Можно ли сохранить ясный ум до 70+

46

У многих моих знакомых еще живы престарелые родители, и я слышу от них истории о мамах и папах, вызывающие и смех, и сочувствие.

Вечно старики что-то отчебучивают: то уйдут и заблудятся, то устроят дома пожар или потоп, то откроют дверь незнакомым людям, то пойдут куда-то жаловаться, что их не кормят. Бывают случаи и похуже: папы и мамы иногда становятся агрессивными.

Да и в редакцию приходят пожилые люди с просьбой спасти их от ужасных родственников, которые хотят отравить или уже все вынесли из дома, а полиция не хочет заниматься этим делом.

Печально это слушать и наблюдать. Старики явно больны, и больны неизлечимо. А родные не знают, как им помочь. Как помочь и себе держать в руках свои эмоции, когда терпению приходит конец?

Есть такое старческое заболевание – деменция, в просторечии старческий маразм – органическое поражение головного мозга. По данным ВОЗ, ею больны больше 47 миллионов жителей Земли.

Ежегодно эта армия пополняется 10 млн. «новобранцев». Сколько больных деменцией в России – точно никто не знает. Говорят, 1,5 – 1,8 млн. человек, но эксперты считают такую статистику заниженной, поскольку на начальных стадиях деменция у нас практически не диагностируется, а странности поведения стариков часто списывают на особенности характера.

Заглянуть в «лицо» деменции я решила с помощью заместителя главного врача областной психиатрической больницы Елены Лобановой.

– Елена Валентиновна, справедливы ли многочисленные утверждения, появляющиеся в СМИ, что психические заболевания набирают силу, больных год от года прибавляется?

– Общая заболеваемость долгие годы находится на одном уровне, но структура внутри этой заболеваемости, конечно, меняется. Если раньше большую часть нашего стационара занимали больные с психозами, то сегодня подавляющая часть наших пациентов – люди с органическими поражениями головного мозга. Объясняется такая картина общими демографическими тенденциями, если проще – старением населения. Пожилых все больше, и возрастных проблем, связанных с поражением мозга, тоже больше. Много людей болеют сахарным диабетом, гипертонией, атеросклерозом. Кто-то вовсе не лечится, кто-то лечится без энтузиазма. А от этих заболеваний страдают сосуды головного мозга…

– Один мой хороший знакомый – мужчина 70 лет – любит повторять одну шутку: «Альцгеймер стоит за моей спиной». На мой взгляд, шутка грустная, говорит она о том, как многие люди, вступив в пожилой возраст, боятся стать беспомощными, слабоумными.

– Для начала успокою вашего знакомого. Болезнь Альцгеймера он «перерос». Эта болезнь начинается в основном в возрасте 55 – 65 лет и очень быстро прогрессирует. При болезни Альцгеймера поражается головной мозг, правда, причины этого заболевания до конца не ясны.

Нарушения наблюдаются специфические. Развиваются амнезия, агнозия, афазия, апраксия. Амнезия – это утрата памяти. Агнозия – это неузнавание людей, обстановки, окружающих предметов. При афазии человек не помнит значение слов, перестает понимать речь. У больного быстро разрушаются центры, которые отвечают за привычные действия, человек забывает, как застегнуть пуговицу, включить свет, причесаться расческой, – это уже апраксия. 

Средняя продолжительность жизни при этом заболевании составляет 5 – 10 лет. Во время болезни функции организма угасают – у больных в конце концов нарушается глотательный рефлекс, люди перестают есть и пить, у них развиваются общее истощение и обезвоживание, может присоединиться пневмония, что и приводит к смерти. К сожалению, приостановить эту болезнь нельзя.

При сосудистой деменции симптомы течения болезни практически те же самые, но выражены в более мягкой степени, болезнь может на какой-то срок затормозиться. При сосудистых деменциях на болезнь можно влиять и лекарствами, и образом жизни, сохраняя ее качество в привычных условиях.

– Что означают эти привычные условия?

– Нельзя вырывать пожилых из привычной жизненной среды. Часто дети забирают своих стариков из их домов, квартир к себе, чтобы обеспечить уход. Но на новом месте жительства сильно меняется образ жизни, и заболевание прогрессирует. При деменции пожилым людям сильно помогает автоматизм действий. Они знают все маршруты своих передвижений, знают, где выключатели, где какие повороты. Выучить новый маршрут больной не может. 

Многие дети порой сердятся на родителей, которые не хотят покидать дом, где прожили всю жизнь, или, переехав к родным, постоянно просятся назад. Считают это несговорчивостью, капризом, а больные подсознательно хотят пожить подольше. Забирать таких больных из привычной обстановки можно, полагаю, только в крайних случаях. Лучше, если папа или мама могут себя немного обслуживать, просто держать их жизнь под контролем, помогать.

