже за семьдесят пять. В магазин ходят только за хлебом да сахаром. Остальное все свое – и молоко, и яйца, и мясо, и овощи… БУДНИ РЫБОВОДОВ Размеренную, привычную жизнь рыбоводов порой нарушают нештатные ситуации. Завод стоит среди живой природы, сам стал частью ее, а от природы всего можно ожидать. Однажды из крана, питающего завод водой, зашлепали на бетонный пол… лягушки. Обыкновенные квакушки, только сонные. Пришлось собирать их в ведра и уносить в реку. Пусть досыпают. Павел Петрович сразу понял: непорядок с забором воды в Пышме. Подмыло гравий у водозабора, под трубой, и засосало квакуш потоком. А однажды в разгар зимы ночью, когда в цеху никого не было, забралась туда хозяйка реки – выдра. Проникла в цех через отдушину и, наверное, чуть с ума не сошла от увиденного. Еще бы – 40 миллионов мальков! Откусанные их головы потом собирали по углам целый день. Пришлось принимать дополнительные меры по сохранению молоди от вылазок непрошеной гостьи. С пуском нового завода хлопот стало меньше, и меньше ручного труда. Раньше много времени занимала очистка снега с крыш. Теперь с помощью снегороторов эта работа занимает считанные часы. Но есть процессы, которые механизировать нельзя. Подход рыбы, например. Но и на него можно повлиять благодаря смекалке. Несколько лет назад был очень сложный подход рыбы. Разгар путины, а рыба стала у моста в устье – и ни с места. День стоит, второй, на третий вижу в реке рыбоводов с лопатами, метлами. А Петрович ими с моста командует. Кончилась затея тем, что не ушел косяк в верховье Лютоги, загнали его в речку. Со стороны смешно смотрелись рыбоводы с таким инвентарем в воде, зато план взяли. Вот из таких эпизодов – будничных, курьезных, веселых – и складывается жизнь рыбоводного завода на Брянке. В этом году, кроме горбуши, там заложили еще миллион икринок кеты. Есть надежда восстановить популяцию, которой так славилась речка Лютога. НЕМНОГО АРИФМЕТИКИ 52 года жизни П. Косынский отдал любимому делу. За это время выращено более миллиарда молоди лососевых. Вдумайтесь в цифру – более миллиарда! Даже если после нагуливания веса в морях в родные реки вернулось всего 8 среднестатистических процентов, то и в таком случае результат впечатляет. Если гипотетически из всех этих рыбин средней длины 45 сантиметров составить цепочку, то ею по экватору (а это чуть более 40 тыс. километров) можно опоясать всю землю. Труд Павла Петровича не мог остаться незамеченным. Он – почетный работник рыбной отрасли, награжден грамотами министерства, областной Думы… Два года назад Сахрыбвод назначил на завод нового руководителя – молодого, энергичного, а прежнего оставил у него замом. Присмотрелся внимательно новый руководитель к работе предприятия, к коллективу – и ничего не стал менять. Все работает как часы. В таком же ритме трудится и Павел Петрович Косынский, подтянутый, дружелюбный, полный сил. Человек, ставший легендой завода и золотым фондом отрасли. А. ОРЛОВ. с. Огоньки, Анивский район. КСТАТИ В с. Фирсово Долинского района в эти дни готовит к выпуску в море своих первых, самостоятельно выращенных мальков рыбовод Павел Косынский – внук ветерана, получивший в наследство не только имя и фамилию, но и профессию.