В южно-сахалинском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела  о коррупции экс-губернатора Александра Хорошавина и трех его подчиненных – заместителя председателя правительства Сергея Карепкина, министра сельского хозяйства Николая Борисова и советника губернатора Андрея Икрамова.

На этой неделе в течение двух  судебных заседаний заслушивали очередного свидетеля – генерального директора авиакомпании «Аврора» Константина Сухоребрика. Руководитель этого авиапредприятия, акционерами которого являются компания «Аэрофлот» (51 проц.) и правительство Сахалинской области (49 проц.), в течение трех лет, начиная с 2012 года,  ежемесячно передавал  для губернатора Хорошавина валюту – сначала по 15 тыс., а впоследствии по 30 тыс. долларов США.

Уголовное дело в отношении топ-менеджера авиакомпании было прекращено в связи с его чистосердечным признанием в совершенных противозаконных деяниях.

Как сообщил  Сухоребрик, деньги заносились в кабинет руководителя секретариата губернатора Вячеслава Горбачева. Этот чиновник собирал дань под благовидным предлогом – якобы в благотворительный фонд «Сахалин 21 век». Гендиректору «Авроры» эта  «благотворительность» обошлась в общей сложности в 870 тыс. долларов США.

По свидетельству Сухоребрика, вначале поучаствовать в благотворительном фонде ему предложил сам губернатор Хорошавин как бы между прочим в аэропорту перед вылетом в командировку. А уже через неделю Горбачев пригласил авиатора в свой служебный кабинет в здании правительства и в безапелляционной форме повел речь о ежемесячных платежах.

– Когда мне предложили платить, я понял, что это предложение, от которого не отказываются, – теребя в ладонях носовой платок, рассказывал Сухоребрик.

По его словам, дальневосточные авиакомпании банкротились на глазах, и поддержка региональных властей – на приобретение техники, субсидирование региональных авиаперевозок – была особенно актуальна. Кроме того, покровительство региональных властей ему было важно и для  личного бизнеса, прохождения бюрократических процедур. Гендиректор «Авроры» является одним из собственников авиакомпании  «Авиашельф»  и ряда  околоавиационных фирм,  от деятельности которых получает солидные дивиденды. Параллельно он возглавляет одну из самых успешных на строительном рынке области фирму ООО «Сахинстрой». Сегодня она возводит  комплекс «Грин Палас Мира 300» в Южно-Сахалинске.

По утверждению Сухоребрика, эту лояльность властей он оплачивал из личных средств. И для этого ему даже дважды пришлось брать займы у своего иностранного партнера по строительному бизнесу.

– Когда я принимал решение, я учитывал все риски, которые могли последовать,  если бы я  не принял предложение Горбачева, – заявил  Сухоребрик. – А они были высоки.

Представитель стороны обвинения из генеральной прокуратуры РФ Денис Штундер несколько раз задавал Сухоребрику вопрос, знал ли он, как Горбачев распоряжается полученными деньгами. В присутствии Хорошавина Сухоребрик не решался повторить то, что утверждал во время следствия «по поводу средств, которые передавались в качестве взятки Хорошавину».

– Где вы говорите  правдивее и точнее, – спрсил Штундер. На что свидетель  ответил, что говорил и говорит одинаково.

По ходатайству прокурора были оглашены письменные показания гендиректора «Авроры», из которых следовало, что он сознавал, кому предназначались наличные средства и чем они являются. Ведь, беря пакеты с валютой, Горбачев «квитанций, подтверждающих прием денег, не давал», а всего лишь что-то помечал в обычной записной книжке. И если на первом этапе Сухоребрик где-то еще мог поверить, что деньги пойдут в благотворительный фонд, то со временем стал в этом сомневаться.

Адвокат экс-губернатора Ольга Артюхова спросила: «Из каких соображений вы говорите, что губернатор определял периодичность и размер выплат? Была ли это воля губернатора? Чем это подтверждено?».

– Волю губернатора передавал Горбачев, – ответил Сухоребрик. – Я знаю его как человека высокой исполнительской дисциплины. И это мои предположения, основанные на моей уверенности и жизненном опыте.

Державший до этого паузу Хорошавин вступил в спор с представителем прокуратуры, эмоционально обвинив его в давлении на свидетеля.

