49 дней в Тихом океане. Невероятная история выживания четверых советских солдат

После спасения, слева направо: А. Зиганшин, Ф. Поплавский, И. Федотов, А. Крючковский. Источник фото: rg.ru.

Произошло это в январе 1960 года. Возле острова Итуруп.
17 января 1960 года баржу сорвало со швартовки и унесло в открытый океан. Баржу унесло на целых 1700 км.
Солдаты были спасены 7 марта 1960 года: их заметил американский авианосец «Кирсардж».
История этого невероятного происшествия в советское время была у многих на слуху. Участники того дрейфа после спасения выступали со своим рассказом о выживании в школах, университетах, на заводах.
А вот и их имена: Асхат Зиганшин, Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский и Иван Федотов.
Сегодня же, если вы спросите у кого-то из молодых: «Слышал ли ты про Зиганшина и баржу, что дрейфовала 49 дней в открытом океане?» – скорее всего услышите удивленное «нет».
49 дней пробыть в Тихом океане, не особо надеясь на помощь, имея запас продовольствия лишь на 3 дня. Да, это настоящая история про выживание и борьбу со стихией.

Баржа Т-36
На барже Т-36 находилось 4 человека: военнослужащие СССР, все молодые солдаты-срочники. Фактически они жили на барже: на ней были оборудованы спальные места, была печка, небольшая кухня.
Баржи на острове Итуруп в основном использовались для хозяйственных нужд: например, помочь разгрузить или загрузить корабли.
Таких самоходных барж было несколько на острове, в том числе и Т-36.
Надо сказать, что этого происшествия могло бы и не произойти. Так как начиная с декабря в тех краях часты сильные штормы, баржи на острове Итуруп в середине декабря были вытащены на берег: чтобы и сезон штормов переждать, и починиться, если нужно.
Но позже две баржи (в том числе и Т-36) вернули в залив: нужно было срочно помогать разгружать корабль, который пришел с опозданием (холодильник с мясом).

Что произошло 17 января 1960 года?
Баржи стояли в 200 метрах от берега, Т-36 пришвартовали к бочке, а к Т-36 — другую баржу (все происходило в заливе Касатка).
Баржи были в связке, когда ночью начался сильный шторм. А потом лопнул трос, который соединял баржи с бочкой.
Действовали так.
Сначала разъединили баржи, чтобы не ударяться друг о друга. Далее на Т-36 запустили двигатели и отошли от берега, чтобы не разбиться о скалы. Была попытка бросить якорь. Но плохая видимость, очень сильный ветер, снег и дождь помешали сделать это. Поэтому просто выключили двигатели.
Более 10 часов они то приближались к берегу (с выключенными двигателями), то отдалялись (включая их снова).
А потом случилось так, что над островом прошел циклон: ветер сменил направление, и баржи стало сносить в открытый океан.
Ребята с баржи Т-36 решили, что здесь только один выход: выброситься на берег. Лучше так, чем неизвестность в океане.
Но если второй барже повезло и они смогли выброситься на берег, то у Т-36 все было печальнее: сначала они наткнулись на скалу и образовалась пробоина в барже, потом закончилось топливо и их стало относить от берега.
Радиостанция перестала работать: попала вода, и разрядились батареи питания. Хорошо, что смогли заделать пробоину из подручных средств.
Был отправлен корабль, чтобы найти баржу (или ее следы), солдаты обследовали берега острова, а как только погода улучшилась, в разведку полетел самолет.
Именно солдаты и нашли какие-то обломки, принадлежавшие ранее барже: ящик из-под угля с номером Т-36 и один спасательный круг.
Версия была такова: баржа затонула, а экипаж пропал без вести.

Борьба за жизнь
На том спасательная операция была закончена.
Но борьба людей за свою жизнь только началась. Потому что баржа не затонула, а все члены экипажа были целы.
Кстати, район, где предположительно дрейфовала баржа, с середины января до середины февраля закрывался для авиации и кораблей. Причина – испытание Советским Союзом межконтинентальных баллистических ракет.
Экипаж баржи об этом узнал из газеты (там была и карта района, который закрывался) «Красная Звезда», обрывок был найден в рубке. Соответственно, они уже тогда думали, что, возможно, до февраля их никто искать и не будет.
Поэтому с самого первого дня был введен режим жесткой экономии пресной воды и продуктов.
Запас продуктов, что был на барже:
почти 2 ведра картошки, 1 буханка хлеба, 1,5 кг смальца, 1,5 банки тушенки из свинины, почти 1 кг пшена с горохом, пачка чая, пачка кофе, примерно 50 спичек;
вода: остаток, который был в чайнике; еще был запас пресной воды (больше 120 литров), которой охлаждали двигатели. Как описывает Зиганшин, «рыжая и с металлическим привкусом».
Поэтому собирали дождевую воду, когда могли.
Топливо для печки использовали самое разное: всякую ветошь, автомобильные покрышки, доски от ящиков и т. д.
Несмотря на решение об экономии продуктов, Зиганшин убедил товарищей, что нельзя резко переходить на скудный рацион, так как можно сразу ослабнуть. Поначалу в день на каждого приходилось три картофелины, две ложки крупы и две ложки свиной тушенки, но вскоре рацион сократился до одной картофелины и одной ложки крупы на человека. 27 января экипаж отметил день рождения Крючковского удвоенной нормой — по две картофелины и по две ложки крупы на человека. В качестве подарка было решено преподнести имениннику еще одну порцию воды, но уговорить его принять такой подарок не удалось, и вода была поделена на всех четверых.
Кроме экономии продуктов экипажу приходилось постоянно откачивать воду из баржи, скалывать лед.
Выдержать то тяжелое время им помогли книги, которые нашлись в рубке, и гармошка, на которой играл Поплавский.
Запасы еды, которые сами по себе были очень маленькими, они смогли растянуть на 37 дней.
А дальше пришлось питаться тем, что удавалось найти и употребить в пищу или что было похоже на пищу.
«Мы кожаный ремень порезали в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что еще у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жесткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь, и это ели». Все эти дни Асхат Зиганшин вел записи в бортовом журнале.
Самая последняя неделя перед спасением была и самой тяжелой: члены экипажа сильно ослабли, находились в полубреде, мерзли.
Температура воздуха не поднималась выше 7 градусов.

Спасение
К счастью, 7 марта 1960 года их обнаружил самолет авианосца «Кирсардж», он патрулировал территорию.
Позже врач, который осматривал солдат, сделал вывод, что каждый из них потерял в весе примерно 15 – 20 кг.
Кстати, они и у американцев отличились: не набросились на еду, вели себя достойно.
А ребята стали знаменитостями, хотя поначалу были у них страхи, что могут счесть врагами родины или дезертирами. Все-таки спасли их американцы… А тогда была «холодная война».
Но все обошлось.

Что дальше?
У американцев четверка простых советских ребят стала знаменитой: пресс-конференции, интервью, почетные граждане Сан-Франциско.
Предлагали остаться в штатах, но подкупить не смогли.
А на Родине каждому дали по ордену Красной Звезды.
И… понеслись встречи, выступления. Почти каждый пионер, школьник и советский человек в те времена слышал имена четверки, что так отважно боролась за свою жизнь.
Про эту историю сняли художественный фильм «49 дней» (режиссер Генрих Габай), а также В. Высоцкий написал песню «Сорок девять дней».

(«Яндекс»).