Таким был БМРТ "Дальний Восток".
Таким был БМРТ «Дальний Восток».

Я хочу рассказать об одном скромном, но очень сильном человеке. Он родился в 1946 году, сразу после окончания войны с фашистами, в семье героя войны. О таких детях говорят: ребенок Победы. Это начальник службы безопасности мореплавания и сертификации при ФГБУ «Сахалинрыбвод» Николай Антонович Харченко, который сегодня осужден по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток».

Он сознательно принял тяжелую ношу на свои плечи, но не поступился своей совестью. Ведь так он был воспитан своими фронтовиками-родителями и на протяжении всей своей жизни не поступается принципами чести и достоинства.

Перед ним изначально стоял выбор, пойти на сделку со своей совестью и обеспечить себе тихую пенсионную жизнь либо быть честным и смелым и подвергнуть себя в преклонном возрасте вынужденным испытаниям. Ему предлагали признать вину в предъявленных обвинениях, что по логике должно было повлечь за собой минимальное наказание, возможно, даже амнистию по приговору суда.

Кому, как не ему, можно было бы заявить: карайте жадных судовладельцев, не досмотрел я, простите, что выдал им документы, не предполагал, что они продырявят судно. Но не мог он пойти на сделку с совестью.

Если бы такие показания Харченко дал на предварительном следствии и в суде, то в свой 71 год уже отдыхал бы на заслуженной пенсии в каком-нибудь тихом южном курортном городке, в домике у моря. Ведь он достаточно ходил в моря капитаном, чтобы позволить себе жить на берегу, но уже не Охотского, а теплого моря.

– Следователи предлагали ему большие преференции за «признания», но не учли важный момент. Есть такое понятие, как совесть, и остались люди, которые ее не меняют на свое благополучие. Ведь в таком случае надо было оговорить самого себя и бросить тень на людей, которые ни в чем не виновны, – рассказывает защитник Харченко адвокат Иван Братеньков.

Харченко обвиняют в том, что на судне не было документации по системе безопасности мореплавания. Но это не так. Харченко лично проверял данное положение (наставление) по системе управления безопасностью и согласовал его в конце ноября 2014 года. Имеется журнал с отметкой о передаче этого документа на судно 8 декабря 2014 года.

Это типовое положение для судов одного класса, таких, как РТМС «Млечный Путь» и БАТМ «Дальний Восток». Поэтому каждый капитан, много лет работающий на подобных судах, знает это положение наизусть.

Капитан Притоцкий принял командование БАТМ «Дальний Восток» в Охотском море, пересев с РТМС «Млечный Путь», которым он до этого командовал не один год. Поэтому выводы суда первой инстанции о том, что капитан Притоцкий не знал, как действовать в аварийной ситуации, из-за отсутствия на судне положения по управлению системой безопасности мореплавания, абсолютно беспочвенны. Это положение на судне было, и Притоцкий отлично знал, как необходимо действовать в аварийной ситуации.

Вот что пишут о Н. Харченко люди, которым довелось когда-то с ним работать. Письма приходят из разных уголков страны. Люди не понимают, почему так несправедливо изменяется судьба заслуженного человека, когда она оказывается в руках конкретных должностных лиц.

Василий Мартынов, бывший подчиненный по службе:

– Я работал капитаном-наставником в компании ООО «БИНОМ» в 2001 году, и мы предъявляли Харченко суда для освидетельствования на предмет соответствия МКУБ. В работе Николай Антонович был принципиален, но всегда помогал советом и делом. Потом я работал в службе безопасности мореплавания и сертификации при ФГБУ «Сахалинрыбвод» капитаном-наставником под его началом. Как руководитель службы Харченко был честным, требовательным и справедливым.

Анатолий Золотарев, капитан дальнего плавания:

– Я знал Харченко еще в пору работы капитаном судна. Знающий, грамотный специалист. Его в работе не надо было плотно контролировать, на судне всегда был порядок и дисциплина. Умел настоять на своем, если это касалось требований безопасности мореплавания. За ним, как за каменной стеной. Не его вина, что капитан БАТМ «Дальний Восток» загубил судно и экипаж. Если бы капитан и старпом выполнили свои прямые обязанности, то траулер бы не утонул.

Валерий Черешнев, капитан дальнего плавания с 1996 года, возглавлявший службу безопасности мореплавания Корсаковской базы океанического рыболовства (БОР) Сахалинрыбпрома:

– При проверках компаний-судовладельцев Харченко всегда проявлял принципиальность, педантичность, бескомпромиссность. Он честно выставлял замечания и требовал их устранения в строго установленные сроки, давал нужные советы и наставления.

Так какая же связь между выдачей документации на траулер и его дальнейшим крушением? Очевидно, что наличие или отсутствие какого-либо документа на борту не может повлиять на то, потерпит судно крушение или нет.

Если рассуждать так, что, не выдай Харченко документацию, БАТМ «Дальний Восток» не вышел бы в рейс и не затонул, то это заблуждение. Во-первых, он был обязан выдать документацию, поскольку проверяющий судно его заместитель не нашел каких-либо препятствующих этому нарушений. Во-вторых, с такой логикой можно дойти до самой начальной точки: если бы судно не построили, оно бы позже не затонуло…

Е. ЕФИМЧУК, адвокат.