Как я чуть не стал журналистом «СовСаха»

127
Пресс-секретарь трех сахалинских губернаторов.

«Советский Сахалин» продолжает публикацию материалов, посвященных предстоящему юбилею — 95-летию со дня основания газеты.

Сегодня своими воспоминаниями делится управляющий делами администрации Анивского городского округа Алексей БАЯНДИН.

На Сахалин я попал сразу же после службы в армии, в ноябре 1987 года.

За плечами у меня к тому времени были факультет иностранных языков (кафедра французского), должность переводчика в хабаровском «Интуристе», небольшой опыт работы в народном образовании и двухгодичная «школа жизни» в частях пограничных войск на Черном море.

Буквально на второй день после приезда в Южно-Сахалинск отправился я на поиски работы. По-моему, даже в морской форме — черном бушлате и бескозырке на затылке.

Побродив по школам областного центра, с удивлением констатировал, что французскому языку обучают лишь в одной из них – № 16, и дополнительный учитель там, конечно же, не требовался.

В те времена «Интуристом» на острове еще не пахло. Легкий его «аромат» появился лишь в начале 90-х, когда в Корсаков впервые нагрянул громадный белоснежный красавец лайнер и первые сотни французских туристов сошли на сахалинскую землю.

Оставался лишь один вариант — журналистика.

Сказать по правде, к ней я тяготел со школьной скамьи. Классным руководителем у нас была учитель литературы, она же вела и факультатив «изящной словесности».

Я был у нее в своеобразных «любимчиках»: спрашивала она меня едва ли не каждый день и двойки за неподготовленные домашние задания ставила нещадно.

Тогда это меня прямо бесило. Сейчас же кроме слов благодарности ничего на ум не приходит. (Кстати, подобная история много позже повторилась с моей дочерью: она просто рыдала от учителя русского языка и литературы, а теперь говорит ей спасибо).

В старших классах начал я писать стихи, а также сочинять песни — оттого, что мне тогда, в конце 70-х, почти ничего из нашей официальной эстрады не нравилось. Андеграунд был мне недоступен, приходилось сочинять свое.

В один прекрасный день решил я отправить свои опусы в главную газету нашего города. И, о чудо, меня опубликовали!

Впервые в жизни прочитал свое имя, набранное на газетной бумаге. Не скрою, было чертовски приятно.

Кстати, история с этой публикацией имела свое продолжение. На выпускном школьном экзамене по литературе завуч вдруг прервала мой ответ со словами: «Вы что его спрашиваете? Да его стихи на днях опубликовала газета, орган горкома КПСС!».

Члены комиссии слегка вздрогнули, но на всякий случай вежливо попросили меня прочесть опубликованное произведение. От волнения я начал путать, а затем и совсем забыл текст.

И недолго думая, выпалил: «А давайте я вам дальше так расскажу, без рифмы?». Реакцию педагогов легко представить: экзаменаторы были в шоке.

В институте я начал писать статьи в различные газеты, в том числе краевые, и посещать занятия по журналистике. Учитывая инфаковскую основу, будущее мне виделось не иначе как в образе собкора ТАСС в Париже. Однако судьба распорядилась иначе…

Холодным ноябрьским днем 1987-го судьба подвела меня к зданию типографии на улице Дзержинского с вывеской «Редакция газеты «Советский Сахалин». «Попытка не пытка», — подумал я и шагнул в полутемный подъезд.

Редакция располагалась на верхнем этаже, примерно там же, где сегодня размещаются «Губернские ведомости». Быстро отыскав нужную дверь, я зашел в кабинет Владимира Сорочана.

Немногословный и очень конкретный, он мне сразу понравился. Для начала Владимир Михайлович предложил мне написать пару заметок в ближайшие номера газеты, и я тут же согласился.

Окрыленный, вернулся домой и засел за кухонный стол. Но о чем писать? Сахалин я практически не знал. До этого бывал здесь наездами, на студенческих каникулах, не более того.

Да и кроме редактора Сорочана, с которым только что познакомился, не знал вообще никого! Где искать темы, где брать героев, у кого об этом спросить? Практически не у кого и негде!

Таким я приехал на Сахалин.

А впрочем, как это негде? Темы и истории всегда найдутся в местном очаге культуры, решил я, и отправился в ДК «Родина».

Первыми, на кого я наткнулся, были ребята, занимающиеся зарубежной музыкой и историей кино (да, были и такие, привет кинофестивалю «Край света»!).

Мне самому было это интересно, к тому же выяснилось, что у ребят серьезные проблемы с помещением и поддержкой властей. Горком комсомола отказывался поддерживать «сомнительные» начинания филофонистов и киноманов, изучающих мировое буржуазное кино.

Все! Есть проблема, и людям нужна помощь. Теперь дело лишь за комментарием сильных мира сего.

Разыскав в горкоме ВЛКСМ приемную первого секретаря, я решительно взялся за дверную ручку.

—Товарищ, вам назначено? — озабоченно поинтересовалась у меня секретарша.

– Да! — соврал я, не моргнув глазом, и вошел в кабинет.

Далее последовал разговор о том, что власти совершенно не интересуются, чем живет молодежь, не хотят поддерживать энтузиастов от культуры, которые мыкаются в коридорах и холле ДК «Родина», что времена меняются и знать мировую музыку и кино уже не опасно, а наоборот, очень даже важно и нужно.

Первый секретарь отвечал невпопад и не проявлял интереса к некоммерческому проекту повышения культурного уровня масс. В тот момент его больше интересовали проекты, связанные с извлечением прибыли первыми комсомольскими кооперативами.

Короче, материал был собран за один день. Еще ночь ушла на изучение материалов съездов КПСС по номерам газеты «Правда», благо в семье ее получали, и написание собственно самих статей.

Короче, всего через день после своего первого визита в редакцию я снова предстал перед Владимиром Михайловичем с парой заметок в руках.

Немного удивившись такой оперативности, редактор отправил меня на доведение публикаций до газетных стандартов к одному из корреспондентов.

Им оказался Владимир Семенчик, ныне сахалинский писатель и директор медиахолдинга «Губернские ведомости». Кстати, сам Владимир Владимирович этого уже не помнит, что не удивительно: сколько их, таких вот начинающих, прошло через его руки…

Надо сказать, мурыжил меня Семенчик долго. Раза три заставлял переписывать ту или иную фразу. Но в итоге сдался. Материал приняли. Обе заметки были опубликованы. Еще бы, ведь там был смелый наезд не на кого-нибудь, а на горком ВЛКСМ!

История закончилась тем, что Сорочан предложил мне работу в редакции: два месяца в качестве стажера, а затем — в штат.

Сказать, что я обрадовался, значит, не сказать ничего. Я был просто счастлив. Всего несколько дней на Сахалине — и получить предложение работать в главной газете региона!

Но обстоятельства сложились таким образом, что практически одновременно появился более привлекательный для меня вариант трудоустройства, связанный с иностранным языком. И дорога в мир сахалинской журналистики пошла для меня окольным путем.

Правда, через несколько лет я, опять же почти случайно, попал на сахалинское телевидение. Но это уже совсем другая история…

По теме:

30 октября 2019 – Читатель-марафонец. Занимательная арифметика

24 октября 2019 – Как хлеб, как воздух. Вся жизнь с газетой

30 сентября 2019 – Первым губернатором в постсоветской России стал председатель Сахалинского облисполкома Валентин Федоров

23 сентября 2019 – Читатели «Советского Сахалина» открыли письмо, пролежавшее в архиве 84 года

16 сентября 2019 – Какие наши годы!

16 сентября 2019 – Первый номер «Советского Сахалина»