День красной печати

Впервые на Сахалине
5 мая был проведен день Советской печати. К семи часам начали стягиваться в Рабочий клуб все те, кто интересуется вопросом печати. Тут и редколлегия стенных газет, стенкоры, начинающие пикоры, одиночки рабкоры, граждане, члены Союзов и т. д.
Собралось около 200 чел.
Редактор газеты «Советский Сахалин» тов. Лебедев в своем коротком, но полном докладе осветил значение «Дня советской печати», как день, в который мы делаем смотр нашим печатным рядам.
Отметив рост рабселькоровского движения и растущие, точно грибы после дождя, стенные газеты, тов. Лебедев указал, что наша газета «Советский Сахалин» завоевывает авторитет крестьян.
Наряду с этим растет и советская общественность – стенные газеты, которых в Александровске выпускается до десятка. В заключение докладчиком был выдвинут целый ряд практических предложений, которые в основном сводились к организации рабселькоров в форме кружков при газете «Советский Сахалин», принятию газетой крестьянского уклона (поскольку Сахалин населен преимущественно крестьянами), оживлению индивидуальной связи с рабселькорами.
Затем собрание выслушало обстоятельный доклад сменной газеты Совторгслужащих «Жизнь Совработников».
В резолюции собрание отметило несомненные достижения как газеты «Советский Сахалин», так и крепнущий рост и качество стенных газет, приняло практические предложения.
Вслед за этим были заслушаны информационные доклады о работе центральной библиотеки и магазина «Книжное дело».
Из информационного доклада библиотеки видно, что новая советская книга читается нарасхват. Порой библиотека не в силах удовлетворить растущий спрос.
«Книжное дело», снабжаемое новейшей литературой, продвигает книгу в деревню, где она охотно покупается крестьянами. Достаточно указать на тот факт, что когда приходит с материка литература, то через неделю-другую от полученного почти не остается ничего.
Недавно советизированный Северный Сахалин в день советской печати подытожил пройденный путь и наметил дальнейшее продвижение печати в толщу рабоче-крестьянской массы.
Закрывая собрание, председатель зачел телеграмму «ТАСС» о гигантской четырехмиллионной рабочей забастовке, охватившей всю Англию и перенесшейся на континент.
На этом собрание закончилось.
ЛАПАРДИН.
(9 мая 1926 года).

* * *

Очерк о первом кролике

Первый кролик на Сахалине! Для оппортуниста, обывателя, нытика кролик – это повод для мещанских, издевательских шуточек.
Однако кролик – это хороший, вкусный обед плюс дополнительная возможность сдать шкурку в заготконтору.
Оппортунистам, привыкшим рассуждать словами чеховского «человека в футляре», кролик – кость, застрявшая в горле, и они бурчат: «Выдумали тоже, кролика разводить на острове, да разве из этого что-то получится?».
А в это время…
Мы идем по улице Дзержинской и сворачиваем на Кирпичную. Специалист-кроликовод Сахснаба Котлов дорогой рассказывает:
– Ерунда, что кролики на Сахалине жить не станут. Бабьи сплетни все это. Вот увидите своими глазами, в каком состоянии наши кролики.
Огибаем угол, идем по Кирпичной. Котлов продолжает:
– При хорошем откорме получается вкусное мясо, и пищи кролик особой не требует. Была бы зелень…
Входим в низенькие двери маленькой хибарки. Во дворе среди разного мусора большая клетка и ящик. В них кролики – 24 штуки. Котлов открывает верхнюю дверцу клетки и вытаскивает за уши сероватого присмиревшего кролика.
– Самая лучшая порода – шинкеля. При хорошем ухаживании достигает 26 фунтов веса, – говорит Котлов. – Их 16 маток. Это одна из самых выносливых пород кролика. А вот германская порода – черные.
Котлов открывает нижнюю дверцу, вытаскивает черного кролика. Эти послабже, дорогой ехали, и пароход попал в шторм. Шинкельские кролики только полдня не ели, а эти сутки не принимали пищи, один даже заболел.
Спрашиваю, кто за ними смотрит.
– Жена моя пока ухаживает, они пока отбывают карантин – временно здесь. Скоро пересадим в чистые новые клетки. Вот видите, несмотря на то, что здесь неуютно, ни один еще не захворал. А некоторые говорят «жить не станут» – чепуха все это, – говорит Котлов.
Спустя мгновение, он продолжает:
– Думаем объединиться с Сахпотребсоюзом и организовать мощный питомник-комбинат. С 25 июля приступаем к закладке крольчатника, будет, так сказать, своя база в Михайловке, откуда станем снабжать и районы.
Выходим снова на улицу. Котлов на прощание крепко жмет руку.
– Ну пока, бегу с колхозом «Новый Сахалин» договариваться – земли под крольчатник мало дает.
Вас. БАРАНОВ.
(24 июля 1932 года).

