Хочу продать квартиру. Решить эту задачу помогают профессиональные риелторы

22
Одно из условий сделки – грамотные переговоры.

Продажа или покупка квартиры – дело серьезное. Многие из нас сталкиваются с этим вопросом один-два раза за всю свою жизнь. А вот для риелторов – это повседневная работа. И без участия этих профессионалов многие квартирные проблемы могли бы остаться неразрешенными.

– На днях обратилась семья из Южно-Сахалинска, в которой появился на свет третий ребенок, – рассказывает директор компании «Арбат недвижимость» Евгений Кириенко. – Квартира двухкомнатная. Каждый член семьи имеет свою долю. Супруга в декретном отпуске, муж работает, получает хорошую зарплату. Задача состояла в том, чтобы продать двухкомнатную квартиру и приобрести четырехкомнатную, желательно в том же районе. Доплата планировалась за счет ипотечного кредита, плюс средства от региональной выплаты на третьего ребенка в размере 2 млн. рублей.

Дополнительно усложняло ситуацию то обстоятельство, что владельцы квартиры имеют задолженность по налогам примерно в 0,5 млн. рублей. Естественно, ситуация находится на контроле в органах опеки. 

Сделка сложная, но профессиональным риелторам с опытом работы такая задача вполне по силам. Нужно первым делом грамотно провести переговоры, чтобы учесть интересы обеих сторон: одной нужно побыстрее продать квартиру, второй хочется перед заездом сделать в жилье косметический ремонт. Ну и так далее. 

Все участники сделки люди занятые, им проще заплатить разумную сумму агентству и ждать результатов. В среднем комиссионные риелторских агентств по Южно-Сахалинску составляют около 100 тысяч рублей. Я свою задачу вижу в том, чтобы продать квартиру подороже, даже с учетом комиссионных. У профессионального риелтора логика такая: тот, кто продает свою недвижимость, должен получить больше, чем если бы продавал его самостоятельно.

– Хорошо, когда изначально у участников сделки купли-продажи имеется согласие и совместное желание поскорее достичь результата, устраивающего всех. 

– Да, но на практике все бывает сложнее. К нам обратилась женщина с просьбой продать свою долю в двухкомнатной квартире. Здесь уместно пояснить, что в общем случае долю продать всегда сложнее, нужно договариваться со вторым собственником. Кроме того, как правило, доля продается в два раза дешевле, чем если продать квартиру целиком и затем разделить вырученные средства. 

После беседы с посетительницей выяснилось, что второй собственницей является ее родная дочь. Родственники живут в одной квартире, но отношения между собой не поддерживают вот уже семь лет! При проведении переговоров приходилось то и дело переходить из одной комнаты в другую через кухню, где проходила незримая граница между владениями обеих собственниц.

В конце концов сделка была оформлена, и все остались удовлетворены ее результатами. Но эмоциональный фон был очень напряженным. Я уверен, что самостоятельно эти по документам родные люди никогда ни к чему бы не пришли.

– Приходилось ли «разруливать» вовсе тупиковые ситуации?

– Вспоминается такой случай. Около десяти лет длилась та эпопея с жильем, и не видно было ей конца. Собственниками неприватизированной квартиры было двое – мужчина из областного центра и его племянница. У племянницы родителей нет, ее воспитывает и представляет интересы бабушка. 

Договориться между собой владельцы жилья ни о чем не могли, уж очень много накопилось взаимных обид, претензий. Долг за коммунальные услуги составлял уже около 200 тысяч рублей. Счета арестованы. Ситуация близка к тупиковой. 

Мы проводили беседы отдельно с каждой из сторон. Нужно было приватизировать жилье, оформить соглашение о реструктуризации долга, найти покупателя и договориться с ним о задатке в 200 тысяч рублей, чтобы дольщики имели возможность погасить накопившиеся долги (естественно, сделка должна быть нотариально заверенной). 

На всю работу ушло около трех месяцев. Многолетняя история закончилась – «неделимая» трехкомнатная квартира была приватизирована, мужчина и его племянница обзавелись отдельным жильем. В результате в книге отзывов появилась искренняя запись с благодарностью.

А в некоторых случаях мы за осуществление сделки денег не берем. Не так давно к нам по рекомендации обратилась южносахалинка. Выяснилось, что она инвалид, глухонемая с детства, у нее четверо детей, один ребенок – инвалид. Общаться с клиенткой пришлось посредством sms-сообщений. 

Она сообщила, что снимает квартиру, и поинтересовалась, сможем ли мы помочь ей с жильем. Какими средствами располагает?

Материнские капиталы, в общей сложности около 2 миллионов 600 тысяч рублей, и все. Муж не помогает, женщина живет на пособие. На одного ребенка оформила опекунство ее мать, пенсионерка.

Я посоветовался с нашим штатным юристом и решил взяться за это дело. Для начала подняли законодательство, выяснили, что государство в подобных случаях должно предоставлять жилье инвалиду с детьми. Походы по различным инстанциям привели к выводу, что шанс на получение квартиры за счет бюджета есть. Дело многохлопотное, требует оформления множества бумаг, времени потребуется не менее года, но цель оправдывает средства. Сейчас мы собираем необходимые документы, рассчитываем истребовать у государства средства, достаточные для приобретения трехкомнатной квартиры, пусть со скромным ремонтом. Для женщины и ее детей это реальный выход из тупика. За эту работу мы с многодетной семьи плату не возьмем. Репутация дороже.

Беседовал Ярослав САФОНОВ.