Незаменимая. Почти сорок лет Валентина Куликова защищает права рабочих

55
Валентина Куликова 37 лет на профсоюзной работе.

За туманом
Кем-кем, а маменькиной дочкой Валентина Куликова не была. При живых родителях она в 10 лет оказалась в Ивановском детском доме и оставалась там почти до школьного выпуска.

Ее устроили в детдом временно, пока мать восстанавливалась после тяжелого заболевания.

С отцом она была в разводе. Бабушка с дедушкой воспитывали Валину сестру, а на нее, получается, не хватало ни сил, ни времени.

Мама поправилась, но девочка оставалась в детском доме. Так и прожила со всей родней порознь в одном городе. Кстати, ситуация повторилась, когда Валя поступила в институт.

Дочка могла бы уже жить с матерью, но не захотела, ушла в общежитие и снова жила вне семьи.

Но благодаря этому Валя и стала самостоятельной, упорной, решительной. Детский дом, считает она, сыграл исключительно положительную роль в ее жизни. Он был великолепным.

Там по-настоящему любили детей и заботились о них, а директора Ханну Иосифовну Нудель воспитанники запомнили как добрую волшебницу.

У нее была установка: все ее дети должны получить высшее образование. И большинство выпускников, действительно, поступали в институты.

Валя тогда еще была Швецовой, и фамилия отражала ее склонность к шитью, девушка поступила в Ивановский текстильный институт на специальность инженер-технолог швейного производства.

Как многие в то время, увлекалась спортом – спортивной гимнастикой и велосипедом. С велопробегами проехала почти через всю Россию. Любила ходить в театр оперетты.

Ну и, конечно, подрабатывала – ворошила большой лопатой хлопок на меланжевом комбинате, чтобы он легче улетал со склада в трубу в переработку.

За смену платили 3,5 рубля, и, если представлялась возможность, студенты прихватывали и вторую смену.

Побывала Валя Швецова и в стройотряде, там впервые заработала столько денег, что смогла купить себе зимнее пальто с песцом, до этого три года ходила в детдомовской одежке.

Училась девушка хорошо, при распределении могла выбрать отличные места, но все соображения пересилила романтика – тогда ею болели многие молодые! – и Валя попросилась на Камчатку.

Годы работы на Камчатке – отдельная история. Сколько приключений и взрослых проблем, о которых она не имела представления, ожидали Валю на Петропавловской швейной фабрике!

Девушка с высшим образованием поставила под угрозу карьеру «своих» работников. Вале ставили палки в колеса, но она не собиралась ни с кем воевать и на деле доказала, что чего-то стоит.

Когда на фабрике случился пожар, она была в числе тех, кто не стал ждать пожарных, пошел на огонь с тем, что попало под руку. Цех отстояли, а Вале записали в трудовую книжку благодарность.

У нее сохранились удостоверения о рационализаторских предложениях. Читаются они с улыбкой. «Рацпредложение по изменению обработки пояса брюк и жакета… по изменению конструкции трусов для мальчиков, женских хлопчатобумажных трусов… по комбинированной раскладке моделей…».

Однако экономический эффект от этих вроде бы не очень значительных рацпредложений был высоким: 5357 руб., 4773 руб., 1488 руб. В то время это были весомые суммы.

Памятным был для Валентины концерт Мессинга в Петропавловске-Камчатском. Когда он пригласил на сцену желающих, она отозвалась сразу, потому что в последнем ряду, где она сидела, ничего не было ни слышно, ни видно.

– Мессинг был очень нервный, – вспоминает Валентина Епифановна.

– Он велел держать его за руку и мысленно описывать кого-нибудь из зрителей. Я выбрала свою подругу Граню Шастину. Мессинг постоянно подстегивал меня: «Обрисовывайте точнее! Еще точнее!».

Так мы вместе добрались до Грани, Мессинг взял ее за руку и вывел на сцену. Я была поражена.

Есть польза от профсоюзов!
На Сахалине Валентина Епифановна Куликова оказалась из-за перевода сюда мужа-военного.