– Но лекарств от деменции нет?

– Существуют лекарственные препараты, улучшающие когнитивные функции при деменции, их назначают врачи. Необходимо отметить, что лечение деменции должно быть комплексным, немаловажный фактор успеха в терапии – контроль над соматическими заболеваниями, такими, как гипертония, атеросклероз, диабет. 

– У деменции много неприятных проявлений, которые очень и очень усложняют жизнь тех, кто вынужден жить с такими больными. Скажите, существуют ли медицинские советы, которые облегчили бы жизнь родных?

– Универсальных рецептов для помощи родным нет. Родные просто должны принять эту болезнь, понять, что их родители негативные эмоции, порой ужасающие родных, испытывают на самом деле. Они не делают чего-то нарочно, чтобы насолить детям. Не надо все принимать на свой счет.

Люди, больные деменцией, – очень доверчивые, как дети. Поэтому часто становятся жертвой мошенников. Сексуальная озабоченность у них встречается редко.

– Многие пенсионеры забывают, где оставили очки: на кухне или в прихожей.

– В этих случаях забывчивость нормальна – просто возрастные изменения. Ухудшение памяти подчиняется закону Рибо – сначала становятся недоступными воспоминания о недавних событиях, и лишь потом утрачиваются ранние (события юности) воспоминания.

Поэтому человек помнит, что было в детстве, но совсем не помнит, куда положил очки две минуты назад. У больного деменцией ухудшение памяти проходит те же этапы, только это выражено гораздо сильнее.

– Деменция, в отличие от болезни Альцгеймера, настигает людей практически в преклонном возрасте, и некоторые, наверное, могут просто не дожить до нее?

– Это заболевание может быть и травматическим. Тяжелый ушиб головного мозга приводит к смерти клеток головного мозга. Так что и в молодом возрасте можно приобрести деменцию. У лиц, страдающих алкогольной зависимостью, признаки деменции наблюдаются уже в возрасте 55 – 65 лет. В общем, все зависит от того, какой образ жизни ты ведешь. Человек не должен себя запускать, обязан беречь свое здоровье, давать головному мозгу умственную нагрузку, в том числе решать кроссворды, заучивать стихи. Люди, которые занимались на протяжении жизни интеллектуальным трудом, меньше страдают деменциями позднего возраста.

– Существуют ли какие-то начальные признаки деменции? Можно ли распознать эту болезнь на раннем этапе, чтобы раньше обратить на нее внимание?

– К нам люди приходят, когда деменция уже налицо. До этого они лечатся у терапевтов, неврологов, может быть, не лечатся вовсе. Когда врачи других специальностей советуют им обратиться к психиатру, эти больные почему-то отказываются идти к нам. Я не псих, я не дурак, говорят они, и это наш бич. А когда деменция развивается, у больных пропадает критика к своему заболеванию. У нас все прекрасно, есть маленькие проблемы, а у кого их нет? Я рассеян, я многое забываю – но это потому, что переутомился, в голове одновременно решается много задач. А психические нарушения, которые могут предшествовать начальной стадии деменции, это: забывчивость, рассеянность, головные боли, нарушение сна, слезливость, утомляемость, слабость. И они очень успешно лечатся в нашей больнице.

– У вас для таких больных особое отделение?

– Да, психосоматическое, на 55 коек. Есть и дневной стационар на 15 коек. Палаты рассчитаны на четырех человек. Применяются специфическая терапия и старая добрая физиотерапия: электрофорез, электросон, магнитотерапия, лазеротерапия. Вы рассказывали, как трудно приходится родным больных деменцией, как у них сдают нервы. Им время от времени тоже нужен отдых. Если нужно куда-то поехать, а оставлять больного не на кого, мы принимаем пожилых людей на лечение на это время. Но к нам боятся обращаться.
– Это, вероятно, объясняется страхом, как бы не поставили на учет, что может сильно осложнить жизнь.

– На учет у нас ставятся только хронические больные с частыми обострениями. Это могут быть лица, страдающие тяжелыми формами шизофрении, умственной отсталости, а также люди с тяжелой деменцией. На пациентов психосоматического отделения заводится только амбулаторная карточка и история болезни. Слухи насчет поголовной постановки на учет – миф. Тот, кто знает истинное положение вещей, лечится у нас. В психиатрических отделениях организованы и лечение, и досуг, и социальная помощь, психологические тренинги.

Если бы наша психиатрическая больница была в городе, находилась в новых корпусах, имела более комфортные условия для пациентов, многие и многие больные охотно воспользовались бы ее медицинскими услугами.

Беседовала Наталья КОТЛЯРЕВСКАЯ.