У наркомана нет силы воли – помочь ему могут лишь врачи

38
Наркомания – это не приговор. Эффективная терапия отбивает влечение к «дури».

Время от времени в областной криминальной хронике появляется информация: задержали столько-то граждан за распространение наркотиков, «накрыли» очередной притон наркоманов, кого-то доставили в больницу в тяжелом состоянии после употребления наркотиков. Значит, эта страшная напасть – наркомания – собирает свою жатву с сахалинцев. Сегодня ее жертвой стали чужие люди, а завтра могут пострадать и ваши близкие. Как помочь родным, любимым сыновьям, дочкам, внукам?

Чтобы узнать ответ на этот вопрос, наш корреспондент Наталья КОТЛЯРЕВСКАЯ встретилась с и. о. заместителя главного врача областного наркологического диспансера по медицинской части Евгением СУХОЦКИМ.

– Евгений Александрович, есть ли у вас утешительная статистика для сахалинцев? Уменьшается ли на островах число тех, кто попадает в зависимость к наркотическим веществам?

– Существенно распространенность этого заболевания не меняется на протяжении многих лет, но в 2018 году отмечалось некоторое снижение, хотя сахалинские цифры превышают общероссийский показатель вдвое. Объясняется это пришествием в область все новых наркотических веществ. В основном это синтетические, дизайнерские наркотики. В подпольных наркотических лабораториях химики работают над новыми их формулами. Как известно, существует список запрещенных к применению веществ, но если формула изменена, то в списке, естественно, нового препарата нет, и привлечь к уголовной ответственности за его применение никого не получится.

Пока новые препараты попадут в список запрещенных, им на смену уже готовы новые…

– Можете назвать, какими синтетическими наркотиками пользуются сахалинские наркоманы?

– А зачем? Названий очень много, характеристики у них разные. Но все они представляют собой белый кристаллический порошок, который употребляется и внутривенно, и курится как в смеси с различными лекарственными препаратами, так и в чистом виде. Все они убийственны по результатам.

Хочу заметить, что на первом месте у сахалинских наркоманов все же не синтетика, а продукты конопли. У нас ее по-прежнему выращивают, плантации сотрудники правоохранительных органов уничтожают, но, видимо, немало еще остается укромных мест, где обнаружить запрещенное растение практически невозможно.

– Сколько лет среднестатистическому сахалинскому наркоману?

– Я, как специалист, говорю: возраст в наркомании перестал иметь значение. В наш диспансер на наркологическое освидетельствование доставляют как 12-летних подростков, так и людей пожилого возраста. Конечно, среди тех, кто употребляет наркотики, больше молодых в возрасте 20 – 30 лет. Приходилось слышать, что некоторые ребята балуются наркотическими веществами и в 10 лет, но к нам такие не попадали. Не каждый родитель пойдет на то, чтобы поставить ребенка на учет в таком возрасте.

– Клей сахалинские дети уже не нюхают?

– Некоторые подростки используют и клей, и бытовой газ. Что у кого идет в ход, зависит от среды обитания, от компании, в которую они вливаются. А вот статус семьи тоже перестал иметь значение, как и возраст.

– Есть ли какие-то симптомы, по которым родители могут определить, что их ребенок использует наркотики?

– Есть, но у родителей часто нет времени и желания приглядываться к своим детям, обращать внимание на некоторые изменения в их внешнем виде и поведении.

У ребенка может разыграться или снизиться аппетит, могут покраснеть глаза, а зрачки сузиться или расшириться. Могут появиться следы от инъекций. Внимательные родители заметят, что у их чада появились новые знакомые.

– Заметили, и что? Вести ребенка в наркологический диспансер и ставить на учет?

– Необязательно сразу ставить. У нас существует элемент конфиденциальности. Специалисты просто берут ребенка под наблюдение. С ним работает психолог. Раз в месяц он сдает анализы, чтобы доказать, что больше не употребляет наркотики. Если на протяжении какого-то периода ничего не обнаруживается, наблюдение снимается.

– Если ребенок – школьник, руководство школы ставят в известность, что он употреблял наркотики?

– Мы никакой информации никуда не даем. Законодательство РФ обязывает нас предоставлять ее только по запросам суда и правоохранительных органов.

– Правильно ли я вас поняла, что если родители вовремя обратят внимание на ребенка и добровольно приведут его на консультацию к вашим специалистам, то можно избежать постановки на учет?

– На учет ставят в том случае, если потребитель наркотиков попался сотрудникам правоохранительных органов, был доставлен на медицинское освидетельствование. Социально-правовые последствия в этом случае будут серьезные. Подростка уже не возьмут в армию, он не сможет в будущем работать в государственно-муниципальной службе, правоохранительных органах.