* * *

И встали в строй три Иванова…

Они родились в один день, поразительно похожи друг на друга. Отцу «тройняшек» позвонить бы в тот момент в редакцию газеты – случай-то редчайший, но ему было тогда не до репортеров… Вот они стоят на снимке – уже двухлетние карапузы. Тогда, семнадцать лет назад, о них и рассказал впервые «Советский Сахалин».
Шли годы. Братья подросли, пошли в школу, успешно переходили из класса в класс, и когда им было по тринадцать, их снова навестил репортер, застав за домашними делами. Теперешняя – третья встреча.
…Пятиэтажный дом по проспекту Победы в Южно-Сахалинске. Уютная трехкомнатная квартира Ивановых. Знакомлюсь с родителями ребят – Полиной Яковлевной и Виталием Ивановичем. Крепкое рукопожатие парней:
– Владимир…
– Александр…
– Валерий…
Проходим в комнату, и я уже не узнаю, «кто есть кто» – все в одинаковых военных кителях с курсантскими погонами, ладные, подтянутые, кажется, что на одно лицо – пойди тут разберись…
Братья Ивановы сейчас учатся на втором курсе Уссурийского высшего военного автомобильного командного училища. Через три года станут дипломированными военными инженерами. А сейчас приехали в двухнедельный отпуск.
Спрашиваю – почему выбрали военную профессию? За себя и своих братьев отвечает Валера… (А может быть, это Саша? Или Володя?).
– Валера, Валера, – успокаивает Полина Яковлевна, заметив на моем лице растерянность.
– Во-первых, – говорит Валера, – получим высшее инженерное образование, а из училища выходят не просто специалисты, но и всесторонне развитые люди. Во-вторых, здесь прививают подтянутость, дисциплину, порядок во всех делах, больших и малых.
– И еще причастность к большому и важному делу — охране мирного труда наших людей — ведь не за горами тот день, когда мы станем офицерами и полностью ощутим эту высокую ответственность,— добавляет Саша (или Володя?).
Я записываю в блокнот ответы ребят и уже не пытаюсь разобраться, «кто есть кто». Хотя внешнее сходство еще ни о чем не говорит. Так и у братьев Ивановых. Единые в своем главном стремлении — получить военное образование, они очень разные в своих увлечениях, наклонностях, привычках. Валерий «болен» спортом: еще в школе завоевывал неоднократно первые места в областных и городских соревнованиях по пожарно-прикладному спорту, очень любит литературу, сам пытается писать стихи. Они еще далеки от совершенства, но в них хорошо видно отношение Валерия к окружающему миру.
Саша и Володя — заядлые шахматисты, оба имеют третий разряд, постоянные участники художественной самодеятельности — и тогда, в школе, и сейчас, в училище. И эта непохожесть, как мне кажется, взаимно дополняет и обогащает всех троих.
Быстро пролетят отпускные дни, наденут братья курсантские шинели, и всплакнет мать, провожая своих «тройняшек» не в такой уж дальний путь. И не ошибется в именах, целуя каждого и напутствуя в дорогу…
Ю. ШАШКОВ.
(24 февраля 1977 года).
 

