Трудовая запись длиною в жизнь

46
Вот такой куриный дом!

В массивных альбомах собраны лучшие работники предприятия. Здесь все — передовики сельскохозяйственного производства, все — Ударники коммунистического труда (именно так — с заглавной буквы).

— Это Мария Белоносова… А вот Ольга Тарасенко, — вместе с ветврачом Людмилой Николаевной Чижик мы рассматриваем старые фотографии.

— Владимир Олишевский оператором у нас работал… А это Ольга Моргунова, хорошей птичницей была…

Альбомы — это история птицефабрики «Островная». Это люди и события, запечатленные на черно-белых снимках.

И кажется: мы не страницы рассматриваем, мы перелистываем само время.

Людмила Чижик.

Выпускница из Магадана
Невозможно далеким сегодня представляется 1961 год, когда выпускница Магаданского ветеринарного техникума по распределению приехала на Сахалин.

Птицефабрика «Островная» еще не стала одним из ведущих предприятий области, да и называлась она по-другому — «Центральная».

Тогда птицеводство только начинало развиваться, основным направлением было животноводство. Ветеринарный уход за коровами и телятами был поручен молодому специалисту Людмиле Чижик.

— Приехала, глянула, а здесь вокруг постройки, оставшиеся еще от японцев. Это что-то непередаваемое! Мне Магадан столицей показался, — делится она воспоминаниями.

— А какие пурги здесь были! Вы таких, наверное, и не видели. Прицепят, бывало, сани к трактору и везут нас от конторы на место работы, а заодно и дорогу расчищают.

Ветеринарный уход за коровами ей был знаком — программа обучения в техникуме в основном охватывала ветеринарию домашних животных.

Хорошие навыки она получила и во время производственной практики на Камчатке. Под руководством опытнейшего ветврача по имени Демьян Дорофеевич из числа репрессированных (тогда их много было на Камчатке) практикантка получила глубокие профессиональные навыки.

Это во многом облегчило ей начало самостоятельной работы. Хотя на первых порах, конечно же, молодому специалисту помогали ее коллеги по работе — ветврачи Галина Ивановна Федорук и Мария Николаевна Кравчук.

— Работать с коровками мне нравилось, я многое уже знала и умела, а вот с птицеводством было сложней, — продолжает Людмила Николаевна.

— Под птицу было отведено несколько корпусов, работал свой инкубатор. Автоматическое кормление появилось позже, а сначала содержание было напольное. 

Все делали вручную, птиц кормили с мешка… Помню, сколько было радости, когда появились первые одноярусные клетки!

А когда добавился еще один ярус, мы всем коллективом переселяли птиц на второй этаж.

Все в этом участвовали — и птичницы, и бухгалтеры, и зоотехники, и ветеринары. А вот теперь у нас птица уже три яруса занимает.

Начинать новое дело всегда сложно. Это сейчас стоит лишь заглянуть в интернет, и сейчас же на тебя обрушится лавина знаний о птицеводстве.

Здесь тебе и наука, и практика, и опыт зарубежных птицеводов… А тогда, в шестидесятые годы, учебников было мало. Почти все приходилось постигать на собственном опыте: как и чем обработать птицу, сколько фосфора в корм добавить, сколько кальция…

Помогали и знания, полученные на отраслевых курсах усовершенствования, куда регулярно отправляли специалистов: в Ульяновск, Ростов-на-Дону.

— Помню, на курсах в Ростове один из лекторов привел в качестве примера новый способ санитарной обработки птиц, впервые примененный на Дальнем Востоке.

Тогда я подняла руку и говорю: хотите, я подробно расскажу об этом способе? Лектор — мне: «А вы откуда об этом знаете?». А я ему отвечаю: «Так ведь это мы такой способ применили у себя на птицефабрике!».

Вот так и прославились на всю страну, — добавляет Людмила Николаевна с улыбкой.

Производственные корпуса после реконструкции.

Было время…
В старых фотоальбомах живет давно ушедшая эпоха — со всеми ее трудовыми успехами и производственными достижениями, размеренными буднями и шумными праздниками.

Распространено было наставничество, велась работа с рационализаторами, профсоюз организовывал путевки в санатории…

— У нас был очень хороший коллектив, — продолжает Людмила Николаевна. — Мы все делали вместе — и работали, и отдыхали. А какой у нас был спорт!

Люба Егорова, наш инструктор по спорту, постоянно организовывала соревнования внутри предприятия, выставляли мы лыжную команду и на большие соревнования — ездили на Украину, в Ворошиловград.

Да я и сама занималась и легкой атлетикой, и волейболом, и коньками, и лыжами…

Целая папка дипломов и грамот осталась у меня с тех пор. До сих пор храню один из своих призов — симпатичный такой чайник. Он о многом мне напоминает…

Сложилась у Людмилы Николаевны и личная жизнь. Муж был геологом, прекрасным специалистом своего дела. В свое время его даже выдвинули депутатом XIV съезда комсомола от Сахалина и Курильских островов.

В то время это было очень почетно — представлять свой край или область в самой Москве! Осталась фотография, где муж снят вместе с первым космонавтом СССР Юрием Гагариным.

