По закону бульдозера. История о том, как человек остался без крыши над головой

169
Отныне дом у Владимира Ивановича лишь на бумаге.

Теперь ему осталось лишь потерять веру в способность государства защищать своих граждан

В его паспорте на странице «Место жительства» — фиолетовый штамп с адресом: «Южно-Сахалинск, ул. Авиационная, д. 16а». Все как положено: дата, подпись. Печать. Но все это действительности уже не соответствует. То есть адрес в паспорте есть, а самого дома — увы!

Даже обгоревшей крыши над головой нет. И вот теперь мой собеседник Владимир МЕДЮЛЯНОВ — кандидат наук, геолог, уважаемый в профессиональной среде человек — не по своей вине бомж, лицо без определенного места жительства.

Петух клюнул
В начале декабря 2016 года в районе Елани областного центра случились сразу несколько пожаров. 

Сначала загорелся сарай на улице Авиационной рядом с домом № 16а. Огонь быстро перекинулся на жилое помещение и весьма скоро сделал его непригодным для проживания. 

Зачистили…

Шесть дней спустя снова вспыхнули постройки, теперь уже рядом с домом № 43а по улице Больничной. Вскоре пламя охватило само здание, которое также сгорело. 

Буквально на следующий день «красный петух» вновь залетел в Елань. На этот раз загорелась пристройка по улице Больничной, 45, серьезно пострадал и сам дом. А заодно огонь превратил в груду головешек и деревянное строение на соседнем участке. 

Полдесятка пепелищ всего за неделю, да еще в одном районе — это, знаете ли, впечатляет. Даже если взглянуть на ситуацию состороны. А каково тогда состояние тех, кто живет непосредственно в самой Елани? Право слово, жильцам частных домов не позавидуешь.

Ситуация не кажется простой, здесь много несостыковок. Например, удивляет то, что пожары в Елани произошли промозглой сахалинской зимой, когда все сыро и мокро в природе. И захочешь, а не подожжешь. Здесь же раз за разом полыхало так, что мало никому не показалось. 

Да, а что же наше славное МЧС? По воспоминаниям очевидцев, и пожарные машины исправно в Елань приезжали, и брезентовые «рукава» расчеты исправно разматывали. Но всякий раз как-то так получалось, что огонь успевал уничтожить значительную часть строения раньше, чем пожарные успевали залить его водой. 

Вот и в доме № 16а по улице Авиационной не только полностью сгорела крыша, но и обрушились потолки. Оставалась всего одна комната, в которой снег не сыпался на голову, однако посчитать ее жилой можно было лишь условно. Жить здесь представлялось делом весьма проблематичным даже для человека, привыкшего ночевать у костра.

Однако же, по словам Владимира Ивановича, другого выбора у него не было, пришлось обустраиваться, исходя из ситуации. Он сумел провести в сохранившееся помещение водопровод, подключить местную канализацию, электроэнергию. Был подведен сюда даже газопровод. В комнате хранились домашние вещи, книги, кое-какие продукты.

В теплое время года Владимир Иванович жил здесь, на участке, а когда наступали холода, ему приходилось ночевать у друзей и знакомых. Понятно, что Медюлянову это было не совсем удобно, поэтому при возможности он старался оставаться на участке. Пытался расчистить территорию, прикидывал, как будет восстанавливать свой дом.

На пепелище
Владимир Медюлянов из тех, кого называют геологом от бога. И это не преувеличение. Начиная с далеких шестидесятых, дождавшись очередного сезона, уходил Медюлянов в поле. Работал рядовым геологом, одно время был начальником партии, проводил геолого-инженерные изыскания на Сахалине и Камчатке. А еще занимался наукой и защитил кандидатскую диссертацию. 

— Мне удалось собрать уникальный материал, который мог бы существенно дополнить уже известные результаты инженерно-геологических изысканий,— говорит Владимир Иванович. — Мечтал заняться этим на досуге, но… Теперь о своих исследованиях приходится говорить лишь в прошедшем времени.

Восстанавливать дом было не на что, но подвернулась возможность заработать. И Медюлянов подался на Камчатку — зарабатывать деньги на материалы для капитального ремонта здания. И даже успел кое-что заработать. Закупил часть стройматериалов и завез их на участок. На этом, собственно, восстановление дома и закончилось. 

Вот такой беспредел
— Отца дома не было, пошел по делам, когда мне позвонила соседка и сказала, что на отцовский участок пригнали тяжелую технику — экскаватор, бульдозер – и разбирают его дом. Это было в начале августа, — рассказывает сын Медюлянова — Александр. — Я тут же связался с отцом. Но когда он прибежал на участок, никого там уже не застал. 

