Жительница села Москальво Охинского района Н. Опарей пришла в редакцию с рядом претензий к исполнительной власти – муниципальной и областной. На ее взгляд, северной части острова уделяется очень мало внимания, проблемы населения растут, по некоторым вопросам активная женщина обращалась в охинскую администрацию, региональное правительство, но получала, по ее словам, отписки.

Редакцию она просила о помощи в одном: обнародовать нерешаемые или недостаточно активно решаемые проблемы, привлечь к ним внимание общества. Для многих сахалинцев Охинский район прочно увязывается с добычей нефти, с благополучием, на самом деле живется его жителям очень трудно.

Конечно, главная боль Н. Опарей – ее родное Москальво. В области осуществляется программа по переселению из ветхого и аварийного жилья, люди выезжают из бараков в новые квартиры, а в Москальво, рассказала она, больше двух десятков семей ютятся где придется. В 2010 году произошла авария на тепловых сетях, в ряде бараков система разморозилась. Жильцы решали проблему сами: кто-то переехал к родственникам, кто-то снимает жилье, кто-то его купил. Бараки уже разрушены, их не признавали ни ветхими, ни аварийными, и их бывшие жильцы не имеют сегодня права на получение новых квартир. О них забыли, утверждает Н. Опарей, а сами люди не способны воевать за свои права. Им один раз сказали «нет», и они больше не проявляют активности. Чтобы добиваться чего-то, надо ездить в Оху, одна поездка обходится в 300 рублей, не всем по карману.

Н. Опарей писала об этом в 2015 году в правительство области. Получила ответ, подписанный и. о. министра строительства области В. Залозным. Тот ответил, что жителей, пострадавших от аварии, из бараков переселили тогда же в свободные благоустроенные жилые помещения муниципального фонда села Москальво, но расселяли только фактически проживавших граждан, которые не могли жить с нарушенным отоплением.

И. о. министра таким образом фактически признает, что за бортом властных решений все же остались жильцы, прописанные в бараках по ул. 1-я и 2-я Портовая, но не проживавшие там во время аварии. Кто должен решать их жилищную проблему?

В Москальво нет хорошей питьевой воды. Года три-четыре назад в селе пробурили скважину, но вода пошла не такая, как ожидали, а с высоким содержанием железа. Люди жаловались, коммунальщики установили очистные фильтры, но они не помогли. Перед очередными выборами мэра жители Москальво поставили перед властью вопрос о качественной воде, и было решено привозить воду из Некрасовки – хотя бы для питья и приготовления еды. Сейчас раз в неделю во вторник в село приезжает цистерна, но такая ситуация не может и не должна длиться вечно.

Сельчане хотят иметь вдоволь качественной воды. Их убеждают, что не такое уж высокое содержание железа в той, что добывается из скважины, пользоваться ею можно. Но, говорит Н. Опарей, она много раз просила показать заключение Роспотребнадзора о качестве воды и разрешение на ее реализацию. Не показывают.

Жители Москальво сожалеют, что выборы мэра не выиграл Д. Кан, говорит Н. Опарей. Он все-таки специалист жилищно-коммунального хозяйства, заместитель областного министра ЖКХ, и от него в этой ситуации можно было ждать более действенной помощи.

В Москальво во врачебной амбулатории работает медсестра. Жители просят хотя бы фельдшера, но даже в министерстве здравоохранения помочь не могут. Объясняют: никто не хочет ехать в такую глушь, даже в Охинскую ЦРБ трудно найти специалистов – некоторых не хватает. Раз в месяц в Москальво приезжает терапевт из Охи. К специалистам же надо ехать в ЦРБ за 42 км. Стоит еще раз напомнить, что проезд в Оху обходится в 300 рублей. Зимой поездки бывают проблематичными из-за снежных заносов. «Скорой» тоже бывает непросто пробраться в Москальво за больными.

В Москальво в плохом состоянии детские сады. Практически все они построены в 60-е годы прошлого столетия, рассказывает Н. Опарей. В детский сад, куда она водит внука, ходил еще ее муж. Когда в 2015 году в Охинский район приезжал губернатор О. Кожемяко, женщина выступала по поводу детских садов на его встрече с жителями. Результат: министерство образования было не против создать программу по их ремонту, нашлись бы деньги на сам ремонт, но проектно-сметная документация должна готовиться за счет средств района. А это несколько миллионов рублей. С 2015 года, говорит Н. Опарей, и по сегодняшний день денег найти не могут. «Что за законы такие: дают так, что не можем взять?» – возмущается женщина.