* * *

Сценарий для олигарха

Газета «Новые Известия» творчески развила идею полпреда президента на Дальнем Востоке К. Пуликовского. Последний, как известно, сватает олигарха В. Вексельберга в губернаторы на Камчатку. Так вот, журналисты предлагают и в другие «проблемные» регионы направить крупных бизнесменов.
Ну, разумеется, не забыли и о нас. Сахалинской области, по версии газеты, больше всего подошел бы глава «Альфа-групп» Михаил Фридман. Кремль вполне мог бы его делегировать в губернаторы островов, поскольку указанный господин является совладельцем нефтяной компании ТНК-BP, а та имеет далеко идущие планы в отношении сахалинского шельфа.
По данным «Новых Известий», Фридман обладает капиталом в 7 млрд. долларов. Это, кстати, больше, чем у камчатского Вексельберга. И вообще, мечтает газета, если бы осуществились эти планы, тогда на Крайнем Севере и Дальнем Востоке появилась бы олигархическая дуга: Абрамович на Чукотке, Вексельберг на Камчатке, Фридман на Сахалине…
Наверное, совсем не плохо иметь такую дугу. Главное, чтобы она на поверку не оказалась совсем иной фигурой, для построения которой не нужно трех олигархов, а вполне хватит трех пальцев.
Однако, как уверяют «Новые Известия», «существует гарантия, что губернатор-олигарх не только не будет запускать руку в региональный карман, но и будет всячески поддерживать вверенную территорию за счет собственных капиталов». Непонятно, правда, кто дал или может дать такую гарантию. Ссылаются на пример все того же Абрамовича, за счет налогов которого Чукотка и поднялась с колен.
И все-таки позвольте если не возразить, то хотя бы усомниться. Во-первых, народу на Чукотке намного меньше, чем на наших островах. А Абрамович по капиталу раза в два круче Фридмана. Так что «наш» олигарх вряд ли будет так же пропорционально щедр, как чукотский. Во-вторых, какой-то он очень обидчивый, этот Михаил Фридман. В прошлом году вместе со своим банком так сильно обиделся на газету «Коммерсантъ», что заявил ей судебный иск на сумму, равную годовому обороту редакции. Настораживает…
А вообще идея посадить в регионы олигархов очень тонкая и вдохновляющая. Но что касается персон, то все-таки давайте сначала пообсуждаем. Почему сразу Фридман? Возьмем другого… Да вот хотя бы Михаила Ходорковского.
Смотрите: энергичный, грамотный и тоже знает, как на нефти и газе деньги делать. Ему 42 (это возраст, а не срок). То, что посадили (т. е. осудили), это ничего. При нынешних средствах связи руководить можно даже из камеры. В этом положении вообще масса очевидных выгод для казны. Только на командировках губернатора сколько можно денег сэкономить! И потом, у нас уже фактически создана база для появления полпредов областного головы в районах. Так что сиди, губернатор, на месте и не рыпайся, за хозяйством есть кому присмотреть.
А еще, не будем забывать, ведь у нас на Сахалине вековые традиции по части приема граждан, вступивших в конфликт с властями и законом. Так давайте же поддержим эти традиции! Представляете, как это здорово и оригинально зазвучит: поставим знания и энергию осужденного олигарха на службу обществу!
Конечно, олигарха при очень большом желании можно вырастить и у нас, на месте. Если действующий губернатор убедит полпреда К. Пуликовского и Кремль в том, что он крупный бизнесмен и никого другого в регион направлять не надо, то мы же все будем этому только рады. Разве не так?
А вот еще вариант. Есть такой олигарх Андрей Ищук. (Ну, если даже и не олигарх, то что-то около того). Между прочим, наш, сахалинец. В конце августа совсем незаметно для широких слоев политизированной общественности он посетил Южно-Сахалинск, где в кругу друзей отметил свое 45-летие. Для тех, кто не в курсе – Андрей Ищук – сенатор, президент крупного отечественного предприятия ОАО «Волгабурмаш». Не так давно назначил директором одного из своих заводов родственника президента В. Путина. И правильно сделал: и президенту приятно, и себе спокойнее, и вообще стратегически дальновидно.
Наши власти, как известно, всегда находят верное решение. Правда, после того, как перепробуют все остальные. Избежать ошибок в подборе руководителей регионов можно — надо только советоваться с нами, обывателями-избирателями.
Кстати, а вам какие олигархи больше всего нравятся?
А. МАНИЛОВ.
(9 сентября 2005 года).