RIAN_03043765.HR_.ru_t_650x433

В Южно-Сахалинском городском суде продолжается слушание дела экс-губернатора области Александра Хорошавина и его бывших подчиненных – заместителя председателя правительства Сергея Карепкина, министра сельского хозяйства и продовольствия Николая Борисова и советника губернатора Андрея Икрамова.

Заседания уже несколько раз откладывались –  у самого младшего по возрасту (и по должности) подсудимого  40-летнего Андрея Икрамова проявились проблемы со здоровьем, которые не всегда позволяют ему принимать участие в заседаниях.

Вот и 31 мая, не успев начаться, слушание дела было отложено из-за плохого самочувствия этого подсудимого. Установленная связь с московским военным гарнизонным судом была прекращена, и в очередной раз в заседании был объявлен перерыв.

Государственному обвинителю опять не удалось допросить прибывшего в московский суд свидетеля Дениса Морозова. По утверждению выступавшего накануне на суде московского аудитора Виталия Володченко, именно через Морозова Икрамов обналичил несколько сотен тысяч долларов.

И вот в очередной раз в суд была вызвана «скорая помощь». Медики  констатировали у Икрамова повышение температуры и артериального давления.

Адвокат Юрий Сюзюмов  связал проблемы со здоровьем своего подопечного с нарушением режима – несколько судебных заседаний проводилось с 17 до 21 часа, из-за чего подсудимые были лишены возможности своевременно принимать пищу и использовать положенные в СИЗО прогулки. К тому же экс-чиновнику требуется провести медицинское обследование, чего не сделано, как заметил адвокат, до сих пор.

Накануне, 30 мая, в судебном заседании допрашивался еще один приближенный к Хорошавину сотрудник правительства – его помощник Борис Усачев. Тот самый, который, по словам руководителя секретариата губернатора Вячеслава Горбачева, носил в зарубежных командировках за своим шефом «часы и чемоданы». В правительстве области он  работал  с 2004 года, еще со времен губернатора Ивана Малахова.

Как пояснил сам Усачев, в последние годы в его обязанности входила подготовка губернаторских  командировок,  сопровождение шефа  в поездках и контроль за перечислением губернаторской зарплаты.  Сейчас Усачев  тоже трудится  в правительстве, но уже контролером шлагбаума.

В марте 2015 года Усачев  был задержан сотрудниками ФСБ. В багажнике автомобиля, на котором он ездил, была обнаружена сумка с 14 миллионами рублей из «губернаторского» сейфа.

Появление этих миллионов в багажнике машины Усачев пояснил следствию следующим образом.

– 2 марта 2015 года в 22.30 мне позвонил Икрамов  и сказал, что надо приехать на работу. Я приехал, Хорошавина не было. Встретил Икрамов и  попросил привезти Горбачева, а также  дал мне ключи от своего кабинета, чтобы я взял у него со стола  рабочие документы. Я привез Горбачева, прошел в кабинет Икрамова, забрал со стола документы и передал их Горбачеву. Тот положил бумаги в  сумку и попросил  меня оставить ее в моем автомобиле.  После я отвез Горбачева домой, а 3 марта добровольно сообщил следователям, что в моем автомобиле (зарегистрированном на знакомую. – Т. В.) находится сумка.

Как накануне свидетельствовал сам Горбачев, ночной переполох был вызван тем, что кто-то предупредил Икрамова о предстоящей операции правоохранительных органов.  Но  эти предупредительные меры, как видно, не помогли.

По словам Усачева, этому эпизоду предшествовала еще одна  просьба Горбачева, связанная с доставкой  саквояжа. Как-то в конце  рабочего дня руководитель секретариата передал ему тяжелую спортивную сумку коричневого цвета и попросил вечером отвезти ее губернатору домой. Обычное поручение.

– Я положил сумку в багажник служебного автомобиля губернатора, – рассказывает Усачев. –  И когда подъехали к его  дому на территории западного пульта управления, занес ее в прихожую и оставил там.

Во время допроса в суде Горбачев пояснял, что в этой сумке находилось 76 миллионов рублей, которые якобы по указанию Хорошавина он переложил из сейфа, находящегося в курительной комнате здания областного правительства.

По утверждению Усачева, о содержимом этих сумок он не знал. Просто исполнял поручения руководства.

При расследовании возбужденного в отношении экс-губернатора уголовного дела  всплыли факты легализации крупных сумм денег, в которой участвовал помощник губернатора.

– У Хорошавина были открыты счета в Газ-промбанке, – рассказывает Усачев.– Я получал от Горбачева российские рубли в сумме от двух до пяти миллионов каждый раз и пополнял банковские карточки самого Хорошавина и его  супруги. Приезжал в банк, в сопровождении менеджера по работе с вип-клиентами Ольги шел в кассу, брал финансовые документы, отвозил их на подпись Хорошавину. Затем подписанные  бумаги привозил  обратно в банк. А банковские карты возвращал губернатору.  Лишь однажды, когда Хорошавин был сильно  занят, деньги на карты  я внес от своего имени.

Отвечая на вопросы участвующего в судебном заседании представителя генеральной прокуратуры Дениса Штундера, 47-летний Усачев в отличие от 63-летнего Горбачева не раз бросал фразу «не помню». Его показания несколько отличались от того, что он говорил во время следствия. В частности, под протокол он утверждал следователю, что указания положить на банковские карты деньги ему давал сам губернатор, после чего он шел к Горбачеву за указанными суммами. А в судебном заседании сказал, что поручение съездить в банк ему давал Горбачев. В связи с этим прокурор ходатайствовал об оглашении его показаний во время следствия.

Кроме пополнения банковских карт, принадлежащих губернатору и членам его семьи, в Газпромбанке Усачев обменивал крупные суммы российской валюты на доллары, иены и евро в зависимости от того, в какую страну планировалась командировка. В уголовном деле находятся документы, подтверждающие 14 обменных операций, прошедших через Газпромбанк. В рублевом эквиваленте речь идет в общей сложности о 60 миллионах.

При этом Усачев взаимодействовал с тем же менеджером по работе с вип-клиентами по имени Ольга. Звонил ей, заказывал валюту для губернатора, а затем ее забирал и передавал Горбачеву.

О происхождении миллионов, утверждает Усачев, он не знал. Как и не знал, на что тратятся эти миллионы. По его словам, во время шопинга в зарубежных поездках Хорошавин брал в магазин только переводчика, оставляя своего помощника за пределами торгового зала.

Т. ВЫШКОВСКАЯ.