RIAN_03043765.HR_.ru_t_650x433

8 июня в судебном заседании по уголовному делу о взятках и легализации незаконно полученных доходов экс-губернатором Александром Хорошавиным и его бывшими подчиненными – заместителем председателя правительства Сергеем Карепкиным, министром сельского хозяйства и продовольствия Николаем Борисовым и советником Андреем Икрамовым объявлен перерыв до 3 июля.

Накануне состоялся допрос еще одного свидетеля из Москвы –  Дениса Морозова, проходящего по эпизоду с обналичиванием денег, поступивших на зарубежные счета. Для этого Морозов прибыл в Южно-Сахалинск, хотя первоначально  его поездка не планировалась. Свидетель,  как и другие жители столицы, должен был допрашиваться в режиме видеоконференции, из зала московского суда. Но несколько раз это заседание откладывалось – к концу дня у подсудимого Икрамова ухудшалось самочувствие.

В итоге Морозов прилетел в Южно-Сахалинск и неожиданно для подсудимых и их адвокатов появился собственной персоной в зале заседаний Южно-Сахалинского городского суда.

Он рассказал, что познакомился с Икрамовым через московского аудитора Виталия Володченко. В ходе встречи советник сахалинского губернатора  сообщил, что ему требуется регистрация компании в  Гонконге.

– Для чего он хотел регистрировать фирмы, я узнал только на следствии, – рассказывает Морозов. – Для  меня подобные встречи были в порядке вещей, поэтому особо не интересовался.

Когда стало ясно, что зарегистрировать фирму в Гонконге не получится, Володченко спросил, можно ли фирмы Морозова использовать для перевода валюты. На тот момент у московского бизнесмена были две оффшорные компании «Ноумен» и Лама трейд», которые занимались экспортно-импортными операциями.  Для Морозова банковское посредничество опять же было в порядке вещей, и он принял предложение. За вознаграждение – от двух до трех процентов от обналиченной суммы.

Планируемая схема была таковой – из кипрских банков на счета его компаний за рубежом будут поступать средства – для передачи их денежными купюрами в Москве.

– Со мной связался некий Роман, – поясняет Морозов –  он прислал мне реквизиты компании («Менлайн»). После этого  на счет подконтрольной мне компании «Лама трейд» из Кипра поступила первая сумма – 300 тысяч долларов.

На счет этой компании перечислялась валюта  и из Тихоокеанского Внешторгбанка. Морозов обналичивал доллары через своего китайского партнера, господина Чана. Тот тоже за свои услуги брал два процента от суммы.

Пачки стодолларовых купюр у Морозова забирал  аудитор Володченко. За деньгами он приезжал в его офис сам или же присылал своего водителя. И также  «снимал» свои два процента. Таким образом с весны 2011 до января 2013 года  Володченко получил от Морозова 5 млн. 600 тыс. долларов. О чем подробно  рассказывал на судебном заседании несколькими днями раньше.

В ходе допроса Морозова судом исследовались банковские документы, подтверждающие денежные операции между указанными юридическими лицами.

По словам Морозова, он не интересовался  у Володченко,  как тот распоряжался обналиченными деньгами.

– Есть понятие деловой этики, –  скромно заметил он.

Сам же Володченко уже пояснял суду, что доллары предназначались для советника сахалинского губернатора Икрамова. Именно ему он передавал пачки валюты, имея свой коммерческий интерес.

14 июня областной суд вернулся к рассмотрению гражданского дела о конфискации имущества семьи Александра Хорошавина. Как уже сообщалось, в прошлом году Южно-Сахалинский городской суд принял решение об отчуждении миллиардного имущества экс-губернатора и членов его семьи. Вышестоящие судебные инстанции оставили это решение в силе.

Но разъяснения Конституционного суда РФ по делу башкирского чиновника подвигли истцов вновь обратиться в суд. Адвокат экс-чиновника Ольга Артюхова пояснила, что  из принятого КС документа следует, что невозможно изымать имущество у совершеннолетних детей чиновников, а также денежные средства и иные предметы, которые не регистрируются. В данном случае были обращены в доход государства крупная сумма денег и множество ювелирных изделий. Также под отчуждение попало имущество совершеннолетнего сына Хорошавина. По утверждению адвоката, с учетом вновь открывшихся обстоятельств производство по делу должно быть возобновлено.

Сам Хорошавин принимал участие в заседании в режиме видеоконференции, из южно-сахалинского СИЗО. И очень был удивлен тем, что ему не позволили прибыть в зал судебного заседания лично.

Выслушав доводы участников процесса суд в составе трех судей не нашел  вновь открывшихся обстоятельств и в иске отказал.

 Т. ВЫШКОВСКАЯ.