В Москальво, да и в Охе дорогие продукты питания. Огромные деньги вкладываются в развитие сельского хозяйства, казалось бы, результатами этих вложений жители области должны пользоваться в равной мере, но почему-то южносахалинцы покупают килограмм свиного мяса за 250 рублей, а жители Охинского района за 400 рублей, говорит жительница Москальво. Яйца дешевле чем за 77 рублей десяток не купить. Из Поронайска, Тымовского привозят кисломолочную продукцию. Пол-литра кефира стоит 53 – 56 рублей. Только в одном магазине этот кефир продается за 42 рубля, и там его раскупают в считанные минуты. В магазине, который считается социальным, кефир тоже идет по 53 рубля. Вот 42 рубля – это социальная цена! Если кто-то торгует по такой, значит, она реальная.

Н. Опарей писала в охинскую администрацию, просила организовать – по примеру Южно-Сахалинска – сельскохозяйственные ярмарки. Ей прислали официальный ответ, в котором утверждалось, что в районе центрального рынка Охи работает постоянно действующая сельскохозяйственная ярмарка, там установлены торговые места для продажи сельхозпродукции, дикоросов, свежевыловленной и свежемороженой рыбы, добытой местными рыбаками, огородной продукции. Несколько раз в месяц, сообщалось в письме, в район привозит свою продукцию АО «Совхоз Заречный» и реализует ее по ценам ниже розничных. Администрация неоднократно обращалась в адрес других сельхозпроизводителей с просьбой организовать торговлю своей продукцией на территории Охинского района, но в связи с отдаленностью района и экономической нецелесообразностью такой торговли следовали отказы. Сообщалось также о существовании трех социальных магазинов, где торговая наценка на социально значимые товары не превышает 15 проц., но, считает Н. Опарей, этого мало. Должна существовать какая-то областная ценовая политика в части уравнивания стоимости основных продуктов питания. Сделали же во всех районах одинаковые тарифы на тепло.

В скором времени в Охинском районе должно начаться строительство филиала птицефабрики «Островная» и восстановление теплиц. Но своя продукция появится не так быстро, как хотелось бы.

Одна из проблем, изложенных нашей читательницей, касается самого районного центра, жителей Охи.

В Охе после землетрясения 1995 года, писала Н. Опарей в правительство области, по результатам соответствующей ревизии оказалось 70 сейсмонеустойчивых домов. Эти дома построены в основном в 1970 году, износ внутренних коммуникаций в них – стопроцентный. В программы по сносу ветхого и аварийного жилья и капитальному ремонту эти дома не попадают. Но с ними нужно что-то делать. Надо обследовать и решать, какие еще можно капитально отремонтировать, какие – снести. И решать побыстрее, поскольку сейсмическая активность в районе Охи продолжается, трещины в домах становятся все шире. Когда-нибудь строения могут сложиться как карточные домики.

Из правительства ей сообщили, что охинские дома, имеющие дефицит сейсмостойкости и различные незначительные повреждения вследствие землетрясения 1995 года, включены в перечень жилых домов, подлежащих сносу в 2015 – 2020 годах. Взамен них планируется строительство новых сейсмостойких домов. В ответе фигурируют названия разных программ и подпрограмм, но общий результат таков: за 2009 – 2015 годы было построено для расселения жилых домов из перечня четыре новых дома с общим количеством квартир – 114, еще один дом был расселен в 2016 году, три дома планируется расселить в 2017 году. В 2018 году планируется сдача 60-квартирного дома. В том же 2018 году собираются начать строительство еще одного дома для расселения жильцов из домов, содержащихся в перечне. Таким образом, делается вывод в официальном письме, правительством области и администрацией района проводится целенаправленная работа по строительству новых жилых домов в рамках имеющихся лимитов бюджетных ассигнований.

На взгляд Н. Опарей, целенаправленная работа движется медленно, видимо, лимиты бюджетных ассигнований слишком скромны.

Найдут ли претензии жительницы Москальво отклик?

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.