Ничего теперь на участке нет — ни обгоревшего дома, ни стройматериалов. Территория приглажена бульдозером, домашняя утварь сдвинута на край участка. Водопроводная труба повреждена, и участок подтапливает. А кто здесь хозяйничал, неизвестно.

— Все или в кучу сгребли, или в землю зарыли. В том числе пропали и папки с геологическими изысканиями, которые я вел много лет, — сокрушается геолог. — Да что там папки! Собака со щенками жила на участке, так они, похоже, и собачью будку землей закопали. Одного щенка с матерью я на участке увидел, когда приехал, а другие-то где?
Вопрос повисает в воздухе, и ответа на него не предвидится. Равно как никто не может сказать Владимиру Ивановичу, где ему сейчас жить. Надеялся, что вот подкопит еще чуть-чуть денег и материалов, и можно будет начать ремонтировать дом, но… 

Не получилось. Появились на участке неустановленные лица, снесли остатки дома и исчезли в неизвестном направлении, напоследок посоветовав соседям ничего лишнего не болтать. Вот и сын Медюлянова отказался сообщить редакции телефон той самой соседки, которая сообщила о приезде на участок неизвестных лиц с тяжелой строительной техникой. Свой отказ он мотивировал тем, что разговаривать о событиях двухнедельной давности соседка просто боится.

Кто?.. 
Проще всего было бы предположить, что расчистка участка — инициатива городской администрации. Власть обязана благоустройством заниматься, ей и кадастровые карты в руки. Так, может, она и послала в Елань тяжелую технику – привести участок в божий вид, чтобы дом-инвалид городской пейзаж не портил?

В городской мэрии, однако, ответ был однозначный: никаких решений по сносу дома здесь не принимали. И кто там чужой участок трактором отутюжил, даже приблизительно не догадываются. 

Ладно, власть ни при чем. Тогда кто же в Елани свои порядки пытается наводить? И по какому праву? По закону бульдозера? И кому гарантированные государством и официально зарегистрированные права на объект недвижимости не указ? Узнать это оказалось совсем не просто.

Немало интересного могли бы рассказать соседи Медюлянова, но к разговору о предполагаемом инициаторе рейдерского захвата чужого участка они пока не готовы. Проще говоря, люди боятся за свои собственные дома. А что, были и угрозы? Да, говорит Владимир Иванович, были, причем неоднократно. И не только лично ему, но и соседям угрожали. 

— Вообще, мне с этим участком не везет, — делится пережитым Владимир Иванович. — Изначально у меня был участок площадью 25 соток, мне его выделила областная геология. Однако в 2008 году 15 соток у меня отрезала одна коммерческая структура… — он делает красноречивую паузу. — Ну, в общем, оставили мне десять соток, я и этому был рад. А в 2016 году, когда дом сгорел, мне вообще посоветовали никуда не ходить и ни к кому не обращаться. Я так и сделал…

Сергей ЧЕВГУН.

P. S. 
Итак, нагрянули, разрушили, погрузили, увезли… Мало того что старика запугали, так еще постарались соседям рты прикрыть. Прямо натуральный беспредел! Получается, что в Елани хозяйничают некие могущественные силы, которые и на чужой участок могут без спроса заявиться, и чужую же собственность под нож бульдозера пустить.

— Мне так кажется, что это просто Елань кто-то торопится зачистить под будущее строительство, — высказывает свое предположение Медюлянов. — Не зря там столько раз дома горели. Опять же, угрозы… Сгоняют людей с участков, вот и все!

Дабы обезопасить себя от вполне предсказуемых посягательств на частную собственность, Владимир Иванович взял в Росреестре официальный документ о внесении в Единый государственный реестр недвижимости сведений в уведомительном порядке. То есть заявил о невозможности государственной регистрации перехода, прекращения, ограничения прав и обременения объекта недвижимости по ул. Авиационной, 16а без личного участия собственника. Если уж этот документ не защитит Медюлянова от притязаний неизвестных лиц на участок, кто тогда вообще поможет?

Да, одна деталь: за последние полгода в Елани умерло четверо мужчин в возрасте отнюдь не стариковском — 50 – 60 лет. Речь идет не о криминале, просто сама ситуация в Елани такая, что жителям впору поверить во что угодно, вплоть до черной магии. Или «черных» риелторов. Все может быть! 

Особенно на фоне быстро растущих цен на земельные участки и недвижимость.