Накануне президент ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов от имени рыбацкого сообщества направил письмо председателю областного суда. Рыбацкое сообщество считает, что осуждены невиновные люди.

Из ответа председателя Сахалинского областного суда М. Н. Короля президенту ассоциации М. Г. Козлову:

«Согласно п. 1 ст. 10 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда.

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Информация о внепроцессуальных обращениях, поступивших судье по делам, находящимся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Такие меры направлены на обеспечение прозрачности осуществления правосудия и доведения таких обращений до сведения участников судебного разбирательства».

– Мы донесли позицию рыбаков, – говорит Максим Козлов. – Считаем, что были исследованы не до конца все материалы. Большое количество экспертиз, заключений и ходатайств, представленных в ходе процесса, суд не стал рассматривать и отклонил. Думаю, что если бы суд более внимательно отнесся к этим документам, то это могло бы повлиять на принятое им решение.

По мнению президента АРСО, создан негативный прецедент – сегодня никто не застрахован от подобной ситуации, когда могут осудить за действия, которые человек не совершал.

Море – это стихия, где даже при принятых мерах безопасности всякое может случиться. Корабль, прежде чем выйти в море, проходит через контроль большого количества государственных служб, которые дают на это свое разрешение. Поэтому рыбацкая ассоциация намерена поднять данный вопрос перед руководством отрасли.

Этот трагический случай, кроме всего прочего, еще больше снижает престиж рыбацкой профессии. Из уважаемой специальности сделали изгоя. В итоге Россия может потерять важную сферу деятельности. Мы и так по сравнению с СССР почти в два раза снизили объем добычи рыбы. Хотя страна обладает огромным ресурсным потенциалом и является великой морской державой.

Комментарий адвоката Евгения Ефимчука, защитника Алексея Васина.

Для начала я хотел бы процитировать отрывок из постановления Конституционного суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19-П.

«В целях обеспечения участия граждан Российской Федерации в управлении делами государства, а также следуя необходимости создания гарантий защиты прав личности в ее взаимоотношениях с государством в лице носителей публичной власти, Конституция Российской Федерации закрепляет право граждан Российской Федерации обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, что позволяет гражданам выразить свое отношение к деятельности публичной власти, выступает средством осуществления и охраны прав и свобод граждан и одновременно – через выявление конкретных проблем и возможных путей их решения – способом оптимизации деятельности органов публичной власти.

Таким образом, закрепленное в статье 33 Конституции Российской Федерации и отвечающее международно-правовым стандартам право граждан Российской Федерации на обращение в государственные органы является важным средством осуществления и защиты прав, свобод и законных интересов граждан, одной из форм их участия в управлении делами государства, инструментом взаимодействия личности и публичной власти и потому в силу статей 2, 15, 17, 18 и 45 Конституции Российской Федерации должно обеспечиваться законодателем, который обязан установить эффективный механизм его реализации и защиты».

В данном случае Конституционный суд указывает на необходимость использования эффективного механизма взаимодействия личности и публичной власти. Если же мы обратимся к ответу председателя Сахалинского областного суда, то увидим, что в целях обеспечения прозрачности осуществления правосудия и доведения таких обращений до сведения участников судебного разбирательства обращение общественной организации размещено на официальном сайте Сахалинского областного суда в соответствующем разделе «Внепроцессуальные обращения».

С одной стороны, это может показаться правильным, ведь не может же ассоциация рекомендовать суду, какие решения необходимо принимать, но это лишь по одной из версий восприятия ситуации.

Давайте вспомним, что помимо обращения общественной организации еще раньше было обращение капитанов морских судов, под которым поставили подписи более 2000 моряков-дальневосточников. В судебном заседании защитник Степан Сорокин поднимал данный вопрос, и выяснилось, что такое обращение в суд поступало, но до материалов дела тоже не дошло. Но если ассоциация получила ответ, то сын капитана Борисова, который направлял письмо председателю суда, ответа на него не получил вовсе. Основная проблема здесь лежит не в ответах, а в игнорировании судом сведений, которые сообщают граждане по данному делу. И такую позицию нельзя назвать эффективным механизмом взаимодействия личности и публичной власти.

В судебном заседании адвокат Сорокин заявлял ходатайства о приобщении обращения капитанов судов с подписями моряков к материалам дела в качестве сведений, характеризующих личность капитана Борисова. Но получил на это отказ по формальным основаниям. Суд сослался на то, что нельзя проверить подлинность подписей тех, чьи фамилии указаны под обращением. Однако суд при этом без всяких сомнений принимал заявления и иные документы, направленные почтой, от потерпевших, которые ни разу не участвовали в судебном заседании, просили признать осужденных виновными. В этом случае подписи у суда сомнений не вызывали и проверки не требовали.

Я абсолютно уверен, что все поступившие по данному делу обращения общественности суд должен был по собственной инициативе приобщить к материалам дела и дать им правовую оценку в качестве характеризующего материала либо иных документов. Общество выразило поддержку и доверие конкретным лицам, а такие обстоятельства заслуживают внимания.

