Владимир Аболтин. 1920-е годы.

 

Книжная серия «Сахалинская и Курильская историческая библиотека» пополнилась интересным сборником документальных материалов «В. Я. Аболтин. Остров сокровищ: Северный Сахалин».

Эта фигура в истории островной области навсегда останется одной из ключевых. Весной 1925 года агент наркома иностранных дел СССР Владимир Аболтин по решению наркома Г. Чичерина стал председателем полномочной комиссии центрального исполкома СССР по приему от Японии Северного Сахалина. Он не только успешно выполнил важнейшую миссию, но и 1 мая того же года выпустил в свет первый номер газеты «Советский Сахалин», который и редактировал. Было Аболтину в ту пору 25 лет.

Владимир Аболтин. 1920-е годы.
Владимир Аболтин. 1920-е годы.

Когда в 2003 году составлялся список по выпуску социально значимой краеведческой литературы, прозвучало предложение: открыть книжную серию «Сахалинская и Курильская историческая библиотека» документалистикой Аболтина. Однако идее бывшего руководителя областного архивного управления Александра Костанова суждено было осуществиться лишь через четырнадцать лет. Возможно, был в том и свой плюс: за это время архивисты провели большую поисковую и исследовательскую работу, прежде чем собрали под одной обложкой хроникальные записи, материалы, воспоминания и фотографии очевидца событий более чем 90-летней давности.

А предыстория появления на острове агента наркома иностранных дел В. Аболтина такова. После длительных и тяжелых переговоров 20 января 1925 года в Пекине была подписана конвенция об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией. Данным актом восстанавливались дипломатические отношения между этими странами, что означало юридическое признание советской России. По этой же конвенции японское правительство в срок до 15 мая должно было вывести войска с Северного Сахалина.

Чтобы претворить в жизнь положения Пекинской конвенции, советское правительство создало полномочную комиссию. Ей предстояло совместно с только что сформированным Сахалинским ревкомом заниматься всеми вопросами по передаче Северного Сахалина советской власти. В комиссию вошли сотрудники ОГПУ, наркомата иностранных дел и реввоенсовета.

В Хабаровске группа приобрела десять саней-розвальней. «Трое из них были оборудованы в виде кибиток, – сообщал Аболтин. – На санях были установлены наскоро сколоченные будки из досок, защищающие от ветра. Для всех членов «экспедиции» были куплены кухлянки – тунгусские шубы из оленьих шкур с мехом наружу и капюшонами, а также торбаза – тунгусская мягкая обувь из меха с голенищами выше колена. Раздобыли пару пишущих машинок, заготовили запас продовольствия, были изготовлены печати, штампы и т. д.».

28 февраля на санном поезде из собачьих упряжек члены комиссии отправились на остров. 21 марта в Александровске-Сахалинском в присутствии японского командования провели первое заседание (всего их было шесть).

Между двумя государствами в условиях передачи северной части острова шла не шуточная борьба. События разворачивались как в остросюжетном политическом детективе. Переговоры были тяжелыми, шли в тревожной атмосфере. Их итоги японцы восприняли как несправедливые, поскольку были вынуждены покинуть советский Сахалин. Под разными предлогами и в различной форме они пытались закрепить за собой оккупированную территорию.

Как позже вспоминал Аболтин, нужно было быть готовыми к обострению ситуации, возможным провокациям со стороны японской военщины. При этом наряду с твердостью и выдержкой проявлять такт, дипломатическую гибкость и установить по возможности дружелюбные отношения с японским командованием. Разъясняя точку зрения полномочной комиссии, Аболтин девять раз встречался с японским послом. В итоге 1 мая было подписано соглашение об окончании японской оккупации Северного Сахалина.

Мирная передача территории советской власти стала одной из блестящих операций молодой советской разведки и наркомата иностранных дел. Это был важный пример мирного разрешения противоречий и урегулирования конфликтной ситуации посредством компромиссов и уступок. Полпред наркома описал в подробностях события тех дней.

Как рассказала главный составитель сборника, почетный архивист России Марина Гридяева, в издание «В. Я. Аболтин. Остров сокровищ: Северный Сахалин» вошла и книга этого автора. В единственном экземпляре ее отыскали в фондах областной универсальной научной библиотеки. Там раритет отсканировали и передали архивистам для работы. В сборник также вошли две статьи Аболтина по той же тематике, опубликованные в 1970-х годах в журнале «Вопросы истории».

Но подарком судьбы для составителей стала находка дневника Аболтина в комплексе архивных документов из его личного фонда. В деловом японском блокноте из 32 листочков председатель полномочной комиссии ежедневно оставлял записи о происходивших событиях.

Дневник готовили к публикации Марина Гридяева, Ким Чан Ок и Юлия Дин. Прочитать и расшифровать его было очень сложно: почерк неразборчив, записи часто делались в пути, на коленке черными и красными чернилами. К тому же Аболтин пользовался условными обозначениями, понятными только ему. Есть фрагменты на латышском языке. Поскольку на Сахалине не нашлось человека, который бы смог их прочесть, пришлось обращаться за помощью к специалистам Государственного исторического архива. Так что и не без их участия дневник впервые публикуется с полностью восстановленными купированными фрагментами текста (эти места в книге выделены). Комментарии к изданию подготовлены научным консультантом, профессором ДВФУ Мариной Сердюк и профессором СахГУ Еленой Лисицыной.

Как рассказала М. Гридяева, пока издание готовили к печати, в архивах Хабаровска и Москвы нашли огромный комплекс исторических документов той поры, который еще не введен в научный оборот. Так что исследовательская работа будет продолжена.

В 2008-м фонды областного исторического архива пополнились коллекцией документов, переданных в дар председателем обкома профсоюза работников госучреждений Лидией Шарухиной. В 1975 году ее муж, заведующий отделом информации областного комитета по телевидению и радиовещанию, находился в командировке в Москве. Перед Петром Шарухиным стояла задача собрать материалы, фотографии, магнитофонные записи для юбилейного телесюжета к 50-летию передачи Северного Сахалина Японией. В его коллекции оказался и предназначенный для редактирования контрольный оттиск первого номера газеты «Советский Сахалин». (Кстати, вот какую запись от 1 мая 1925 года оставил Аболтин в своем дневнике: «Вышел первый номер нашей газеты, есть и моя статейка. В общем, для Александровска номерок приличный»). После смерти мужа папку с ценными историческими документами вдова передала на вечное хранение в госархив.

Надо сказать, составители сборника сделали важный шаг к объективному изучению истории области и стиранию белых пятен. Ими также собраны интересные биографические сведения о незаурядной личности Аболтина.

Завершив свою миссию на Северном Сахалине, он в дальнейшем выполнял обязанности генконсула СССР в Харбине, занимался научно-преподавательской деятельностью, стал доктором экономических наук. В Китае работал корреспондентом ТАСС, в Иваново возглавлял Государственный институт иностранных языков. Не избежал репрессий. В 1950-е годы трудился в Институте экономики АН СССР, получил звание профессора и стал известным специалистом по проблемам международных отношений на Дальнем Востоке. Аболтин – автор семи монографий, десяти брошюр и около 400 статей. Многие его работы переведены на иностранные языки, некоторые подписаны псевдонимом Аварин.

Коллективный труд архивистов над его авторским сборником документов и материалов получил высокую оценку коллег, историков, работников культуры, активистов Русского географического общества.

Л. Степанец.