– Зачем вообще мы все здесь? Давайте деньги сэкономим, которые так нужны государству! – горячился экс-губернатор, поддерживаемый репликами своего советника Икрамова, сидящего рядом на скамье подсудимых.

– Не мешайте вести процесс, вы не на совещании, – оборвал его представитель стороны обвинения и обратился к Сухоребрику: «Вы ощущаете давление?».

На что тот спокойно ответил, что никакого давления не ощущает и его показания в суде соответствуют тем, что он давал следователям ранее.

Хорошавин задал Сухоребрику несколько вопросов для демонстрации их личных добрых отношений. Из уст экс-губернатора даже прозвучало слово «друг».

Из ответов свидетеля следовало, что в беседах во время частых совместных поездок экс-губернатор интересовался не только делами «Авроры», но и личным бизнесом Сухоребрика, в то же время финансовой помощи для себя не просил и попыток отжать бизнес не предпринимал.

– Мы говорили с вами о бизнес-проектах. Были ли от вас законные предложения поучаствовать мне в ваших проектах? По Инчону? – спросил Хорошавин.

– Я говорил вам, что в аэропорту Инчон будет развиваться игорный бизнес, – ответил Сухоребрик.

Что стояло за этим вопросом Хорошавина, для присутствующих в судебном заседании осталось неизвестным.

Второй свидетель по эпизоду об «авиаторских» взносах первый заместитель гендиректора «Авроры» Андрей Колесник повторил практически то, что говорил Сухоребрик: имеющие высокодоходный бизнес предприниматели вносили средства в фонд «Сахалин 21 век», деньги приносили наличными. Из-за занятости своего руководителя валюту в правительство практически всегда носил он, Колесник. По его словам, Горбачев брал деньги не таясь, даже не закрывая дверь на ключ. После того как СМИ сообщили о задержании губернатора Хорошавина, они вместе с генеральным директором «Авроры» пошли в управление ФСБ и чистосердечно в этом признались.

По словам первого заместителя гендиректора «Авроры», авиакомпания находилась в прямой зависимости от областной власти не только в связи с субсидированием перевозок, но и из-за установления тарифов. Расчеты тарифов, а следовательно, стоимости авиабилетов производит подконтрольная правительству региональная энергетическая комиссия. Из-за отсутствия определенной узаконенной методики у чиновников руки развязаны, в их власти что-то принять к расходам, что-то нет. И при проведении проверки это было признано как коррупционная составляющая.

В судебный процесс приглашается свидетель по эпизоду передачи в качестве взятки четырех миллионов рублей компанией «Мерси Агро». Бывший начальник отдела министерства инвестиций и внешних связей Евгений Лаптин подробно рассказывает, как проходил процесс выделения этой компании господдержки. Сельхозпредприятие намеревалось построить на территории области современный свинокомплекс и пыталось получить на это финпомощь регионального правительства.

В этом эпизоде фигурирует экс-министр сельского хозяйства, торговли и продовольствия Николай Борисов. Но какова его роль в этом преступлении, в котором, как известно, он признал себя как посредник в передаче взятки, из показания этого свидетеля пока неясно. Впереди допросы других свидетелей и самого подсудимого Борисова. Как уже сообщалось, судебное слушание проводится в смешанном режиме.

6 апреля суд приступил к рассмотрению эпизода о взятке за подряд на строительство дороги на север Сахалина. Приглашенный в качестве свидетеля экс-министр транспорта и дорожного хозяйства области, а ныне пенсионер Владимир Дегтярев подробно рассказал, как осуществлялся контроль за дорожным строительством. Но никаких фактов «откатов» не привел.

Впрочем, его показания о том, что руководитель секретариата губернатора Вячеслав Горбачев держал под своим пристальным вниманием перечисление средств за выполненные работы подрядчика АО «Труд» строительной компании «Альянсстрой», видимо, найдут свое продолжение в дальнейшем судебном исследовании.

В ближайшие дни в суде должен быть заслушан один из главных фигурантов этого процесса – Вячеслав Горбачев. Сейчас он находится за пределами области, и пока неизвестно, каким образом будет проходить его допрос – не исключено, что в формате видеоконференции, если информация о его болезни подтвердится.

Т. ВЫШКОВСКАЯ.