Империя «крабовых королей» под ударом: одобрен законопроект о квотах на вылов краба

266

Правительство одобрило законопроект по распределению квот на вылов краба, — сообщают «Вести». Теперь для этого будет проводиться открытый электронный аукцион. Победитель торгов должен будет взять на себя обязательство по строительству на территории России объектов, необходимых для ведения рыболовства, хранения и переработки деликатеса. То есть то, чем нынешнее «крабовое лобби» старается не заниматься, предпочитая сбывать контрабандой ценные морепродукты заграницей.

Более 10 лет на Дальнем Востоке идет война за квоты между конкурирующими структурами, которые работают в рыбной отрасли. Нынешние монополисты этого теневого рынка трудятся только на свой карман.

Из 12 крупных рыбопромышленников 8 постоянно проживают за границей. Их суда ходят в море под флагами чужих стран. Рыбу и ценные морепродукты сбывают в иностранных портах. Квота — это ширма для выхода на охоту за российскими биоресурсами. Браконьерский флот по-варварски истребляет лососевые породы, камчатского краба, морского ежа, гребешка и трепанга.

«Все эти документы, которые оформляются на иностранные флаги, направлены для того, чтобы создать видимость легальной деятельности. То есть там, в принципе, все за деньги делается, а за деньги тебе там зарегистрируют, что хочешь», — отмечает начальник отдела пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области Сергей Кощенко.

В Южной Корее и Японии давно созданы все условия для скупки российских морепродуктов. После перегруза добычи в море с российского судна на иностранное краб и рыба формально становятся корейским или японским товаром. Легализованный товар спокойно принимают в портах этих стран. Оплата наличными.

На сеульском рыбном рынке можно купить камчатского краба. Конечно же, контрабандного. Сколько он весит и стоит? Весы показывают два с половиной килограмма. И это 120 тысяч корейских вон, что значит примерно 100 долларов. Что касается Москвы, то такого краба можно купить в любом рыбном ресторанчике и заплатить примерно 400 долларов США.

Аэропорт Южно-Сахалинска, июнь 2018 года. Из Японии на Родину прилетел Олег Кан — миллионер и крупный рыбопромышленник. Также его считают теневым покровителем крабового бизнеса. Журналисты хотели задать несколько вопросов господину Кану. Но разговор не получился.

Сейчас Кан — главный игрок на рынке морепродуктов. От него зависит, кто и где будет добывать краба, гребешка, морского ежа и трепанга.

В южнокорейском Пусане у Олега Кана есть несколько офисов. Все они расположены в небоскребах. Говорят, что свои деньги авторитетный крабопромышленник прячет здесь и в Японии.

«Краба воруют в России, а сдают его за границей. У них же там нет практически таких объемов, как у нас. И им прекрасно это понятно. Если этого краба украли у нас в России, то их-то это особо не тронуло. Это не их природная окружающая среда подвергается какой-то опасности. Это воровство процветает не у них в водах, а у нас. А когда в порт судно заходит, там на него предъявляют документы о якобы законном происхождении груза. Они эти документы пропускают», — возмущается Сергей Кощенков.

Сейчас в рыбной отрасли наводится порядок: распределение квот будет проходить на открытых аукционах. Преимущество получат компании, которые вкладывают деньги в свой регион, строят флот, рыбоперерабатывающие заводы, создают рабочие места. Не исключено, что суда с российскими моряками, которые ходят под флагами других государств, уйдут в прошлое. А империи крабовых королей прекратят свое существование.