Мужчина расчищает дорожку от снега в деревне Бобровка, 25 января 2017 года Алексей Мальгавко/РИА Новости

 

Мужчина расчищает дорожку от снега в деревне Бобровка, 25 января 2017 года Алексей Мальгавко/РИА Новости
Мужчина расчищает дорожку от снега в деревне Бобровка, 25 января 2017 года Алексей Мальгавко/РИА Новости

 

Экономического роста в 2%, который России пророчат чиновники, не предвидится даже в перспективе семи лет. При этом у экономистов даже появилось некое «предчувствие» рецессии: несмотря на позитивные данные за январь, они снизили прогноз по росту ВВП к 2022 году. Возможно, в этом году повторится ситуация 2017-го, когда рост в январе сменился спадом, предполагают эксперты.

 

Хотя консенсус-прогнозы на этот и следующий год остались почти без изменений, у экономистов появилось некое «предчувствие» рецессии, отмечается в «Комментариях о государстве и бизнесе» Высшей школы экономики (ВШЭ).

 

«Если ориентироваться на консенсус-прогноз, теперь 2%-й рост не просматривается даже в перспективе ближайших семи лет. Это означает, что позиции России в глобальном экономическом «табеле о рангах» будут последовательно ухудшаться в течение достаточно долгого времени»,

 

— пишет заведующий Центром анализа соцпрограмм и рисков Института социальной политики НИУ «Высшая школа экономики» Сергей Смирнов.

 

 

В опросе ВШЭ относительно видения перспектив российской экономики в 2018-2019 годах и далее до 2024 года приняли участие 26 ведущих экспертов из России и других стран.

 

Они считают, что в ближайшие пару лет рост ВВП будет ниже официального прогноза, а к 2022 году ожидания резко ухудшаются. В общем сложности консенсус-прогноз экспертов подразумевает реальный прирост ВВП в 2018 году на уровне 1,7%, 2019-м-2020-м годах — 1,6%, 2021-м году — 1,8%, а в 2022 году — вновь 1,6% (ранее они прогнозировали 2% рост).

 

Согласно официальным прогнозам Минэкономразвития, рост ВВП в ближайшие годы будет выше 2%. В 2018-м году он составит 2,1%, в 2019-м году — 2,2%, в 2020-м году — 2,3%.

 

Чиновники при этом полны оптимизма.

 

«Последние данные за январь демонстрируют рост ВВП на 2% к уровню прошлого года. Внутренний рынок и спрос вернулись к стабильному росту», — сказал министр экономического развития Максим Орешкин 22 февраля на встрече с представителями Японской федерацию бизнеса.

 

По данным Росстата, сразу несколько ключевых показателей — промышленное производство, сельское хозяйство, оборот розничной торговли, зарплаты — выросли более чем на два процента по сравнению с январем прошлого года.

 

Производство в обрабатывающем секторе увеличилось на 4,7%. Это обеспечило общий рост промышленности на 2,9%. Такого резвого старта аналитики не ожидали.

 

В Минэкономразвития отмечали, что основной причиной такой динамики в обработке стали те же отрасли, которые обусловили спад последних нескольких месяцев прошлого года — производство драгметаллов, табачных изделий, машиностроение. «Медианный темп роста в обрабатывающей промышленности, позволяющий исключить влияние «локальных» факторов, в январе, по оценке, составил 2% г/г», — говорили в ведомстве.

 

 

Рост промышленного производства по-прежнему базируется на «устойчиво положительной динамике в ключевых обрабатывающих отраслях — производстве пищевых продуктов, химической отрасли, легкой промышленности, деревообработке», добавляли в Минэке.

 

 

По словам директора аналитического департамента Локо-Инвест Кирилла Тремасова,

 

январь действительно был достаточно позитивен по экономическим показателям, однако делать по нему выводы по итогам года едва ли стоит. В этом году может повториться ситуация прошлого года, когда сначала года был незначительный рост, а в конце года, когда стало ясно, что нет спроса, опять откат,  предполагает экономист.