Работы для нее на южно-сахалинской швейной фабрике «Вера» не было, и она пошла, как считала, временно на фабрику ремонта и пошива одежды технологом в экспериментальную лабораторию.

Работа была очень интересной, особенно после открытия Дома быта и переезда лаборатории туда.

Там был демонстрационный зал для показа новых моделей, и показы эти пользовались большой популярностью у южносахалинцев.

Фабрика ремонта и пошива одежды была одним из подразделений областного производственного объединения «Сахобувьшвейбыт», и деятельной Куликовой однажды предложили стать освобожденным председателем профкома объединения. Так с конца 1983 года началась ее профсоюзная карьера.

Когда объединение приказало долго жить, Валентину Епифановну избрали заместителем председателя обкома профсоюза работников жизнеобеспечения, а с 2000 года она возглавляет его бессменно.

И сегодня – почти вынужденно. В прошлом году Куликова решила не избираться на эту должность, но желающих не нашлось, и ей пришлось остаться.

Областной профсоюз работников жизнеобеспечения – это 635 человек, разбросанных небольшими коллективами на предприятиях сферы ЖКХ.

А что такое ЖКХ и как трудно защищать права людей, работающих в водоканалах, в котельных, в управляющих компаниях, может представить каждый. Это сегодня в областной коммуналке многое стабилизировалось, но вспомните девяностые – начало двухтысячных!

Развал, искусственное банкротство, невыплата зарплат.
С Валентиной Епифановной я как раз и познакомилась на собраниях бунтующих коллективов. Ее там хорошо знали в лицо, советовались с ней, верили, что она постарается помочь.

Профсоюзы сегодня, с точки зрения многих, не способны противостоять работодателю, если он категорически не считается с интересами работников. Потому во многих предприятиях и организациях они давно распущены.

Но тем не менее создаются и новые! Значит, кое-где верят, что они могут помочь работникам хотя бы в малом.

Например, первичная профсоюзная организация родилась в 2015 году в МУП «Шахтерсккомсервис». Правда, как рассказывает Валентина Куликова, председатель профкома блюл только свои интересы, ограничил организацию десятью работниками и других не принимал, хотя желающих было еще три десятка. Люди возмутились, пожаловались в прокуратуру, порядок навели.

Сегодня того предприятия нет – оно преобразовалось в другое, но «первичка» продолжает действовать. У нее с директором нормальные партнерские отношения. Разработали коллективный договор, в который закладываются социальные гарантии и льготы.

– Я уверена, что войной не многого добьешься, надо уметь договариваться, идти на уступки, – говорит Валентина Епифановна.
Очень рада она созданию профсоюзной организации в МУП «ЖКХ «Универсал» на Шикотане.

Там очень деятельный председатель. Вот пример. В декабре прошлого года профсоюз проверил условия труда и безопасности на котельной № 5 и выявил нарушения. Он потребовал устранить их, укомплектовать штат.

А также обеспечить персонал котельной средствами индивидуальной защиты, оборудовать помещения душевой, приема пищи, гардеробную, восстановить принудительную вентиляцию котельной… И руководство все это исполнило.

Трудно сегодня создать или сохранить профсоюзные ячейки в управляющих компаниях, а значит, и отстаивать права их работников.

Вот в южно-сахалинской УК ООО «ЖЭУ-3», рассказывает Куликова, закончился коллективный договор, а новый руководство заключать отказывается. Ведь нужно гарантировать уровень зарплаты, социальные гарантии и т. д., а обязательства не везде любят.

С УК почему все сложно? На коммунальные услуги тариф утверждает РЭК, а на жилищные – общее собрание собственников жилых домов. Собственники на увеличение тарифа не соглашаются, а УК без этого не прожить.

– Через ЖКХ власть играет с населением в поддавки, – считает Куликова. – И тариф на услуги управляющих компаний тоже должен изменяться независимо от желаний собственников.

В каждом многоквартирном жилом доме есть муниципальные квартиры, и муниципалитеты должны обсчитать тариф на их обслуживание, и принимаемый размер платы за текущее содержание жилья в доме не может быть меньше этой цифры. Это будет более-менее объективно.

