Одной из самых обсуждаемых тем последних недель стало планируемое региональным министерством здравоохранения закрытие городского родильного дома Южно-Сахалинска. Министр Алексей Пак сообщил, что с января следующего года функции гинекологической помощи женщинам возьмут на себя областной перинатальный центр и городская больница им. Анкудинова. Сказать, что такое решение вызвало бурю негодования как среди сотрудников роддома, так и среди жительниц областного центра – не сказать ничего. Профсоюзы, врачи, пациенты — возмущены все.

Под благовидным предлогом улучшения условий для женщин на глазах возмущенной публики министр Пак решил провернуть, пожалуй, самое непопулярное мероприятие за всю свою карьеру на островах.  Редакция «Советского Сахалина» поговорила с теми, кто так или иначе знаком с проблемой. Выводы неутешительны. 

Уже не раз в СМИ были озвучены минусы этой затеи, среди которых упоминались ограниченное количество койко-мест в горбольнице, отсутствие там условий для размещения такой категории пациентов, необходимость сокращения сотрудников роддома и прочее, прочее. Но за скобками осталось самое главное: выводов о том, что потеряет город с ликвидацией учреждения  никто не озвучил. Каковы масштабы грядущих перемен? Какие изменения в жизнь обычной горожанки они могут принести? В чем на самом деле смысл ликвидации? На эти вопросы нашей редакции согласился ответить бывший главный врач Областной клинической больницы, старейший руководитель сахалинского  здравоохранения (с 1988 года), общественник, Александр Бейфус. 

— Насколько понятно из действий министерства здравоохранения, ГБУЗ «Городской родильный дом» будет ликвидирован. Каким именно путем-это уже детали. Главное, что ясно уже сейчас – это то, что  модель, которую собирала советская власть, технология, которая состояла из приема, работы женской консультации, наличия ряда отделений в отдельном гинекологическом корпусе, лабораторного исследования, — будет уничтожена. Практика, когда женщина получала весь комплекс гинекологических услуг в одном месте, а работа всех служб учреждения направлена на профилактику и лечение пациентки- закончится, — рассказал Александр Карлович.

— Раньше была технология: женщинам оказывалось амбулаторно-поликлиническое лечение, работал гинекологический стационар и прием, акушерский стационар, — все это существовало в рамках одного корпуса. И женщины знали, что именно там им окажут всю необходимую помощь. Именно этой технологией пользовались 110 тысяч жительниц города Южно-Сахалинска.

По словам общественника, сегодня принято решение уничтожить эту технологию и растворить ее в городской больнице. Раньше жительницы нашего города понимали: по какому бы поводу они бы ни обратились в лечебное учреждение, вся информация стекается в женскую консультацию, где все было сделано для женщин. Именно эта технология сегодня позволяет не только лечить женщину, но и заниматься профилактикой заболеваний. Увод одного из звеньев этой технологии или передача ее функций городской больнице, якобы из каких-то лучших соображений — это совершенная глупость.

Это очевидно любому горожанину, проходившему лечение в городской больнице, которая в народе обрела массу нелестных эпитетов. Но даже если оставить за кадром все то, что вам сейчас вспомнилось об этом медицинском учреждении, остаются еще и физические параметры помещения. Его реальные размеры. И вот они-то как раз являются очевидным препятствием для уничтожения самостоятельного медицинского учреждения  и реорганизации его в рядовой отдел при больнице.

И вот почему. В гинекологии на данный момент есть палаты 3-4 -х местные, есть даже двухместные. В то время как городская больница такими площадями попросту не располагает.  Это здание 50-х годов постройки с 5-6-ти местными палатами. И лифтов там никаких нет. Пациентам в ней и без гинекологии тесно, но Пак упорно собирается искать там места для дополнительных коек. И ведь найдет. Но, как уверен Бейфус, намного больше, чем положено по нормам СанПин.

Что же касается перинатального центра, то класс этого учреждения вообще не предполагает предоставления того набора и цикла медицинских услуг, которые были предложены женщинам в Городском родильном доме. Назначение у него совершенно другое. Его задача — заниматься «тяжелыми», а не решать проблемы медучреждений первого и второго уровня, где должно быть, в том числе, отделение гнойной хирургии. Его в перинатальном центре открывать категорически запрещено.

