Через пять лет после тропических тайфунов пора прибраться в лесных массивах Южно-Сахалинска

27
Мест, где деревья сломаны как спички, немало. Гниющая древесина сейчас укрыта снегом.

Палка о двух концах
Ветровальный лес, на сотнях гектаров поверженный октябрьскими тайфунами 2015 года, не только портит прекрасную панораму в окрестностях гор Красной, Майорской и Острой, рек Еланка, Рогатка и Хомутовка областного центра.

Он создает реальную угрозу пожаров, а также поражения болезнями и вредителями уцелевшего лесного массива.

Когда эти территории региональное министерство лесного и охотничьего хозяйства передало в пользование СТК «Горный воздух» для развития горнолыжного курорта, вопрос уборки и утилизации бурелома приобрел еще большую остроту.

В конце минувшего года по этому поводу в областной думе прошло совместное заседание комитета по экологии и природопользованию и министерства спорта, туризма и молодежной политики с участием специалистов.

По информации регионального министра лесного и охотничьего хозяйства Владимира Корнева, большие площади поваленного леса находятся на труднодоступных территориях со слабыми грунтами и склонами в 20 градусов и более.

По технике безопасности работы в таких условиях запрещены, а применение новых установок обойдется слишком дорого.

Строительство лесной инфраструктуры к ветровалам с экономической точки зрения – затратное и экологически не оправданное предприятие, считает министр.

Поскольку при прокладке дорог и разработке лесосек от вырубки пострадают большие участки здорового леса.

Зимой поверженные деревья нужно стаскивать вниз по распадку, а там – водоохранные зоны.

Есть риск, что с наступлением весеннего паводка древесный мусор устремится в реки и загрязнит их. Если же проложить дороги к ветровалам в удаленных частях лесного фонда, то туда на машинах потянется население.

Появятся несанкционированные свалки, а в пожароопасные сезоны возрастет число возгораний, убежден Владимир Корнев.

По его словам, в 2015 и 2016 годах (в надежде на оперативную ликвидацию последствий тайфунов) министерство направляло письма в Рослесхоз с просьбой об увеличении финансирования на проведение первоочередных работ по санитарно-оздоровительным мероприятиям.

Аналогичное письмо в министерство природных ресурсов и экологии РФ в 2015 году направляло и правительство области. Все ответы были отрицательными.

С осени 2015 года уборка бурелома на горе Большевик велась за счет средств СТК «Горный воздух» и фонда МЧС, поскольку прямого финансирования работ не было.

При участии арендаторов лесных участков в 2015 – 2018 годах проводились санитарно-оздоровительные мероприятия на площади около 1 тыс. гектаров.

В первую очередь ветровальную древесину убирали в районе спортивных объектов, вблизи мест отдыха и населенных пунктов.

Так, в 2018-м за 21 млн рублей удалось убрать 308 га ветровала. В 2019-м за счет средств субвенции федерального бюджета в размере 42,5 млн рублей мероприятия проведены на 450 гектарах.

В районе горы Красной ОАУ «Южное лесное хозяйство» за 4 млн рублей убрано 4212 кубометров древесины на площади 18,7 гектара. И все же в общих масштабах бедствия это оказалось каплей в море.

Создана дорожная карта
В прошлом году министерство спорта, туризма и молодежной политики с министерством лесного и охотничьего хозяйства и СТК «Горный воздух» разработали дорожную карту по уборке ветровальной древесины и лесовосстановлению на переданных в пользование лесных участках.

Надо отметить, что в соответствии с лесным планом Сахалинской области региональное профильное министерство ежегодно проводит обследования территории, определяя санитарное и лесопатологическое состояние лесных насаждений.

В 2019 году было обследовано 24 тыс. гектаров. Очаговые заболевания на ветровальных участках не выявлены. Специалисты констатировали: на большей части бурелома, что естественно, расселились дереворазрушающие грибы.

С учетом влажного климата это в короткий срок приведет к гниению или полной минерализации древесного отпада. Что касается коммерческой стоимости, то ветровальная древесина ее не имеет и не может быть реализована на внутреннем рынке.

Владимир Корнев продемонстрировал электронный вариант карты с разграничением земель лесного фонда и населенных пунктов.

