Таким был БАТМ "Дальний Восток".
fdsfsdfsdf
Таким был БАТМ "Дальний Восток".
Таким был БАТМ «Дальний Восток».

В Сахалинском областном суде продолжился апелляционный процесс по делу о крушении БАТМ «Дальний Восток». Как уже сообщалось, сторона защиты заявила отвод председательствующему судье Евгению Брику. Но он не отстранил самого себя от дела, которое он так уверенно ведет к нужному концу. Адвокат Евгений Ефимчук высказал намерение заявить еще одно ходатайство: на основании новых обстоятельств, ставших известными из показаний Томме, провести повторную судоводительскую экспертизу причин крушения БАТМ «Дальний Восток».

– Мы и раньше были уверены в том, что выводы находящейся в материалах дела экспертизы не имеют ничего общего с правдой. Теперь у нас есть веские основания требовать участия в деле реально независимых экспертов, – заявил он.

В ходатайстве о назначении повторной экспертизы Ефимчук привел ряд веских аргументов. В частности, адвокат констатирует, что никто из экспертов не имеет судоводительского образования. Они не имеют даже мизерного опыта судовождения, но, несмотря на это, ответили, например, на вопрос, какие факты и обстоятельства привели к крушению судна: нарушение правил движения и эксплуатации, техническая неисправность или же перегруз судна? Эксперты договорились до того, что во время промысла курс судна никак ни на что не влияет, не зависит от ветра и волнения.

В ходатайстве подчеркнута абсурдность ситуации, когда эксперты без опыта судовождения дают оценку действиям штурманского состава, но продолжают отрицать наличие зависимости крена судна от погоды, опровергая известную всем морякам истину, что если развернуть судно обратным курсом при боковом ветре, то крен изменится. Логика адвоката весьма проста: при условии, когда ветер дует в правый борт судна и увеличивает его крен на левый борт на 4 градуса, в случае изменения курса судна судоводителем ветер будет дуть в левый борт. Соответственно, перестанет действовать сила ветра в борт правый, а именно она, согласно выводам экспертов, увеличила крен судна на 4 градуса. После чего шпигаты левого борта вошли в воду и вовнутрь судна стала поступать вода. В результате чего судно впоследствии затонуло.

– Любой дипломированный судоводитель знает, что во время промысла и постановки трала погодные условия имеют существенное значение и во многом определяют курс судна при определенных ситуациях загрузки, но экспертам это неизвестно либо они делают вид, что не знают, – подчеркнул Ефимчук.

В доводах адвокат отметил, что эксперты указали неверный путь затопления машинного отделения через щель в переборке по правому борту, который был в момент крушения, наоборот, наверху, так как судно кренилось на левый борт. Эксперты не учли силы выставленного в море трала, который при сильном крене судна зацепился за левый борт и усугубил ситуацию. Не считают принятый балласт при крене 31 градус. Они не могут рассчитать, какие последствия повлек маневр на уже тонущем судне. Еще эксперты, оказывается, знали о работе судовых насосов, которые качают воду в цех вовнутрь судна, и тем не менее не рассчитали, сколько воды туда накачал экипаж собственными насосами. По расчетам специалиста из Петербурга, воды было подано не менее 300 тонн.

Другой важный момент, обозначенный в ходатайстве: эксперты приписали судну 90 тонн неизвестного груза. Из пояснения эксперта Анисимова следует, что они не знали реального водоизмещения и положения центра тяжести судна по высоте и предположили такой груз.

«Мы попробовали на 50 тонн увеличить эту нагрузку и на 50 тонн уменьшить, и получалось, что опять же остойчивость была более-менее, то есть судно могло противостоять этим обстоятельствам. А тут 90 тонн – это минимум нагрузки, расположенной достаточно высоко на палубе, в надстройках. На самом деле она наверняка была побольше и пониже, но именно при такой нагрузке у нас получились все расчеты», – пояснил эксперт.

То есть эксперты подогнали условия к ответу: не могли понять, как утонуло судно, и включили в расчеты дополнительную нагрузку в 90 тонн неизвестного груза. Причем никто из выживших членов экипажа не упоминал о наличии какого-либо груза весом 90 тонн, таких показаний в деле нет, как нет и документов, подтверждающих наличие такого груза. Все это означает, что расчеты экспертов недействительны для БАТМ «Дальний Восток», поскольку он имел иную нагрузку, нежели использованная экспертами.

Адвокат утверждает, что эксперты вышли за пределы своей компетенции. Следователь предоставил им данные, у них с такими данными судно не тонуло, тогда они виртуально положили ему на верхнюю палубу 90 тонн, и на бумаге, в расчетах, судно утонуло. Таким образом, поставленная им задача была выполнена. Вот только, считает адвокат, не надо было искать, куда положить эти 90 тонн. Надо было посчитать поданную насосами воду вовнутрь судна. Там ее было как раз 300 тонн.

Но, несмотря на убедительность и аргументированность речи адвоката, суд ходатайство не принял. Как и ожидалось.

Затем последовал отказ в вызове экспертов, которых надо было спросить, как изменятся выводы заключения в связи с допросом старпома Томме.

Напрашивается вопрос: для чего тогда вообще нужна апелляционная инстанция? По закону – для того, чтобы поправить ошибки суда первой инстанции. Но в данном случае не делается ничего, чтобы проверить доказательства, удостовериться в обоснованности приговора. Судя по действиям этого состава суда, нельзя исследовать документы с прошлого судебного процесса, нельзя приобщать общественные письма, нельзя назначать очень нужные экспертизы, а вот если следовать по закону – все это можно. И даже нужно.

Такое течение процесса уже не вызывает удивления. Все готовы к тому, что в любом случае любое ходатайство стороны защиты будет отклонено. Но нервы все равно не выдерживают. Срывается осужденный Александр Никодименко. Он начинает громко возмущаться происходящим, употребляя слово «коррупция». За что председательствующий суда грозит ему ответственностью вплоть до удаления из зала суда.

Защита тоже не сомневалась, что ходатайство о назначении повторной экспертизы суд не примет. Главной интригой было, по каким основаниям суд откажет в ходатайстве. А отрицательный результат – тоже результат. Он важен для осужденных, для следующей судебной инстанции. Для профессионального рыбацкого сообщества эта правда будет полезной.

Суд ведет дело к завершению. Но вот будет ли это просто формальное завершение или работа над ошибками, в наличии которых, наверное, мало у кого осталось сомнений, покажет время.

Игорь ПАНИН.