А. Хорошавин.
А. Хорошавин.

6 апреля в Южно-Сахалинском городском суде продолжилось слушание дела об истребовании в доход государства имущества семьи экс-губернатора Александра Хорошавина, в отношении которого расследуется несколько уголовных дел коррупционной направленности. Зал был полон журналистов, но вести фото- и видеосъемки им запретили, пояснив, что для этого требуется заблаговременно получить разрешение судьи.

Как уже сообщалось, прокуратура считает, что взысканию в доход государства подлежат находящиеся во владении членов семьи Хорошавина квартиры, дома, земельные участки, драгоценности, коллекция часов и денежные средства на сумму свыше 1 млрд. рублей. Иск был предъявлен самому Хорошавину, его жене Ирине и сыну Илье, которые сейчас живут в Москве.

Предварительное заседание состоялось в октябре прошлого года в закрытом режиме. На нем адвокат ответчиков заявил отвод судьи, но отвод был отклонен.

Следующее заседание – в марте этого года – было открытым, интересы стороны ответчиков представляли лишь один адвокат И. Хорошавиной и сам Хорошавин в режиме онлайн. Отсутствие своего адвоката он объяснил проблемой заблокированных банковских счетов.

На этот раз на судебное заседание прибыли четыре столичных адвоката, защищающих интересы жены и сына Хорошавина. Сам экс-чиновник опять был без защитника.

– Александр Вадимович будет защищать себя сам, – заметила дама, прибывшая в зал заседания в компании адвокатов.

Хорошавин участвовал в слушании дела в режиме онлайн, находясь в московском СИЗО № 1.

Заседание опять началось со скандала. Представитель сына Хорошавина заявил отвод судье Егору Лукше, аргументировав его тем, что извещение из суда его доверителю передавали через следственное управление, и это вызывает сомнения в беспристрастности судьи.

Судья отвод отклонил. Адвокат попросил слово во второй раз и вновь заявил отвод судьи – уже по тем основаниям, что тот не опросил мнения по своему заявлению у других участников процесса.

Судья удалился на совещание. И через десять минут, вернувшись в судейское кресло, вновь отказал в удовлетворении отвода судьи.

Заседание продолжилось. Объявлено, что рассмотрение дела продлится до 19 апреля.

Вначале Хорошавин заявил ходатайство об отложении слушания дела. Он сказал, что ему не передали документы, важные для установления реальной стоимости имущества и истории его приобретения, – договоры купли-продажи на квартиры, свидетельства о праве собственности. Но участвующий в деле прокурор Ирина Кисленко возразила – с сентября прошлого года у участников процесса было достаточно времени, чтобы собрать необходимые документы. Что касается существа дела, то при проверке доходов как сына экс-губернатора, так и его жены выявлено их несоответствие с расходами. Что дает основание предполагать: перечисленное в иске имущество приобреталось на незаконные доходы.

Так, доход супруги за шесть лет составил 600 тыс. рублей, а общая стоимость принадлежащего ей имущества – две квартиры в Москве за 59 млн. рублей, два машино-места, автомобиль «Лексус» за 3 млн. рублей. Всего 81 млн. Не совпадают расходы с доходами и у сына. Получив за пять лет более 8 млн. рублей, он владеет имуществом общей стоимостью 282 млн. рублей – жилым домом стоимостью 59 млн. рублей, квартирой ценой более 132 млн., тремя машинами общей стоимостью 10 млн. рублей, нежилым помещением, четырьмя земельными участками и иным имуществом.

– Вы ввели суд в заблуждение, – обратился к прокурору Хорошавин. – Это пустое дело, не соответствующее ни одному закону.

Хорошавин настаивает на том, что прокуратура намеренно искажает стоимость имущества, завышая ее в разы. Поскольку приобретались московские квартиры на Ленинском и Мичуринском проспектах и улице Университетской несколько лет назад за другие суммы, нежели фигурируют сейчас в материалах дела. В частности, квартира на Мичуринском проспекте была приобретена за 9 млн. рублей, а не за 59 млн. А жилье на Ленинском проспекте покупалось за 1 млн. рублей, а не за 17 млн. И вообще, по словам ответчика, супруга ее не покупала. Эту квартиру ей подарил сын. Он приобрел жилье в 2006 году (в восемнадцатилетнем возрасте. – Т. В.).

Ну а сын уже совершеннолетний, и к его имуществу супруги Хорошавины не имеют никакого отношения. Поэтому и обращение его имущества в доход государства незаконно, повторял экс-чиновник.

Что касается имущества жены, то, по словам Хорошавина, он его не скрывал и сообщал о нем в справках о доходах в администрацию президента, в контролирующие органы. И никаких замечаний не получал.

Прокурор парировала, что стоимость объектов жилья указана на основании документов по кадастровой стоимости. Кроме того, это имущество в имеющихся в распоряжении прокуратуры справках не отражено. Фигурирует одна из квартир и на улице Университетской, но меньшей площадью, нежели была выявлена при проверке. Что позволяет предположить, что речь идет о двух разных объектах.

– Мне говорят, что я жулик и вор, – гремел экс-губернатор. Видимо, имея в виду реакцию общественности на громкие уголовные дела в отношении своей персоны. – Это оскорбление, прошу занести в протокол…

Дебаты вокруг заявленных в иске требований продолжались три часа. Несмотря на напористость и требовательность Хорошавина, прокурор поддержала заявленный иск в полном объеме.

К семи часам вечера экс-чиновник попросил суд объявить перерыв, сославшись на то, что у него режимные мероприятия – прогулка и пр. В Москве время близилось к полудню, и в СИЗО готовились к обеду.

Т. Вышковская.