От богини до матроса. Женские имена на карте региона

521
Греческая богиня Амфитрита, жена Посейдона, чьим именем назван пролив между островами Парамушир и Онекотан.

Накануне 8 Марта возникла идея перелистать топонимические словари области и узнать, как представители сильной половины человечества (а первопроходцы-мореплаватели и участники различных экспедиций наверняка были из их числа) увековечили на карте региона дорогие сердцу женские имена.
Примечательно, что список открывает сама богиня моря Амфитрита, жена Посейдона. Ее именем (правда, в несколько ином написании, чем в греческой мифологии, – Амфитрида) назван пролив между островами Парамушир и Онекотан. Вероятно, для того, чтобы, благоволя мореходам, богиня укрощала крутой нрав супруга. Ведь тот в порыве гнева своим трезубцем мог не на шутку взбаламутить океанскую волну!
Спасительницей от бурь на море, а также от внезапной и насильственной смерти у русских моряков считалась святая Варвара. Вот лейтенант Сибирского флотского экипажа Шольц в конце 1880-х и назвал ее именем гору на острове Тюлений, где с отрядом матросов охранял лежбища котиков.
На Сахалине в Поронайском районе есть гора Варвары. Правда, топонимическое название не указывает на божественную суть этой женщины. А быть может, она была вполне земной, что после 1947 года позволило топографам-атеистам (по аналогии с возвышенностью) назвать реку, что бежит неподалеку, с некоторой долей пренебрежительности или озорства – Варваркой.
Полуостров Шмидта, что в Охинском районе, первоначально назывался полуостровом Святой Елизаветы. В 1805 году первый русский кругосветный путешественник капитан-лейтенант Иван Крузенштерн во время плавания у берегов Сахалина дал мысу этого полуострова имя жены царя Александра I Елизаветы Алексеевны, урожденной Луизы Марии Августы, принцессы Баден-Баденской (1779 – 1826).
А другому мысу этого же полуострова Крузенштерн присвоил имя святой Марии – матери Александра I и жены Павла I. Жаль только, что Мария Федоровна – урожденная принцесса София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская (1759 – 1828) – каких-либо заметных следов в истории России не оставила. По крайней мере, так считают авторитетные исследователи.
Есть на карте области бухта, пролив и река Дианы, а еще соединяющий Охотское море с Тихим океаном пролив Екатерины, залив и пролив Надежды. К этой же группе можно отнести мыс и гору Юноны, а также залив Наталии. Но тщетно думать, что мореходы, оказавшись на краю земли, грезили именами любимых женщин. Василий Головнин, Михаил Петушков, Николай Хвостов таким образом увековечили названия своих судов – брига, галиота, бригантины и шлюпа.
Причудливо трансформировались в топонимике Сахалинской области айнские и нивхские названия. В Невельском районе есть гора Соня (227,6 м). Но «шерше ля фам», как говорят французы, вряд ли стоит. Топографы, сами того не желая, исказили айнское название мыса Сони и перенесли его и на эту возвышенность.
С горой и бухтой Сокия (Сокитани) на Итурупе случилась та же история. После 1946 года по созвучию они превратились в Софью. Впоследствии бухта вновь была переименована, а гора сохранила название.
В Томаринском районе, в верховьях реки Томаринка, есть гора Тамара (627,3 м). К представительнице прекрасного пола это имя отношения не имеет. Это искаженное айнское слово «томари», означающее «гавань, бухта, пристань».
А вот в Ногликском районе мыс Тамары – это живая память о матросе Тамаре Воротынцевой. Ей было двадцать лет, когда при разгрузке теплохода «Аргунь» оборвалась ее жизнь. На берегу появился памятник с надписью: «Памяти моряка Тамары Воротынцевой. 1929 – 1949. Погибла 10 августа 1949 года при исполнении служебного долга. Покоится в море с самоходной баржей «Волга» на траверзе этого мыса. Не забывайте о ней!».
Есть в нашей области озера Надя и Валентина, Асин ручей (все на о. Кунашир), мыс Татьяна (о. Шикотан). Однако островная топонимика не знает предыстории этих названий и того, кто были эти женщины. Другое дело – озеро Алигер (о. Кунашир). Этот водоем лагунного происхождения сохраняет память о русской советской поэтессе Маргарите Алигер, авторе сборников стихов «Камни и травы», «Год рождения», «Памяти храбрых», «Лирика» и других.
На этом же острове взрывной кратер у северной подошвы вулкана Тятя по предложению камчатских вулканологов назвали по-мужски строго: Радкевич. Только благодаря топонимическому словарю «Остров Кунашир и Малые Курилы» Федора Пыжьянова удалось узнать: речь идет о геологе, члене-корреспонденте Академии наук СССР, Герое Социалистического Труда Екатерине Радкевич (1908 г. р.).
В Александровск-Сахалинском районе есть Маргаритина падь с промышленной в большей степени, а не женской предысторией. В 1922 году на каменноугольном руднике «Эриксон и Лильге» разведали пласт очень чистого угля и романтично назвали его… «Маргаритой». Штольни и наклонная шахта для разработки этого пласта получили то же название, а долина реки с бывшими выработками стала Маргаритиной падью.
В Ногликском районе есть низина с болотами и озерами, названная Мать-твахх. Только оказалось, что «мать» в переводе с нивхского означает «малый, маленький». Так назвали на северном конце села Сонича небольшое поперечное понижение территории.
Кроме Мать-твахх в «Топонимическом словаре» обнаружилась и Мачеха. Так неласково назвали вулкан сотрудники Курильской комплексной экспедиции 1946 года за перенесенные ими испытания при подъеме и спуске с огнедышащей горы, где они изучали фумаролы и источники.
В целом «женское» в островной топонимике представлено скромно. Быть может, на это надо обратить внимание, ведь среди сахалинок в разные годы было столько ярких личностей, Героев Социалистического Труда. Их имена уходят в тень, забываются. Согласитесь, в регионе, у которого, по данным статистики, женское лицо, не должно торжествовать беспамятство.

Людмила Степанец.