Редкая книга

О сахалинской каторге написано немало. Ей, в частности, посвящена книга А. Панова «Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина».
Исследователь М. Гридяева в своей книге «Остров Сахалин во второй половине XIX – начале XX века: административное устройство и управление» сообщает, что  Сахалин в конце XIX века представлял собой один из четырех акцизных округов Приамурского управления с акцизным надзирателем во главе. В начале XX века таким надзирателем был Александр Алексеевич Панов, в его обязанности входили выдача разрешения на производство и продажу спиртных напитков и наблюдение за этим.
До выхода в свет книги «Сахалин как колония» очерки Панова по истории колонизации острова были напечатаны в журнале «Русская мысль». В том же году в Петербурге издана его брошюра «Что такое Сахалин и нужен ли он нам?».
Книга «Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина» была отпечатана в Москве, в типографии И. Сытина в 1905 году. Свою работу Панов посвятил Е. Нарышкиной, председательнице Санкт-Петербургского дамского комитета общества попечительного о тюрьмах и общества попечения о семьях ссыльно-каторжных.
Панов пишет, что стремился «показать, что может дать Сахалин как колония, как шла его колонизация, в чем лежат причины ее неуспеха и при каких условиях можно было бы поставить дело колонизации на более правильную и прочную основу».
Автор сообщает, что на Сахалине он пробыл 14 месяцев, за это время имел возможность присмотреться к жизни привилегированных и бесправных слоев населения. Как указывает А. Панов, чтобы избежать упреков в субъективности его выводов, материал для своих очерков он брал из официальных источников. В частности, Панов ссылается на Сахалинский календарь, Тюремный вестник, отчеты главного тюремного управления, донесения, протоколы, рапорты начальников округов Сахалина, упоминает в своей работе А. Чехова, Н. Лобаса, Н. Буссе, Н. Новомбергского, Л. Ландау, Н. Рудановского, М. Мицуля и многих других ученых и исследователей Сахалина.
В первой главе работы «Сахалин как колония» Панов рассуждает о стратегическом значении острова, его минерально-сырьевых, рыбных и лесных ресурсах и их эксплуатации. Он пишет: «Трудно найти другой уголок, где бы на таком сравнительно небольшом пространстве (66 тысяч квадратных верст) было сосредоточено так много самых разнообразных естественных богатств. Каменный уголь, нефть – вот главнейшие из ископаемых, которые в руках более предприимчивых людей, несомненно, давно уже придали бы Сахалину значение одной из богатейших промышленных колоний…».
Во второй главе Панов рассматривает сельскохозяйственные возможности Сахалина, рассказывает о заселении его вольными переселенцами и первых поселениях на острове, приводит статистические данные, описывает церкви, школы и приюты. Проанализировав экономические и культурные условия жизни населения, автор приходит к выводу, что «живя среди неисчерпаемых богатств, которые при других условиях могли бы дать средства к безбедному существованию для населения, во много раз превышающего нынешний его состав, более двадцати процентов производительных сил этого населения не могут найти приложения своему труду и не умирают с голоду только потому, что казенная милостыня им не дает умереть, а остальные живут впроголодь, не имея уверенности даже в завтрашнем дне».
Третья глава посвящена государственному значению колонизации Сахалина. Автор описывает условия, при которых совершалась колонизация, указывает на отсутствие системы высылки преступников на остров. Много внимания уделено деталям – одежде, пище, болезням арестантов, организации каторжных работ и устройству тюремных зданий.
В четвертой главе Панов указывает на поспешность администрации в установлении поселений, рассуждает о развитии скотоводства и растениеводства на острове, о значении сель-ского хозяйства для Сахалина в будущем.
В последней главе автор задается вопросом, способен ли Сахалин к нравственному возрождению. И сам отвечает: состав каторги и преступность населения не дают основания считать население острова не способным к правильной гражданской жизни. Однако взгляд на сахалинских преступников как людей безнадежных портит репутацию Сахалина. И пока этот предрассудок будет господствующим, «до тех пор невозможно никакое возрождение Сахалина». 
В заключение делаются основные выводы о колонизации острова. Автор приходит к выводу, что главной проблемой колонизации является несоответствие задач тюремного ведомства задачам колонизации. Он пишет: «Двадцатипятилетний опыт показал, что задачи колонизации и задачи карательные не только несовместимы, но и исключают друг друга. Взгляд на исполнение приговора суда не как на наказание, а как на меру исправительную слишком еще нов не только у нас, но даже и в Европе. […] А потому нет ничего удивительного, что роль колонизации Сахалина, как меры исправительной, и громадное государственное значение ее не были поняты как следует, и исполнителями предначертаний комитета 1868 года явились люди со средневековыми взглядами на наказание и личность преступника, которая не только не уважалась, но и вовсе не признавалась».
В конце книги Панов делает главный вывод: основной причиной неуспеха колонизации Сахалина является подавление в сахалинском поселенце его человеческой личности. Ни внешние физические условия острова, ни внутренние качества поселенцев не могли быть препятствиями колонизации.
Благодаря подробному историческому обзору колонизации острова и официальным данным, использованным автором, книга «Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина» и сегодня не теряет своей актуальности для исследователей истории Сахалина и сахалинской каторги.
Е. ПУХОВА,
библиотекарь отдела крае-ведения областной научной библиотеки.