Точкой разворота для Северного морского пути может стать крупный транспортно-логистический узел на Сахалине

92
Ледоколы – главная движущая сила Северного морского пути.

Знаковым для региона можно назвать подписание соглашения о сотрудничестве Сахалинской области с логистическим холдингом «Дело», а также инфраструктурным оператором Северного морского пути АО «Атомэнергопром».

Речь идет о создании в регионе крупного транспортно-логистического узла, призванного стать поворотной точкой для главной российской арктической водной магистрали.

Как стать точкой
Выбор партнеров для столь амбициозного проекта случайным не назовешь. Например, холдинг «Дело» имеет большой опыт в транспортной логистике.

В течение ряда лет он успешно управляет морскими грузовыми терминалами в Азово-Черноморском, Балтийском и Дальневосточном водных бассейнах, имеет также опыт строительства глубоководного морского порта.

Под стать холдингу еще один региональный партнер — АО «Атомэнергопром». Компания интересна тем, что занимается исследованиями объемов и структуры грузооборота морских перевозок между Северной Европой и Восточной Азией.

Ну а поскольку главная идея проекта — это управление грузовыми потоками, поступающими по СМП и предназначенными для стран Азиатско-Тихоокеанского региона, без партнерства с вышеозначенными структурами Сахалину никак не обойтись.

Сегодня годовой грузооборот СМП составляет около 20 миллионов тонн. Ожидается, что к 2025 году он вырастет до 80 млн тонн. Для того чтобы Сахалин имел возможность принимать крупнотоннажные морские суда из Северной Европы, необходимо капитально модернизировать островную портовую инфраструктуру.

В рамках соглашения планируется провести в Корсаковском порту комплекс дноуглубительных работ, удлинить морской причал, построить на территории порта современные грузовые и холодильные терминалы.

Рассматривается также возможность создания современного перевалочного портпункта в Макаровском районе.

Впрочем, договор о сотрудничестве — лишь первый шаг на пути к созданию транспортно-логистического узла на Сахалине.

Необходимо, чтобы регион был включен в технико-экономическое обоснование (ТЭО) развития Северного морского пути, рассчитанное до 2025 года, а для этого одного лишь партнерства недостаточно.

Для Сахалина войти в ТЭО развития Севморпути — безусловный профит. Ведь строительство крупного транспортного узла под перевалку десятков миллионов тонн грузов — это инвестиции и рабочие места, федеральные льготы и налоговые поступления в бюджет.

Грех упускать такой шанс и отдавать пальму первенства, например, близлежащей Камчатке, которая вряд ли откажется от возможности принимать грузы СМП, если ей это предложат.

— Островной регион находится на перекрестке деловых и туристических путей, и мы должны в полной мере пользоваться этими преимуществами, — подчеркнул губернатор Валерий Лимаренко на недавнем заседании инвестиционного совета.

— Мы должны доказать, что ни Камчатка, ни Приморье, а именно Сахалин — идеальное место для точки разворота Северного морского пути.

Возможно, доказательства будут, но позже. А пока что правительство Сахалинской области ведет соответствующие переговоры с федеральным министерством по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Судя по тому, как разворачивается ситуация вокруг СМП, у Сахалина есть все шансы быть услышанным в министерстве. И быть включенным в ТЭО развития Севморпути именно в качестве точки для его разворота. 

Наша справка
Северный морской путь — водная транспортная артерия, соединяющая европейскую часть России с Дальним Востоком. Общая протяженность — примерно 3 000 морских миль (5 600 км).

Проходит по морям Северного Ледовитого и Тихого океанов (Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, Берингово).

Связывает в общей сложности более 50 крупных остановочных пунктов и портов, в числе которых Мурманск, Архангельск, Игарка, Диксон, Тикси, Певек и др.

На сегодняшний день СМП является главной российской арктической судоходной магистралью.

Из истории вопроса
Про Северный морской путь в государстве Российском знали еще в XVI веке, тогда же и была высказана идея: использовать Арктику для перемещения судов вдоль северного побережья из Европы в Азию.

Однако потребовалось без малого четыреста лет, прежде чем Северный морской путь стал доступен не только участникам масштабных гидрогеографических экспедиций, но и экипажам грузовых судов.

Созданное в 30-х годах XX века главное управление Северного морского пути обеспечило относительно регулярное судоходство и перемещение грузов по СМП.

В портовые пункты, расположенные в устьях судоходных сибирских рек, доставлялись промышленные товары, а вывозились преимущественно лес, пушнина, золото.

В годы второй мировой войны СМП оставался наиболее безопасным морским путем и был использован, в частности, для перегона отряда военных кораблей Тихоокеанского флота в Мурманск, а также доставки стратегических грузов, поставляемых по ленд-лизу из США и Канады.

В послевоенное время по СМП осуществлялся т. н. северный завоз — снабжение населения Крайнего Севера и Дальнего Востока топливом, продовольствием и товарами первой необходимости.