 — Президент РФ не раз заявлял, что демографические проблемы в нашей стране должны решаться в первоочередном порядке.  А как возможно контролировать ситуацию с рождаемостью и здоровьем женщин в городе, не имея специализированного медицинского учреждения? Но, видимо, сахалинский минздрав руководствуется каким-то своим пониманием ситуации с рождаемостью. С нашей бюджетообеспеченностью мы в состоянии содержать 5 женских консультаций и 10 родильных домов, — продолжает Бейфус.

 — Наличие в городе медицинского учреждения такого типа — это демография, это престиж города и области, это инвестиционная привлекательность в виде решённых социальных программ, это сложившаяся практика за счёт ОМС. Ни одной жалобы на данную медтехнологию от населения за все годы ее существования не было. В конце концов,  это статистический учёт здоровья женщин,  высокие показатели.

—  Пусть нам не рассказывают сказок, что денег на это нет. Область проводит бесконечные праздники, находятся деньги на содержание спортивных объектов – все это дает основания полагать, что и на отдельный роддом их можно найти. В городе должно быть отдельное медицинское учреждение именно для женщин.

По словам Бейфуса, еще одно понятие, которое предпочитает не учитывать при принятии решения о ликвидации Пак – это клиническая эпидемиология. В соответствии с ее принципами недопустимо объединение потоков пациентов разных отделений в одном приемном покое. Нельзя лечить гинекологию, беременных вперемежку со всеми остальными.

— Я уверен, что причина такого решения со стороны Пака не лежит в медицинской плоскости. Оно к медицине вообще никакого отношения не имеет. Этот земельный участок достаточно привлекателен – это я знаю точно. Мои проблемы в прошлом году с областной больницей начались ведь тоже с земельного вопроса.  Еще в 2002 году мы с Игорем Павловичем Фархутдиновым решили по максимуму увеличить территорию Областной больницы. В общей сложности она стала занимать около 16 Га земли. И вдруг я прихожу на работу в конце 2016 и обнаруживаю: территория больницы уменьшилась на 3 Га. После выяснилось: оказывается товарищ Зубков с чьей-то помощью умудрился передать 3 с лишним гектара земли медицинскому училищу. Стоимость этого актива – около 300 млн рублей. Все мои проблемы начались именно в тот момент, когда я начал заниматься выяснением обстоятельств этой передачи.

Есть ли какая-то заинтересованность в конкретном участке земли – мы утверждать не можем. Но мы можем примерно посчитать, сколько женщин могут остаться без медицинской помощи, если Пак не откажется от своей нежданной задумки ликвидировать корпус родильного дома.  Итак, по самым позитивным подсчетам, из чуть более 90 коек городского роддома городская больница сможет принять максимум 40. Остается 50. 

— Эти койки в роддоме ведь востребованы, на них лечатся реальные женщины с реальными заболеваниями.  Если впихнуть в Анкудинова 40 (больше туда не влезет), остается 50. В среднем койка используется 28 дней в году. Умножьте на 50 и получите примерно 1400 женщин, которые не получат лечения по ОМС. Часть из них вообще лечения не получат, потому что по полису они не пройдут, а за деньги не у всех есть возможность лечиться.

Казалось бы, такое количество проблем влечет за собой решение снести гинекологию. И Паку сейчас прислушаться бы к мнению компетентных специалистов, внять мнениям врачей и общественников. Но нет. Беспокоит главного медицинского чиновника области сейчас совсем не это. Больше он волнуется из-за того, что назойливые журналисты то и дело придают огласке его тайные планы. На днях, обращаясь к журналисту одного из региональных изданий, который освещал проблему ликвидации, он заявил: «Вы ведете себя как баба базарная», и вообще «…я министр — я отвечаю. А вы пишите чушь какую-то», «вообще выйдите из этого кабинета».  Формулировки, «достойные уровня министра»… Они, скорее, выдают в нем человека близкого к другим кругам. Может в этом как раз и кроется «компетентность» его решений и «разумный взгляд на ситуацию»? Аудиозапись разговора прилагается.