В декабре минувшего года депутаты Сахалинской областной Думы в спешке приняли, а временно исполняющий обязанности губернатора Лимаренко подписал закон о бюджете региона на 2019 год. В период отсутствия губернатора этот вопрос стал серьезным раздражителем для всех – без принятого бюджета возникли бы сложности с рядом выплат по социальным обязательствам, заработной плате, совершению разного рода закупок. 

 Поскольку более 91 млрд. рублей являются поступлениями, связанными с нефтегазовыми доходами, мы решили проанализировать перспективу исполнения закона о бюджете — уже сейчас в Правительстве Сахалинской области выражают обеспокоенность политикой дедолларизации, возможностью новых санкций и колебанием курса рубля. Впрочем, это неудивительно – в прошлом году доллар по отношению к рублю колебался от 56 рублей 55 копеек на 14 января 2018 года до 69 рублей 17 копеек на 31 декабря 2018 года. Такая волатильность курса валюты может серьезно повлиять на экономику региона.  

Напомним, проект закона «Об областном бюджете Сахалинской области на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» сформирован на основе «базового» варианта прогноза социально–экономического развития Российской Федерации на 2019 год. Базовый прогноз Правительства предусматривает цену на нефть марки Urals 63,4 доллара за баррель нефти в 2019 году, а курса доллара — 63,9 рубля за доллар США. На основании таких курсов прогнозируется более 55% бюджета региона. 

Нефть марки Urals – это экспортируемая марка нефти, особенный «купаж» — смесь сортов, добываемых на территории Российской Федерации, маркерный сорт нефти с конца 2000-х годов. По сути – это ярлык для цены на разные сорта нефти из России.  

Сейчас курсы доллара и нефти Urals существенно отличаются от прогнозируемых – доллар по курсу Центрабанка стоит 66,91 рублей, а баррель Urals торгуется по цене 59,32 долларов за баррель. Что это значит для сахалинцев и курильчан?  

В силу того, что все расчеты при продаже нефти и газа происходят в долларах, то обывателю подскочившая валюта может видеться хорошим знаком. Если раньше с каждого доллара, оплаченного по поставкам нефти и газа, мы получали 56 рублей, то теперь будем получать 69 рублей. Кажется, что казна будет в прибыли – бюджет получил дополнительные 13 рублей с каждого доллара, а с барреля нефти – больше 760 рублей. 

Правда стоит вспомнить, что для населения региона повышение курса доллара имеет обратный эффект – повышаются ценники в магазинах на все виды продукции, стремительно бежит вверх ввозная пошлина на японские автомобили. Согласитесь, что китайский чеснок, помидоры, мандарины и яблоки, бразильское мясо и корейскую шпатлевку “Terraco” мы  видим гораздо чаще в магазинах, чем наши, российские аналоги.  

Особой популярностью на острове пользуются японские автомобили, а европеец бросается в глаза и вызывает удивление. Ввоз иномарки сопровождается тратами на покупку машины, услуги парома и выплату таможенных платежей в бюджет. При этом японская иена плавно повышается вместе с курсом доллара, а плата за кубические метры двигателя рассчитывается в евро, который также стремится вслед за вечнозелеными президентами. 

Не стоит забывать, что и закупки строительных материалов для капитального строительства бюджетных объектов ведется в долларах – металлоконструкции для аэропорта «Хомутово» покупают в Южной Корее, а оборудование для канатно-кресельной дороги – у австрийской компании «Доппельмайер». Таким образом, кажующаяся победа от повышения курса доллара нивелируется тем, что на полученные деньги приходится покупать более дорогие товары. 

Таким образом прибыль, полученная из курсовой разницы, будет практически незамедлительно потрачена и простой пенсионеркой и органом государственной власти. 

Что касается цены на нефть, то тут ситуация ненамного более радужная. Дело в том, что цена барреля ниже той, при которой «верстался» закон о бюджете. В случае если цена нефти не изменится, запланированный план по бюджету регион исполнить не сможет – рыночная цена будет банально ниже прогнозной. 

Совокупность этих критериев в краткосрочной перспективе может негативно влиять на исполнение закона о бюджете. Долгосрочная перспектива курса валюты и цены на нефть и вовсе тайна покрытая мраком – регион в этом вопросе напрямую зависит от влияния международной политики и совсем не зависит от качества работы регионального Правительства. Впрочем, возможность снизить влияние нефтегазового сектора на региональную экономику есть у временно исполняющего обязанности губернатора, будем надеятся, что он этой возможностью воспользуется.