В советское время проход «иностранцам» по СМП практически был закрыт. Впервые суда под чужим флагом прошли Северным морским путем лишь в 1991 году. С тех пор ежегодно около сотни таких судов проходят северными широтами из Европы в Азию и обратно.

России это выгодно: реанимированная в 2013 году администрация СМП берет определенную плату за ледокольную и лоцманскую ледовую проводку судов, хотя, по мнению США, это и противоречит международным нормам.

Впрочем, иностранные судовладельцы от этого не внакладе: Северный морской путь почти в два раза короче альтернативной морской магистрали — через Суэцкий канал, а следовательно, экономически более выгодный.

Важный момент — особые условия для перевозки по СМП нефти, природного газа, газового конденсата и угля, добытых на территории РФ. Согласно поправкам в Кодекс торгового мореплавания РФ, внесенным в декабре 2017 года, исключительным правом для перевозки этих грузов обладают лишь суда под российским флагом.

Впрочем, поправки эти вряд ли были замечены обществом. Судя по информациям в российских СМИ, тема естественных монополий нашим соотечественникам сегодня не интересна.

Вот и идея региональной власти о создании точки разворота СМП подается исключительно с позиции развития транспортной доступности Сахалинской области. Хотя вопрос здесь в другом.

Интересно, в чем же?

Корсаковский морской порт.

Шерше ля нефть
О том, что Северный морской путь станет «ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока», президент РФ Владимир Путин заявил в начале марта 2018 года, выступая с традиционным ежегодным посланием Федеральному Собранию.

По словам главы государства, перед Россией стоит задача сделать СМП «по-настоящему глобальной, конкурентной транспортной артерией» и увеличить к 2025 году грузопоток до 80 млн тонн в год.

Что и говорить, планы серьезные. В советское время, например, рекордом для СМП стали 5,8 млн тонн груза. А в 2019 году грузоперевозки составили уже около 20 млн тонн.

Для того чтобы достигнуть озвученных президентом цифр, предстоит ежегодно увеличивать показатели на 10 млн тонн. По силам ли это российской Арктике?

Похоже, очень даже по силам. Мало того, госкорпорация «Росатом» ставит своей целью довести к 2024 году грузооборот на СМП до 92,6 млн тонн. Об этом еще в апреле 2019 года заявил на форуме «Арктика — территория диалога» генеральный директор Росатома Алексей Лихачев.

За счет чего же предполагается столь стремительно поднять грузооборот СМП? Преимущественно за счет интенсивного вывоза углеводородного сырья. Именно с этим связаны перспективные планы развития Северного морского пути на период до 2030 года.

Судя по тому, какие транспортные перспективы открываются перед Сахалином, реализация сырья предполагается главным образом в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сегодня в Арктике реализуются 15 масштабных инвестиционных проектов, 11 из них связаны с добычей нефти и газа. И не удивительно: по данным минэнерго, запасы углеводородов за Полярным кругом составляют 260 млрд тонн, это 60 процентов всех нефтегазовых ресурсов России.

О том, какие планы возлагает государство на добычу углеводородов, можно судить по недавней рабочей встрече президента РФ Владимира Путина с главным исполнительным директором компании «Роснефть» Игорем Сечиным.

Буквально на днях они обсуждали итоги работы компании в 2019 году, а заодно и перспективы развития в рамках реализации глобального проекта «Восток-Ойл». Проект и в самом деле глобальный.

Его реализация позволит ежегодно увеличивать ВВП страны на 2 процента. И не удивительно: ресурсная база месторождений, входящих в проект, составляет 5 млрд тонн нефти.

— В рамках поручений, которые даны по реализации национальных проектов, нам поставлена задача по обеспечению грузопотока по Северному морскому пути.

И в рамках выполнения указанной задачи наша компания совместно с партнерами ведет работу по формированию новой нефтегазовой провинции на севере страны, на Таймырском полуострове, — заявил после встречи Игорь Сечин.

По словам главы «Роснефти», общий объем инвестиций в проект составит более 10 трлн рублей. Планируется перевезти по СМП 41 млн тонн природного газа, 23 млн тонн угля и 17,1 млн тонн нефти.

Будет создано 15 промысловых городков, два аэродрома, порт, около 100 тысяч новых рабочих мест.

Сергей ЧЕВГУН.

P. S.
Освоение арктических месторождений нефти — важная часть комплексного проекта развития Северного морского пути, принятого в 2015 году.

Проект предусматривает выполнение до 2030 года целого ряда мер по навигационно-гидрографическому, гидрометеорологическому и аварийно-спасательному обеспечению судоходства в акватории СМП, развитию морских портов, разработке и строительству морской ледокольной техники и т. д.

По утверждению экспертов, именно увеличение добычи углеводородов способно дать новый стимул развитию отечественной экономики.

Вероятно, так оно и есть. Во всяком случае, для Сахалина это возможность создать транспортно-логистический узел со всей его инфраструктурой. И это совсем неплохо. Сахалинской области он не помешает.