Больше года в Южно-Сахалинске действует антиалкогольное общество

Обещали не пить
11 сентября 2013 года четыре южносахалинца дали обет трезвости. И не какой-то шуточный или принятый как пари, а как – ни больше и ни меньше – обещание перед Богом. Ибо дело происходило в православном храме, и эти четверо были первыми членами созданного при поддержке Южно-Сахалинской епархии общества трезвости «Трезвый Сахалин».
Сегодня, спустя год, число принявших обет трезвости близко к пятидесяти.
Найдется немало скептиков, которые скажут, что год еще не срок, чтобы какие-то цифры представлять как успех; что алкоголизм и наркозависимость – заболевания неизлечимые: сроки ремиссии бывают сколь угодно длинны, но бывший алкоголик может сорваться в любой день, в любой час – и прощай предыдущее лечение и надежды близких!
Может быть, это и верно, но относится скорее к больным, проходящим традиционное лечение в наркодиспансерах, просветили меня члены общества. Лечение зависимых в «Трезвом Сахалине» проводится без использования лекарств – убеждением, любовью.
Как объяснила активист общества Ирина, любая зависимость от психоактивных веществ держится на четырех столпах: био, психо, социо и духовном. Официальная медицина может с помощью своих средств «убрать» три первые, но духовную сторону она не затрагивает, а в «Трезвом Сахалине» как раз она-то и является главной. Церковь смотрит на любую зависимость как на духовную болезнь, и у нее огромный арсенал средств, благодаря которым человек получает помощь.
Другой активист, Ян, дополнил Ирину: официальное лечение основано, можно сказать, на страхе, сказал он, а в епархиальном обществе трезвости – на любви. Взять ту же кодировку… Любой употребляющий человек начинает видеть в жизни только плохое – так воздействуют на его сознание алкоголь и наркотик, лекарства тут не помощники. А в «Трезвом Сахалине» он приобретает то, что потерял – трезвый взгляд на жизнь.
– Расскажу о себе, – вмешалась в общий разговор Анна, не в обиду ей будет сказано, немолодая уже женщина. – Я дала обет трезвости 1 января и к этому времени испытывала к себе только ненависть и чувство вины. Можно сказать, совсем пала духом. Вся наша семья благополучная, одна я какое-то недоразумение. Лечилась много раз, до прихода в общество у меня была четырехлетняя ремиссия. О своей болезни могу уже написать диссертацию, но помочь себе не могла. И знаете, никогда у меня не было такого радостного счастливого лета, как в этом году! Я совсем по-иному видела мир и себя в нем. Может быть, это прозвучит странно, но я даже благодарна своей зависимости, своему смертному греху – я почувствовала то, что никогда не испытывала раньше.
Нужно ли быть верующим, чтобы обратиться за помощью в общество? Обязателен ли обряд крещения перед лечением? Я считаю, что эти вопросы очень важны для тех, кто заинтересуется «Трезвым Сахалином». Отчаявшиеся победить зависимость в Южно-Сахалинске, думаю, есть. Такие, кто перепробовал уже все средства и надеется разве что на чудо.
– Мы, – говорит организатор общества протоиерей Максим Лобановский, не отказываем никому, даже людям другой веры.
Семейная поддержка
Членам семьи человека, страдающего зависимостью, здесь тоже предлагают принять обет трезвости, чтобы помогать близкому человеку и себе.
Проблема зависимости – это проблема семьи, объяснили мне в обществе. И первыми, как правило, обращаются за помощью как раз близкие, они-то и бьют тревогу. Парадокс, но часто именно близкие создают и почву для зависимости родного человека.
Часто родные хотят помочь больному человеку, но не знают, как это сделать. В «Трезвом Сахалине» созданы курсы взаимопомощи, где люди учатся помогать себе и близким. Есть целая программа работы с созависимыми – теми, кто близок к зависимым. Эта обязанность лежит на молодой женщине Ирине, которая прошла этот путь – излечения близкого человека. Это было несколько лет назад и не здесь – в душепопечительском центре на материке. В общении с созависимыми Ирина предлагает личный опыт, а также информацию, которую черпает из интернета, литературы.
Созависимый человек должен помочь своему близкому захотеть выздороветь. Когда он тоже дает обет трезвости, для больного это большая психологическая поддержка. Часто мы наблюдаем другую картину. Муж закодирован, а жена продолжает выпивать, потому что она-то «знает меру в отличие от супруга». И провоцирует его на срывы. Семья – это система, считают в обществе трезвости, чтобы сохранить ее, надо поддерживать друг друга.