В качестве данных, характеризующих личность, в суде принимаются характеристики от трудовых коллективов, общественных организаций, соседей по месту проживания, и т. д. А тут открыто в СМИ моряки заявляют, что знают осужденных капитанов как почетных тружеников моря. Но указанная информация в дело судом самостоятельно не приобщается, а защитнику капитана Борисова прямо отказано в приобщении такой информации к материалам дела.

Напомню, что в открытом письме моряки характеризовали Борисова, Кудрицкого и Харченко как достойных и опытных капитанов. В обращении АРСО говорится о невозможности осужденных капитанов повлиять на действия тех, кто действительно управлял судном.

Указанная позиция суда не может свидетельствовать о соблюдении конституционных и уголовно-процессуальных прав граждан. Таким способом суд по ставшей традицией привычке блокировал стороне защиты возможность представить доказательства даже в виде положительного характеризующего материала. Думаю, суд также не хочет, чтобы в Верховном суде при рассмотрении жалоб увидели в уголовном деле информацию об обращении общественных организаций и граждан в адрес суда, и это, на мой взгляд, может являться одной из самостоятельных причин, по которым ни одно обращение не приобщено к материалам дела.

Но что говорить об обращениях, если в уголовном деле даже письменное мнение потерпевших, которые встали на защиту осужденных, ликвидировали с глаз долой, чтобы в будущем никто не читал их мнение. И это не преувеличение.

Во время апелляционного процесса и в ходе подготовки к нему в суд поступили возражения от потерпевших Кауза, Куденко и Бондарюка, в которых они выражали свое несогласие с принятым судом первой инстанции решением и выражали мнение о невиновности осужденных. Так вот, суд признал эти возражения апелляционными жалобами, а в связи с поздним их поступлением направил в суд первой инстанции, где в их принятии было отказано в связи с пропуском сроков подачи апелляционных жалоб.

Происходят необъяснимые вещи, когда с помощью своих полномочий суд лишает участников процесса возможности выразить неугодное стороне обвинения мнение. Ведь потерпевшие прислали свои возражения, а не апелляционные жалобы. Это их право – возражать и выражать свое отношение к судебному решению!

Еще в 2010 году о существовании больших проблем в судебной системе и необходимости реформ писала Тамара Георгиевна Морщакова, профессор, судья конституционного суда в отставке, советник председателя конституционного суда РФ.

«О независимости суда и судей.

Когда российский гражданин оказывается в суде, ему зачастую приходится бороться сразу со всеми госорганами, которые выступают против него монолитом. Почему это происходит? С давних советских времен пошло, что суды попросту одобряют то, что сделано прокуратурой, милицией, наркоконтролем и так далее.

Почему? Да потому что если судья начинает противиться позиции других госорганов, его «съедают». Поэтому главная цель судебной реформы — отделить, оторвать суд от других представителей власти. Только тогда он сможет вести процессы непредвзято. В нашей стране такая независимость судебной власти по-прежнему не обеспечена.

Бывает так, что, несмотря на давление, оказываемое на суд и судей, в суде вскрываются нелицеприятные для органов государства (прокуратуры, милиции и так далее) факты. Даже в таком случае часто ничего не происходит».

– Мне кажется, что такая ситуация очень похожа на нашу, когда суд отказался выяснять причины, по которым следователем были искажены показания потерпевших в ходе их допроса, – отметил адвокат Ефимчук.

«Такое положение дел еще хуже, чем в советские времена, где следили за тем, чтобы марафет был наведен и чтобы власть себя хотя бы публично не компрометировала. Сегодня же любое начальство чувствует себя в абсолютной безопасности и не считает нужным даже отвечать на критику.

Не верю, что сами судьи, выносящие несправедливые приговоры, могут начать ориентироваться на некий исторический стыд и бояться, что их имя будет опозорено в глазах потомков. Изучение причин судебных ошибок, которым мне пришлось заниматься достаточно долго, позволяет сказать, что одна из главных — боязнь давления на суд со стороны власти. Так было в советское время, так остается и сейчас, хотя мотивация такого незаконного влияния может выглядеть по-разному».

Полагаю, что с 2010 года по сегодняшний день в судебной системе не произошло каких-либо глобальных изменений в лучшую сторону. Вот вам и причины, по которым оставлены без внимания коллективные письма рыбаков на имя председателя суда и обращение общественной организации.

Как уже сообщалось, областной суд оставил в силе приговор южно-сахалинского городского суда. Первый заместитель гендиректора ООО «Магеллан» А. Васин осужден к 6 годам и 6 месяцам, капитан А. Борисов – 5 годам и 8 месяцам, начальник службы безопасности мореплавания и сертификации при ФГБУ «Сахалинрыбвод» Н. Харченко – 5 годам и 8 месяцам, госинспектор морского отдела ТУ Росрыболовства А. Никодименко – к 6 годам, заместитель гендиректора по безопасности мореплавания ООО «Магеллан» А. Кудрицкий был осужден к 6 годам, апелляция снизила до 5 лет и применила амнистию.

Автор: Игорь Панин.