 

По его словам, едва ли в этом году рост ВВП превысит 2%, скорее будет в диапазоне 1,5-2%.

 

В целом же эксперты считают, что экономическая ситуация в конечном итоге будет по-прежнему зависеть от цен на нефть, потому что рассчитывать на другие факторы роста не приходится. Средняя цена на нефть в январе составила $69 за баррель, что на 28% больше, чем в январе прошлого года. Текущие цены несколько ниже этого уровня, но все равно при таком их уровне любые жесткие сценарии, скорее всего, минуют экономику России, говорят эксперты. Так, во вторник в ходе торгов фьючерс на нефть марки Brent с поставкой в мае торговался в районе $66-67.

 

«Стабильность экономического роста России зависит от цен на углеводороды, активности потребителей, а также динамики производственной активности. Текущая тенденция, сложившаяся на рынке черного золота, вселяет надежды на то, что котировки смогут удержаться выше $65.

 

Способствовать этому будут усилия участников энергетического пакта по снижению объема добычи нефти. Согласно комментариям представителей ОПЕК, ближневосточный картель при необходимости будет придерживаться обязательств по сокращению производства нефти и после 2018 года, успокаивает Артем Деев, ведущий аналитик Amarkets.

 

По мнению управляющего партнера экспертной группы Veta Ильи Жарского, текущая ключевая ставка, низкая инфляция и относительно крепкий рубль — лишь следствие удачных совпадений внешних факторов.

 

«Если завтра внезапно США все-таки решат наложить санкции на владение и торговлю облигациями федерального займа, то отрицательные последствия такого удара будут в несколько раз сильнее, чем положительные от недавнего присвоения России кредитного рейтинга инвестиционного уровня. Рост экономики темпами 1-1,5% в год должен скорее настораживать: мы только что выбрались из кризиса, стабилизировали курс валюты, потребительский спрос начинает оживать, а ВВП не растет — почему? Нужны серьезные реформы, которые дадут сигнал среднему и крупному бизнесу, что развивать производство в России выгодно, что малый бизнес может осваивать сферу услуг, не боясь быть замученным проверяющими органами», — отмечает эксперт.

 

Очевидно, что уровень в 2%-й рост экономики является определенным барьером, в достижение которого большинство экономистов просто не верят, предполагая инерционный сценарий развития России, констатирует главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.

 

По словам эксперта, исходя из предыдущих годов, накоплены пессимистичные ожидания, и без создания новых драйвером роста экономики достичь этого барьера будет невозможно. «Такими драйверами может стать рост потребления в сочетании с ростом инвестиций. При этом ориентироваться стоит не на 2%-й рост экономики, а скорее на цифры в 3,5-4%, что является по мировым меркам экономическим ростом», — отмечает Лисоволик.

 

При этом, как отмечал ранее «Газете.Ru» Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, 35% руководителей не ожидают существенного улучшения предпринимательского и инвестиционного климата, а более 40% респондентов сообщили о полном отсутствии планов долгосрочного развития капиталовложений на своих предприятиях. Положительных перемен в течение ближайших двух лет ожидают только чуть более 10% предпринимателей.

 

Аналитическое агентство Standard & Poor’s, которое на днях повысило рейтинг России до нижней инвестиционной ступени и охарактеризовало прогноз для страны как «стабильный», в числе прочего назвало ряд проблем, которые препятствуют развитию российской экономики. Это старение населения и сокращение рабочей силы, в результате чего производительность труда остается низкой. Последний фактор, по мнению агентства, усугубляется доминирующей ролью государства в экономике и низким уровнем конкуренции. При этом Standard & Poor’s не считает власти готовыми бороться с существующими проблемами.

Наталия Еремина.

https://www.gazeta.ru/business/2018/02/27/11664595.shtml