Людмила – созависимая. Сама она небольшой поклонник спиртного, но у нее пьет сын. Он не раз кодировался, однажды его даже спасали от смерти. Ничего не помогало. И мать, узнав о церковном обществе трезвости, пришла сюда первой. Дала обет трезвости, как она говорит, совершила подвиг ради ребенка. И ему это, кажется, уже помогает. Приходил не раз в общество, был на исповеди, причастился. Снова начал встречаться с девушкой, а девушка такая, что с пьяным общаться не будет. Сын живет отдельно, но мать замечает все изменения: он теперь всегда выбрит, чисто одет. Людмила понимает, что впереди еще много трудов по выведению сына к нормальной жизни, но она их не боится.
– Надо понимать, что обет трезвости – это не какое-то магическое действие, – подхватывает Ирина. – Божья помощь будет, если мы сами станем работать над собой. Я сама дала обет более трех лет назад, чтобы помочь своему близкому человеку. И благодарна тому, что сама пришла к трезвости. Я вышла на другой уровень восприятия жизни.
Алексей Ларионов – психолог, работает в профилактическом отделении наркологического диспансера, а здесь помогает людям избавляться от зависимости на общественных началах. Под его руководством проводятся десятидневные курсы по избавлению от алкогольной и табачной зависимости по методу профессора А. Шичко.
– Моя роль – самая маленькая, – скромно говорит он. Алексей – убежденный трезвенник. Он считает, что в «Трезвом Сахалине» собрались патриоты, душой и телом болеющие за всеобщую трезвость. Трезвость – естественное состояние человека, и надо увеличивать число абсолютно трезвых людей, видящих реальность такой, какая она есть! Официальная наркология не справляется с потоком обращающихся к ней людей, поэтому трудно ждать от нее обнадеживающих результатов, ведь настоящее лечение должно быть адресным, индивидуальным, с включением душевных сил докторов.
Найти себя
Кроме групп зависимых и созависимых в обществе есть еще реабилитационный или душепопечительский центр. Открылся он в июле нынешнего года под Невельском, на территории фермерского хозяйства. Там пустовал жилой дом, и фермер с радостью предоставил его для хорошего дела.
Живут там люди с тяжелой зависимостью, сейчас там пять человек. Все они не приучены работать, не знают, что такое режим. Реабилитация идет по программе, разработанной православным психологом, доктором медицинских наук, профессором А. Берестовым. Больные выполняют послушания, приучаются к труду, делают посильную работу: заготавливают на зиму дрова, перебирают в фермерском хозяйстве картошку – в общем, обеспечивают сами себе комфортную и сытую жизнь.
Реабилитация – процесс длительный. По опыту подобных центров, которые существуют на материке добрый десяток лет, до 70 проц. людей  благодаря программе духовной реабилитации выздоравливают.
Мне привели в пример одного из живущих в центре мужчин. Ему 25 лет, употреблял спиртное с 15 лет. Воровал. Как он считает, дошел до дна. Сам нашел общество трезвости, его определили в центр. А он в это время находился на условном сроке, должен был жить дома, вовремя являться отмечаться. Полиция забрала его, чтобы дать уже реальный срок. Но парень так хотел вылечиться от зависимости, просил помочь ему, что общество трезвости ходатайствовало за него, и год лишения свободы ему разрешили отбывать в реабилитационном центре!
Этот молодой человек усиленно проходит реабилитацию, заинтересовался фермерским трудом. Скорее всего он там себя уже нашел.
Я специально ушла в рассказе о «Трезвом Сахалине» от частого упоминания Бога, другой церковной лексики, которой изобиловала речь моих собеседников. Для тех, кто нуждается в излечении от пагубной зависимости, на мой взгляд, неважно, с чьей помощью он получит желаемое – с Божьей или с земной? Главное – навсегда отказаться от спиртного. От человека здесь никто не потребует в знак благодарности принять крещение. Если же он в процессе выздоровления сам придет к Богу – это будет его личное решение.  Взять, к примеру, Анну. Она, по ее собственному определению, двадцать лет была «крестоносцем», то есть носила крест просто так, без всякой веры. Теперь верит по-настоящему и считает, что вера помогает выздоровлению.
Не стала я рассказывать и о подробностях излечения больных. Кого эта тема заинтересует – узнает сам. Хотелось бы только упомянуть о случае, благодаря которому у отца Максима возникла идея создать «Трезвый Сахалин».
В 2013 году он побывал в детском реабилитационном центре «Маячок», куда поселяют ребятишек, отобранных у пьющих родителей. И на вопрос священнослужителя о пожеланиях детей, их мечтах они чуть ли не хором ответили: «Хотим к маме с папой».
Вернуть детям родителей, сохранить семью – это желание и легло в основание общества трезвости.
А найти это общество можно по адресу: Южно-Сахалинск, ул. Пограничная, 38, православный лекторий. Тел. 619-119. Нуждающихся в помощи ждут по четвергам в 18.30 и по пятницам в 19.00.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.