Безусловно, хорошее дело – перевод на природный газ Южно-Сахалинской ТЭЦ-1, а в перспективе и котельных на территории области. Но есть в этом благом деле очень важная экономическая составляющая. Сейчас работы проводятся исключительно за российский счет, между тем несколько лет подряд экологи-экономисты, большие спецы в области Киотского протокола, активно рассказывали и доказывали, что есть реальная возможность окупить понесенные в результате газификации затраты, причем почти в полном объеме. И готовы были помочь, проконсультировать, предоставить необходимую информацию. Увы, Сахалинская область свой проект на рассмотрение так и не подала. Это, на взгляд компетентных экспертов, красноречивый пример упущенной возможности. Ведь за счет снижения выбросов углекислого газа в атмосферу (до 1 млн. тонн в год) появилась бы возможность продать освободившиеся квоты и получать ежегодно 10 млн. евро. Эти средства можно было бы направить на продолжение той же газификации, на другие «зеленые» проекты.
Почему Роснефть, Лукойл, «Норильский никель», ряд химических и металлургических компаний уделили внимание работе в этом направлении, подготовили проекты, представили их в Сбербанк и минэкономразвития, получили одобрение и сейчас в общей сложности получают 600 млн. евро инвестиций от продажи сокращенных выбросов, а Сахалин этого не сделал? Мало того, сейчас на рассмотрении находятся еще полсотни российских проектов, до конца 2012 года наверняка большая их часть будет одобрена. Но сахалинская газификация среди них не фигурирует. Еще есть время на исправление ситуации, но его остается очень мало.
На днях в Южно-Сахалинске вновь побывали экологи-экономисты и рассказали на координационном совете о новой возможности, которую предоставляет Киотский протокол. Лесная отрасль Сахалина впервые в истории может получить очень приличные средства на развитие в виде инвестиций. Неужто и эта возможность будет упущена?
Корреспондент «Советского Сахалина» встретился с гостями из Москвы – директором центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики при правительстве РФ Георгием Сафоновым и президентом центра экологических инноваций, докторантом экономического факультета МГУ Андреем Стеценко. Вот о чем говорят специалисты.
Глобальные изменения климата уже сейчас отражаются на состоянии лесов во всем мире, и Россия здесь не исключение. В течение ближайших ста лет лесной пояс страны будет смещаться на север, где прежде была тундра, а южные территории, судя по всему, будут выгорать. Через 30 – 50 лет лес, окружающий нас сегодня, будет другим по видовому составу. Территории, где пройдут масштабные лесные пожары, довольно быстро деградируют, неизбежно будет происходить эрозия почвы. Это реальность, которая подтверждается уже происходящими в разных регионах страны процессами. В черноземной зоне, например, где в самом начале XX века встречались слои чернозема толщиной до 8 метров, почва оскудела настолько, что лишь пятачками попадаются слои толщиной около двух метров! На Алтае, несмотря на барьерную роль гор, все ближе чувствуется дыхание монгольской пустыни Гоби. Между прочим, в самой Монголии пустыня занимает уже 80 проц. территории! Барханы высотой с 5 – 8-этажный дом медленно, но верно двигаются и хоронят под собой все живое. Как противостоять надвигающейся опасности или хотя бы максимально смягчить эти последствия?
Сейчас ученые бьются над тем, чтобы спрогнозировать сценарии развития событий в разных регионах, научно обосновать и предложить практикам методики, дать рекомендации. Центр экологических инноваций реализует проект под названием «Стратегии адаптации и смягчения воздействия изменения климата в секторе лесного хозяйства российских регионов Всемирного наследия и центров биологического разнообразия ЮНЕСКО». Определены четыре «контрольных» региона, своего рода экспериментальные площадки для исследований – Алтай, Байкал (Иркутская область), Камчатка и Сахалин. Предстоит как можно точнее подсчитать запасы лесов, их качественный состав и, с учетом данных Росгидромета и международных оценок, составить прогноз на 30 – 50 лет.
Мало того, что будут выработаны рекомендации. Исследователи запланировали осуществить ряд пилотных проектов, чтобы проверить теорию на практике,  при этом будут задействованы экономические возможности, заложенные в Киотском протоколе.
Об этих возможностях и о применении их на Сахалине рассказал кандидат экономических наук Г. Сафонов. Сейчас у экспертов в разных странах в ходу такие термины, как экосистемная услуга, климатическая услуга. Считается, что Россия – донор для большей части мира в этом плане. То есть, к примеру, сахалинский лес поглощает из атмосферы за год изрядное количество углекислого газа и тем самым оказывает миру климатическую услугу. Между прочим, немногие страны могут похвастать таким донорством. В Европе, в Китае леса вырублены, в США государственных лесов меньше, чем на территории Хабаровского края. В Канаде леса перестойные, подвержены пожарам, гниению
и воздействию вредите-
лей, так что они уже са-
ми превратились в источ-ник выброса СО2 в атмо-сферу. В Японии леса мало.
Считается, что Россия – это одно легкое планеты, а Бразилия, бассейн р. Амазонки – второе. Но в этом втором легком сейчас серьезные проблемы. Леса масштабно вырубают и выжигают, освобождая землю для сельского хозяйства. Тропические леса тают на глазах, остается лишь российский лес. Сейчас ученые всего мира понимают это, и благодаря Киотскому протоколу представилась уникальная возможность получить денежную компенсацию за такую климатическую услугу. И Сахалинская область имеет такой шанс. О каких средствах идет речь? По приблизительным данным, в области лес произрастает на площади 6,9 млн. гектаров. Он поглощает как минимум 4 тонны углекислого газа в год на каждом гектаре, то есть почти 28 млн. тонн. Каждая тонна на мировом углеродном рынке стоит минимум 10 евро, в переводе на рубли получается в общей сложности более 1 млрд. рублей в год. Есть возможность получить хотя бы часть от этого потенциала, эти «зеленые» деньги были бы очень кстати для той же лесной отрасли, не так ли?
Участники вышеназванного экологического проекта имеют опыт, готовы оказать всю возможную помощь заинтересованным сторонам, поделиться самыми современными методиками.
На прошедшем в Южно-Сахалинске координационном совете Г. Сафонов и А. Стеценко подробно рассказали обо всем представителям регионального правительства, всем сторонам, заинтересованным в создании, а точнее – в возрождении системы устойчивого лесопользования. Тем, кто охраняет и сажает лес, и тем, кто его добывает. Чувствовалось, что климатический аспект  в лесном хозяйстве – направление новое. Возникало множество вопросов, но главное – у сахалинцев проявился большой интерес к этому направлению. А оно весьма перспективное. По данным компании «Point Carbon», мировой углеродный рынок в 2009 и 2010 годах оценивался в целом в сумме более 150 млрд. долларов США. Доля России  в этом рынке, увы, пока ноль процентов. Хотя рынок растет и очень активно в нем участвуют Китай, Европа, Мексика, Индия и… Украина. Словом, есть реальные деньги и есть куда их потратить, лес может и должен стать по-настоящему нашим возобновляемым богатством. И нами же востребованным! Всю полезную информацию по поднятой теме можно почерпнуть
на сайтах: www.ngo-cei.ru; www.kyotoforest.ru.
Я. САФОНОВ.