— Сейчас я это фото показываю своим внукам, — говорит Людмила Николаевна. — Пусть знают и гордятся своим дедом!

Одна из ярких примет того времени — руководители предприятия. В этом отношении птицефабрике всегда везло: директорами здесь работали люди знающие, душевные.

Тепло вспоминает Людмила Николаевна Ивана Куропатко — будущего председателя Сахалинского облисполкома.

Сам ветврач по профессии, Иван Павлович много времени уделял ветеринарной службе предприятия, она заслуженно считалась одной из лучших среди сельхозпредприятий региона.

А потом пришли 90-годы. Об этом времени Людмила Николаевна рассказывает с болью в голосе: «В корпус зайдешь, а птичка по кормушке клювом стучит и стучит, кушать просит, а кушать-то нечего.

Вы не представляете, как трудно было к птице приходить!».

Денег у предприятия не было, буквально все специалисты занимались торговлей — ездили по сахалинским городам и весям и предлагали куриное яйцо.

Задача была одна: привезти из поездки хоть какие-то деньги. На них закупали корма и давали птице, а назавтра история повторялась.

— И все-таки нам удалось сохранить маточное поголовье! Вот от него предприятие и пошло развиваться, как только положение с финансами улучшилось, — добавляет моя собеседница.

Прошло с тех пор больше двадцати лет. Сегодня имена тех, кто когда-то спасал предприятие от развала, можно найти разве что в документах отдела кадров.

Но память о них останется, в том числе и в этой газетной публикации.

Знать и помнить
Рабочий день у ветслужбы начинается с обхода производственных цехов. За каждым из них — промышленным, молодняковым, бройлерным — закреплен свой врач.

Обход и контроль — важнейшая часть его служебных обязанностей. Это не просто заглянуть в цех, сказать птичницам: «Здрасьте!» — и дальше пойти.

Приходится регулярно вникать в подробности и нюансы текущего производственного процесса.

Нюансы могут быть самые разные: например, яйценоскость у птицы снизилась или больше стало насечки.

Все может быть! Ветврач лезет во все детали, в том числе и чисто зоотехнические, так ему положено по должности. Не зря говорят: ветврач при необходимости может стать зоотехником, а вот зоотехник ветврачом стать не сможет.

За годы работы на птицефабрике Людмила Николаевна прошла практически все производственные структуры, от инкубатора до цеха переработки.

Сейчас она давно на пенсии, но продолжает трудиться — занимается вопросами дезинфекции и обеспечения медикаментами. При этом она никогда не отказывается помочь молодым специалистам.

Предприятие заинтересовано в кадрах, другое дело, не каждый молодой человек, поступая в сельскохозяйственный институт или техникум, мечтает работать на селе.

Не так давно приезжали на производственную практику три человека, остался же работать на предприятии всего один. Вот это одного из старейших работников птицефабрики «Островная» больше всего и расстраивает.

— Помню, когда я начинала здесь работать, не было даже общежития, то у одной бабушки я на квартире поживу, то у другой…

В четыре часа утра начинается дойка, мне надо там быть, так мне лошадку с телегой присылают, сажусь и еду на ферму. Сегодня совсем другие условия.

Теперь у молодых специалистов такие льготы, такая государственная поддержка! А они в сельскохозяйственную отрасль идти не хотят. Это мне больше всего и обидно, — заключает Людмила Николаевна.

Понять ее можно. Ведь это говорит человек, у которого в трудовой книжке всего одна запись. Та самая, что внесена в документ в августе 1961 года.

В прежние годы таких людей называли золотым фондом предприятия. И это совершенно правильно.

Ветераны — это традиции, связь поколений, наконец, история предприятия. А ее надо помнить и знать сегодня, чтобы уверенно смотреть в завтрашний день.

Из сегодня — в завтра
За неполные шестьдесят лет птицефабрика «Островная» пережила несколько переименований и попробовала себя в разных направлениях деятельности.

Одно время здесь держали мясомолочное стадо, занимались выращиванием свиней, даже гусей разводили.

Правда, своего озера у предприятия не было, но пруд для водоплавающих птиц здесь сумели организовать. Однако главным делом для предприятия было и остается птицеводство.

Сегодня у предприятия — масштабные планы, обеспеченные серьезными капиталовложениями. Здесь проводится глобальная модернизация производства.

Предприятие планирует вдвое увеличить производство мяса птицы — сначала до четырех, а затем и до шести тысяч тонн в год.

Благодаря глубокой переработке значительно расширится и ассортимент выпускаемой продукции — от охлажденного мяса на подложках до копченостей и колбас.

Предприятие выпускает 120 млн штук яйца в год. Планируется увеличить объем производства до 145 млн.

Бройлерное производство, цех по производству кормов, убойный цех и другие вновь построенные или модернизированные структуры обеспечат замкнутый цикл производства, что, безусловно, скажется на себестоимости экологически чистой продукции.

Соответственно, будет увеличен и штат предприятия.

Так что самое время выпускникам профильных вузов и техникумов обратить свое внимание на птицефабрику «Островная».

Здесь есть у кого перенимать опыт и учиться секретам профессии.

Сергей ЧЕВГУН.