Итоги

Один мой приятель в течение месяца трижды поменял свое решение. После возвращения родственницы из поездки в Калининград и рассказов о красотах города и низких ценах сказал: «Все, надо переезжать туда». Потом сам побывал в одном из городов Амурской области, подивился низкой стоимости коттеджей, возможности жить натуральным хозяйством и завел разговоры об обустройстве именно там. А на днях он заехал на дачу знакомого на Лютоге, которая привела его в восторг: целое поместье, живописная природа, дикоросы и рыба рядом. «Если вот так устроиться – не надо никуда ехать, и здесь хорошо».
Но в том-то и дело, что «если». Его знакомому просто повезло купить дачу за малые деньги. Он вообще-то не из состоятельных людей. Да и было это несколько лет назад, до резкого скачка цен на недвижимость. Сегодня рядовым сахалинцам уже нипочем не приобрести ни стоящую дачу, ни тем более квартиру. И всей семьей не накопить несколько миллионов, даже получая среднюю по области зарплату. Есть программы по строительству «доступного жилья», но они затрагивают только малую часть населения и при кажущейся реальности для многих все же недоступны.
Да и за то жилье, что имеется, порой весьма неприглядное, за необходимый минимум коммунальных услуг приходится платить неподъемную плату. Вот непредвзятое мнение по поводу платежеспособности населения. Управление федеральной службы судебных приставов по Сахалинской области отчиталось за работу в первом полугодии по взысканию задолженности за жилищно-коммунальные услуги. Исполнительных производств было почти 33,5 тыс., и только около 9 тыс. удалось окончить. Основными причинами такого положения судебные приставы считают низкий уровень жизни в районах, отсутствие постоянного дохода и работы, высокие цены на коммунальные услуги. Если общую сумму задолженности поделить на число неплательщиков, получится средняя в пределах 13 тыс. рублей. Для тех, кто хорошо устроился в этой жизни, деньги смехотворные, а когда их негде взять – хоть застрелись! – каждая копейка на счету. Всем ли власть имущим это понятно?
На днях прочитала заметку, которую  в других обстоятельствах можно было бы назвать юмористической. В колонии зэки развлекались тем, что звонили главам муниципалитетов различных субъектов РФ и, представляясь сотрудниками следственного комитета, требовали выкуп за якобы имеющийся на них компромат. И многие, представьте себе, откликнулись, перечислили по 300 тыс. рублей на указанный счет. Самое интересное, что ничего удивительного в описываемых событиях нет. Как и в том, что сотрудники правоохранительных органов могут зарабатывать таким образом. И что у руководителей муниципалитетов рыльце в пушку. Удивляемся только тому, что именно преступники, а не правоохранители тайное сделали явным.
Вот почему мы, рядовые налогоплательщики, – и не только на Сахалине, – никогда не будем жить хорошо. Потому что общенародные копилки нещадно разворовываются. Причем о хищении госсредств, оказывается, можно вести речь, если откаты превышают 60 проц., а до этого уровня, надо понимать, все законно. Так заявил председатель национального антикоррупционного комитета в ответ на открытое письмо музыканта А. Макаревича В. Путину об откатах, которые, как узнал недавно из первых рук бард, составляют 70 проц., а иногда доходят до 95 проц.! Бороться с откатами сложно, откаты – это уже часть идеологии госслужбы, сказал председатель.
Наивный А. Макаревич, его обращение к президенту – слова в никуда. Почему, догадайтесь сами.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.