– Когда ставится диагноз «наркомания»?

– Есть несколько критериев, один из них – употребление наркотиков с вредными последствиями. Эти вещества губительно влияют на головной мозг, центральную нервную систему, другие органы. В структуре формирования этого заболевания – патологическое влечение к наркотику, психическая и физическая зависимость.

– Мы наслышаны о примерах такой зависимости. Ради дозы люди идут на тяжелые преступления. Скажите, человек, впавший в зависимость, может проявить силу воли и самостоятельно отказаться от приема наркотиков?

– У зависимых нет силы воли. Но я знаю случаи, когда больные «завязывали» под давлением обстоятельств. Если оказывались в тюрьме, где наркотиков нет; если стоял выбор: бросить или умереть; если на их глазах кто-то из близких умирал от наркотиков.
Есть изречение, которое мне очень нравится: «Все бросают, и только некоторым это удается при жизни».

– Евгений Александрович, бывших наркоманов не бывает, как и бывших алкоголиков?

– Да, периоды ремиссии могут длиться годы. Знаю наркоманов, которые не принимали наркотики лет по 20 – 30, а потом начинали снова. Но есть и другие случаи, когда люди поднимались почти с самого дна, сумели социализироваться и жить дальше без всякой «дури» до самой смерти.

– Можно ли ту помощь, которую оказывают специалисты наркологического диспансера, назвать эффективной?

– У нас медицинская помощь оказывается согласно установленным стандартам, и она эффективна. К сожалению, мы не можем заставить человека не употреблять наркотики – можем только дать рекомендации, а будет ли он им следовать, от нас не зависит.

Больные находятся под наблюдением специалистов три года, а потом чаще всего выпадают из их поля зрения.

– Это возможности традиционной медицины. А есть еще и нетрадиционная. Известны случаи, когда наркоманов лечили нетрадиционными методами, в основе которых лежало насилие.

Говорят, кому-то помогало. Правда, кое-кого из таких лекарей судили. У нас в области есть неофициальные организации, пытающиеся лечить наркоманов?

– Знаю, что существуют всякие реабилитационные центры – хорошие и нехорошие. Мы с теми, кто работает нетрадиционными методами, не сотрудничаем. Наслышан о «Трезвом Сахалине», созданном под эгидой православной церкви. У этой организации реабилитационный центр в Невельском районе.

Наш диспансер в прошлом году открыл реабилитационное отделение в поселке Вахрушев. Люди, которые хотят избавиться от наркотической зависимости, после лечения в стационаре отправляются туда. Там есть психиатр-нарколог, психолог, психотерапевт, социальные работники. Традиционная медицина может быть эффективной – это я возвращаюсь к вашему вопросу, – если больной хочет исцеления и прилагает к этому силы.

Наркомания – хроническое заболевание. Если человек, к примеру, страдает сахарным диабетом, гипертонией, то он должен придерживаться диеты, если хочет пожить подольше. То же и с наркоманией, только диета наркомана – полный отказ от наркотиков, сохранение трезвости.

– Евгений Александрович, мы уже говорили о роли близких людей в борьбе с наркоманией. Но касались нежного детского возраста, когда неразумное дитя только начинает пробовать запрещенные вещества и его можно остановить. Если наркоманят юноша или девушка, способны ли родные убедить их отказаться от наркотиков только силой своей любви?

– На деле родные и близкие на человека, употребляющего наркотики, оказывают мало влияния. Родители пытаются добиться своего разговорами, уговорами, нотациями, даже слезами, в то время как в некоторых случаях требуется ультимативная форма.

Некоторые родители придерживаются мнения: пусть побалуется, все пройдет само, когда повзрослеет. Но с формированием наркотической зависимости сын или дочка начинают выносить из дома вещи, чтобы купить наркотик, ведут себя с родными безжалостно и грубо…

Поэтому мой совет: заметили, что в жизнь вашего ребенка вошли наркотики, – идите сразу к специалисту. Он поспособствует, чтобы ваше чадо встало на путь трезвости.

– Наркомания – это приговор?

– Однозначно – нет. Бороться с ней нужно и можно. Есть профилактические меры, есть эффективная терапия. Сейчас фармакологические фирмы выпускают препараты, которые воздействуют на определенную группу наркотиков, отбивают к ним влечение. К сожалению, фармакологи пока не поспевают за производителями наркотических веществ, но процесс идет. И, подчеркну, лечение обязательно должно идти под контролем специалистов.