Работа без пиара
А есть нарушения трудовых прав, которые касаются работников не одного предприятия, а многих. И происходят они на законных основаниях.

Например, работы на котельных области в целях экономии бюджетных средств были отнесены к сезонным, то есть временным.

Уже несколько лет рабочих, обеспечивающих сахалинцев теплом, каждую осень принимают на работу и каждую весну увольняют. У них рабочий год состоит из 8 месяцев.

Из-за сезонного характера работ они теряют в пенсии, в размере оплаты больничного листа, им не оплачивают стоимость проезда к месту отдыха и обратно. Только в Охе, Ногликах и на Курилах рабочих котельных не увольняют на лето.

В Тымовском количество сезонных рабочих доходит до 150, в Макарове до 40… По области наберется немалая цифра.

Конечно, со временем люди привыкли к такому образу жизни, научились использовать лето для других заработков. Но это скорее вынужденные способы прокормить семью.

Правда, некоторые подкованные в законах люди говорят, что сезонные рабочие могут пользоваться бесплатным проездом хоть каждый год, ведь право на него наступает после 6 месяцев работы.

Однако нет данных, что хотя бы один работник котельной не то что каждый год, а однажды воспользовался своим правом.

И это крайне несправедливо!

Сезонность создает неудобства и для самих предприятий. Бывает, уволенные работники находят для себя за лето другое место.

Руководство ждет человека в полной уверенности «куда он денется?!».

А его нет. Надо срочно искать другого, а это не так просто. Техника сегодня на коммунальных предприятиях серьезная, работника с улицы к ней не поставишь. А если поставишь, то жди ЧП.

Эту проблему подняла Валентина Епифановна в прошлом году перед региональной властью. К ее рассмотрению привлекли РЭК, министерство ЖКХ, агентство по труду.

Возможно, коллективно ведомства придут к решению, которое устроит всех. Закон законом, но у региона есть и свои возможности поправить положение.

Рассказать в газете о Валентине Куликовой редакцию попросила Галина Михайловна Грошева, член Сахалинской гвардии. Куликова тоже входит в эту организацию, созданную Игорем Фархутдиновым в помощь областной власти. Старая гвардия – это островитяне, внесшие большой вклад в развитие Сахалина и Курил.

– У нас немало людей, которые только без конца пиарятся, а есть и такие, кто работает без пиара, тихо, спокойно двигает общеполезное дело, – сказала Галина Грошева. – Валентина Епифановна из вторых.

Умница, труженица, скромница.

А Наталья Квашина, исполнительный директор ассоциации «Мой дом», работает с Куликовой в комиссии по ЖКХ областной общественной палаты, в общественных советах министерства ЖКХ, государственной жилищной инспекции. Говорит о Валентине Епифановне с большим уважением.

– В ней столько энергии! Столько работоспособности! Она постоянно вносит дельные предложения и очень ответственно исполняет порученное. Валентина Епифановна всегда прекрасно выглядит, всегда в настроении. Я не могу представить ее вообще без работы.

Спрашивала, когда она собралась было на покой: «Что дома делать будете?». «Ну, наверное, на даче трудиться», – сказала она. «А зимой?».

«Что-нибудь придумаю», – как-то не очень уверенно отвечала Куликова.

– А я-то знаю, что ей еще рано уходить с работы, из общественной жизни. У кого те, что помоложе, учиться будут? – закончила Наталья.

Дача в жизни Куликовой значит многое. Она не ждет от своего участка отдачи – ей нравится проводить на нем время. Валентина Епифановна и в отпуск уезжает очень редко – занимается дачей.

Я часто встречаюсь с ней в дачном автобусе и всегда поражаюсь, как она элегантна, подтянута – словно не работать едет, а на праздник.

У Куликовой один сын и трое внуков, старший из которых служит в армии. Для них энергичная, волевая бабушка служит примером и опорой.

Наталья КОТЛЯРЕВСКАЯ.