fdsfsdfsdf

В Корсакове похоронили капитана Александра Кудрицкого. 4 октября, в 15.00, когда тело предавали земле, загудели стоявшие на рейде Корсакова суда. Даже на другом побережье корабли дали протяжные гудки. Такие почести за последние годы не оказывали никому, только старому капитану, которого суд признал виновным в гибели 69 рыбаков.

Моряки говорят, дело не только в том, что Александра Кудрицкого очень уважали коллеги. Это одна из причин включения корабельных «ревунов», но не единственная. В рыбацком сообществе очень болезненно отозвался процесс по делу БАТМ «Дальний Восток». Смерть Кудрицкого, по общему мнению, стала последствием несправедливого приговора.

–  Я лично присутствовал на процессе, когда была апелляция, – сказал вице-президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Павел Колотушкин. – Чисто по-человечески, если фамилия первого заместителя генерального директора ни разу не прозвучала в выступлении прокурора, тем не менее он получает 6 лет и 6 месяцев заключения – значит, решение было необоснованным. Необъективным. В отношении Кудрицкого… Он был тяжело болен. И морально убивать его было просто негуманно. Отец моего хорошего знакомого работал вместе с Кудрицким. И когда он увидел своего товарища в больнице, то сказал: «Они его убили». Здесь явно перегнута палка. Погибли люди, случилась трагедия. Но назначать виновных, а по сути, крайних, неправильно. Я тоже работал на флоте, и нас всегда учили, что главный на судне – капитан. Его команды выполняются беспрекословно. Находясь на мостике, управляя промыслом, отвечая за безопасность, он должен был принять все меры. Не тот, кто передавал судно, не тот, кто сидел на берегу, а тот, кто управлял в море.

На Сахалине рыбак сегодня одна из самых опасных профессий, трагедии на море случаются нередко. Но из-за того, что обычно тонут браконьерские «подфлажники»,  ответственности за гибель моряков никто не несет.

Судебный процесс по делу крушения «Дальнего Востока» стал первым со времен гибели платформы «Кольская» в 2011 году подобным делом. И то, как прошло следствие и судебные заседания, какой приговор был вынесен, произвело на все рыбацкое сообщество гнетущее впечатление.

– У людей, которые на берегу  отвечают за безопасность мореплавания, появилась большая тревога. Когда после крушения БАТМа было совещание в Сахалино-Курильском территориальном управлении Росрыболовства, посвященное безопасности, я присутствовал. Там собирались подписи в защиту тогда еще подследственных. И именно авторитетные «безопасники» ключевых сахалинских предприятий говорили, что завтра в море может случиться что угодно по вине капитана, погибнет судно, а судить будут того, кто на земле, кто руководит в компании вопросами безопасности мореплавания, – рассказал Павел Колотушкин.

То, что Александр Кудрицкий был настоящим профессионалом и ответственно относился к работе, подтверждают все, кто его знал.

– Александр Иванович пришел в компанию 15 лет назад. Он уже тогда был человеком в возрасте и болел – постоянно на таблетках, ежегодно проходил лечение на дневном стационаре. Но заменить его, взять кого-то помоложе даже и  мысли не было. Такого, как он, мы больше не найдем. Старая школа. Он был педантичным и скрупулезным до мелочей. Даже 31 декабря он не уходил с работы до тех пор, пока с судна не придет отчет и он его не проверит и не подошьет в папку. Кажется, ну завтра получишь, но с ним такое не проходило – и сам выполнял работу, и с других строго требовал. За эти годы под его руководством в компании было 17 судов. До крушения «Дальнего Востока» ни единого происшествия не произошло, – отметил руководитель компании «Магеллан» Максим Дегтярев.  – В 2015 году, когда Александр Иванович стал обвиняемым в уголовном деле, мы взяли нового человека на должность заместителя генерального директора по безопасности. И оказалось, что ему ничего не нужно менять в работе – Кудрицкий выстроил ее безупречно, осталось только делать так, как он.

Дегтярев рассказал, как прощались с Кудрицким. Отдать ему почести прибыли отовсюду: из Воронежа, с Украины. На прощальной церемонии присутствовало много людей. Среди тех, кто шел за гробом, разговоры были только на одну тему – еще мог жить, если бы в тюрьму не отправили.

Дело «Дальнего Востока» высветило еще одну трагическую для Сахалина тенденцию: полное уничтожение уважения к некогда главной в области отрасли. Это проявилось и в насмешливом «чего это вы вырядились?» судьи, когда на последнее слово обвиняемых капитаны надели кители. Для них, отдавших морю по полсотни лет, форма всегда вызывала уважение. За честь мундира и жизнь отдавали. А в зале суда она совсем ничего не стоила.

Отсутствие уважения проявилось и в том, что на обращения самых уважаемых капитанов-дальневосточников, которые просили председателя суда Михаила Короля обратить внимание на несостыковки и нарушения в ходе процесса, не последовало никакого ответа.

То, что экспертное заключение, которое легло в основу обвинения, писали люди без малейшего судоводительского опыта, при том, что на Дальнем Востоке и даже на Сахалине, множество настоящих профессионалов-штурманов, – явление того же порядка. От знаний капитанов, многие из которых имеют 40-летний опыт работы, суд отмахнулся.

– В «лихие 90-е», когда экономика умерла, сформировалось ощущение, что рыбак – это всегда браконьер. Это не вина простых рыбаков, они работали где могли и уж точно не в ответе за то, что заработать можно было только по серым схемам на крабе. Но сейчас ситуация изменилась. В последние годы мы, в том числе наша Ассоциация, поменяли порочные традиции, стараемся донести мнение, что рыбак – это труженик. Что профессия сохранилась благодаря знаниям таких людей, как Кудрицкий, – отметил Павел Колотушкин.

Да и причиной смерти Кудрицкого стали не только шесть месяцев, проведенных в СИЗО, хотя они очень сильно его подкосили, за эти полгода он состарился на десять лет. Сломало капитана унижение. Эта история не закончилась для него с освобождением в зале суда. Он единственный из пяти обвиняемых оказался на свободе, но вздохнуть спокойно не мог. Ведь с его освобождением ничего не закончилось. Апелляционный процесс держал его в постоянном напряжении и в ожидании справедливости, которой для себя он так и не дождался. Все его ценности жизни и безупречная репутация казались ему растоптанными безвозвратно –  апелляция ничего не изменила, оставила всех виновными, утвердила взыскание со стариков-пенсионеров почти по 20 миллионов унизительной для них компенсации за преступления, в которых они считают себя невиновными. И при всем своем желании они самостоятельно никогда ее не выплатят. Пятно на репутации, приговор, с которым он не смог смириться, стоили капитану Кудрицкому жизни.

Защита осужденных продолжает борьбу и готова дойти до европейского суда по правам человека. В заключении находятся еще двое пожилых людей – Анатолий Борисов и Николай Харченко. У первого стоит кардиостимулятор, второму, по заключению врачей, необходимо делать иные операции. Надеемся, что они смогут выдержать эти испытания. Надеемся.

Автор: Игорь Панин.