Пояснил, что ветровалы на территориях лесного фонда разрешено убирать только за счет средств федерального бюджета после согласования результатов лесопатологического иссследования.

А приводить в порядок остальные участки, что будут передаваться в аренду, станут арендаторы. Так, в новом году силами СТК «Горный воздух» начнется уборка завалов в районе гор Острой и Красной.

По мнению министра, вывозить раскряжеванную древесину и порубочные остатки нецелесообразно. Их надо складировать в кучи для перегнивания. Древесину придется вывозить лишь вблизи спортивных объектов.

– Следуя дорожной карте, в 2020-м мы начнем работы на 60 гектарах, – сообщил заместитель министра спорта, туризма и молодежной политики Артем Подшивалов.

– К апрелю подготовим документы в минлесхоз для оформления в аренду тех участков, которые будем приводить в порядок. После лесопатологического исследования определимся со сметами, финансированием и займемся уборкой территории, чтобы завершить ее в 2021 – 2022 годах.

Мнение ученых о ветровале
– В отдаленных местах ни экономически, ни экологически нецелесообразно убирать поваленный лес, – считает представитель РОО «Экологическая вахта Сахалина» Роман Шатров, – Да и на некоторых участках за пять лет после урагана часть стволов перегнила.

Образовался органический субстрат, необходимый для восстановления леса, появился подрост. Так зачем там вмешиваться в природу? Уберем бурелом – повредим подрост. Пусть само все зарастет, перегниет.

Эту точку зрения разделяет и директор сахалинского филиала ботанического сада-института ДВО РАН Алексей Салохин:

– Пусть лес восстанавливается подростом. Лет через 30 мы не увидим ветровалов.

Природа и без людей всегда справлялась с ними. Если же в массивы загнать технику, она все перероет, перекопает, станет только хуже.

Для примера: правительства Финляндии и Швеции уделяют большое внимание науке, которая исследует закономерности возобновления лесов.

Ученые считают: ветровалы не надо убирать, за исключением тех мест, где они мешают отдыху и деятельности людей.

Уборка обедняет почву, подрывает возобновление леса, уменьшает биоразнообразие, снижает устойчивость лесных сообществ. Может произойти неконтролируемая вспышка вредителей.

Целесообразно в целях противопожарной безопасности только возле населенных пунктов и туристических объектов убирать погибшие деревья.

– Мы и действуем по правилам и законам, – откликнулся Владимир Корнев. – Положено в целях противопожарной безопасности проводить уборку и зачистку мест, и мы ее производим.

Туристическая зона должна быть привлекательной, убежден депутат облдумы Александр Болотников.

И кардинальным решением проблемы будет выделение средств на уборку там ветровала. Да, в какой-то мере это будет вмешательство в природу.

Но не дело, если бурелом в течение 30 лет, пока зарастет молодым лесом, будет создавать у жителей и гостей острова впечатление полной бесхозяйственности.

Надо, чтобы группа специалистов побывала в проблемных точках и определилась с конкретным планом действий.

Минимизировать риски
– Выезжая на строительство объектов СТК «Горный воздух», мы видели разные локальные участки ветровала.

И по каждому следует принимать особое решение, – полагает депутат облдумы Светлана Иванова. – Это вопрос комплексный, и одно решение не поможет.

Ветровал – зона риска, и этот риск надо минимизировать. Там, где есть угроза возгорания и пожаров, ее следует исключить. И еще подумать, как с большей пользой утилизировать часть древесины.

Я не согласна, что после того, как тайфуны натворили бед, мы десятилетия должны ждать милости от природы. Где целесообразно, там надо действовать бережно и грамотно, применяя лучшую практику.

Представитель «Экологической вахты Сахалина» Роман Шатров предложил отработать механизм общественного контроля за расчисткой ветровала, поручив его добросовестным и ответственным работникам.

Людмила Степанец.

Справка
Только на юге Сахалина тропические циклоны 2015 года завалили ориентировочно 16 тыс. гектаров леса.

По предварительным расчетам, для их уборки необходимо 2,5 млрд рублей (это без учета вывозки и последующей утилизации).

Так, Невельскому району требуется 754 млн рублей, Корсаковскому – 132 млн, Холмскому – 1 млрд 300 млн, Южно-Сахалинску – 314 млн рублей.