Его сердце осталось на Сахалине

Шестьдесят девять лет назад в ночь на 24 июня 1953 года остановилось сердце Александра Осиповича Емельянова. Он умер прямо на улице имени Сталина (ныне Коммунистический проспект), возвращаясь домой с работы. Емельянов был вторым по счету руководителем островной области, объединившей в 1947 году север и юг Сахалина.

В одночасье стал седым

Одного из первых руководителей новой Сахалинской области погубило перенапряжение на работе, сердце не выдержало нагрузок и переживаний – в этом была уверена секретарь его приемной, ветеран труда Валентина Вишняк. По ее свидетельствам, полновластный руководитель области, депутат Верховного Совета СССР остро переживал все трагедии, которыми полна история островного региона.

— В 50-м году Александр Осипович чуть ли не в одночасье стал седым как лунь. В новогоднюю ночь случился сильный циклон, в котором погибло около ста человек. Некоторые люди замерзли прямо у своего порога — видимость была нулевой. Тогда техники не было, только лопаты. Город откапывали до весны, — рассказывала Валентина Ивановна журналистам «Советского Сахалина» («Короткая память», № 84 от 30 июня 2010 года). — А в 52-м новая страшная трагедия – цунами в Северо-Курильске, смывшее несколько населенных пунктов и похоронившее в пучине около 2300 человек.

Валентина Ивановна утверждала: любой желающий мог попасть к руководителю области на прием.

— Никакой предварительной записи… Люди шли, зная, что им действительно помогут. Это было время массового переселения, народ ехал со всей страны, — и Валентина Вишняк приводит примеры. — Один раз услышала крик из его кабинета, заглядываю: фронтовик-инвалид, ругаясь, замахивается костылем на Александра Осиповича… Через несколько минут смотрю, они уже мирно беседуют…

Из пастухов в кооператоры

Александр Осипович Емельянов родился в 1905 на территории современной Ленинградской области. Тогда его деревня Никольская относилась к Петергофскому уезду Санкт-Петербургской губернии. Семья с семью детьми рано лишилась главного кормильца, потому Александру с детства приходилось работать — начинал трудовой путь с пастушьим кнутом.

В 1919 году окончил сельскую школу. Как только в губернии окрепла советская власть, пошел работать секретарем совета соседнего села Медуши. В 1924 году вступил в комсомол, через два года вошел в правление местного сельскохозяйственного товарищества, работал налоговым инспектором, заведовал финансовой частью волостного совета крупного села Гостилицы.

В 1927 году Александра Емельянова направили на работу в кооперацию — в Гостилицкое общество потребителей. После его усилий потребкооператив вошел в число лучших в области.

В 1929 году Емельянов вступил в партию, стал депутатом райсовета. Работал в городе Ораниенбаум (сейчас Ломоносов) и в подчиненном районе. С 1930 по 1932 год Емельянов заведовал финансовым отделом другого района Лен­области — Будогощского. В то время на территории региона шла коллективизация и ликвидация кулачества.

На Сахалине с 1936 года

В 1932 году Ленинградский обком партии направил товарища Емельянова на работу старшим инспектором областного финотдела. Новая должность потребовала глубоких знаний, и в 1934 году Емельянов поступает в финансовую академию Минфина СССР в Москве.

После учебы в 1936 году ЦК ВКП(б) отправил его на Дальний Восток в числе 500 руководителей для восточных краев и областей — СССР принялся строить промышленность в малонаселенных, но перспективных регионах.

На Сахалине коммунист Емельянов до октября 1936 года руководил городским финансовым отделом Александровского гор­исполкома. В 1937 году возглавил областной фин­отдел. Через два года его избрали депутатом областного совета и членом обл­исполкома.

В 1944 году Александр Осипович Емельянов избирается первым заместителем председателя Сахалинского областного исполнительного комитета. Эта должность соответствовала современному статусу первого вице-губернатора.

С Севера на Юг

В декабре 1945-го Александра Осиповича переводят на Южный Сахалин, освобожденный от японцев. Остров в те месяцы находился под опекой военной администрации, органы гражданской власти только создавались. Опытного финансиста, знающего областную специфику, назначили первым заместителем начальника областного управления по гражданским делам.

Главной задачей Александра Осиповича в первый год работы на юге была перестройка социальной системы и экономики бывшего губернаторства Карафуто.

Новая область испытывала острые проблемы с кадрами — русские при японцах не управляли экономикой и социальной сферой, формировать органы советской власти приходилось из военных или первых переселенцев с материка. При этом нужно было учитывать интересы и потребности многочисленного населения Карафуто — к приходу советских войск на нашей земле жили примерно 400 тысяч японцев и корейцев. И большинство японцев относилось к русским настороженно или даже враждебно.

Воевал с военными

Дмитрий Николаевич Крюков, возглавлявший гражданское управление на юге острова c сентября 1945-го до апреля 1947 года, вспоминал Емельянова, прибывшего в Тойохару в качестве представителя областной гражданской власти, управлявшей северной частью создаваемой области.

В перерыве одного из совещаний с военными Емельянов сообщил Крюкову, что командиры воинских частей, коменданты городов и «начпотылу» иногда прибирают к рукам материальные ценности, необходимые для восстановления хозяйства. В Долинске военные забили на мясо около сотни племенных коров. Из парков многих предприятий юга Сахалина изымались лошади, транспортные средства, сырье и моторы. А генерал-майор Михаил Алимов, военный комендант Тойохары, и вовсе обнаружил склад мехов и раздавал шкурки в качестве подарков.

— Я сказал Пуркаеву (генералу армии Максиму Пуркаеву, командующему войсками Дальневосточного военного округа. — Прим. ред.), что никаких «трофеев» на своей земле быть не может, ничто нельзя растаскивать, надо все передать советским органам.

На следующий день на остров прилетел зампредседателя правительства СССР Анастас Микоян. Гражданские управленцы Крюков и Емельянов возлагали на него надежды в планах «усмирения» армии.

Ночевали в доме терпимости

Воспоминания Дмитрия Крюкова в 1993 году опубликовал в «Краеведческом бюллетене» сахалинский историк Владислав Латышев. В мемуарах первый областной руководитель живо описывает обстановку, в которую попадал с Александром Осиповичем Емельяновым.

Например, ночь перед приездом Микояна им пришлось провести в гостинице будущего областного центра.

«…Еще недавно здесь на втором этаже жили девушки к услугам мужчин. Это был дом терпимости, гостиница и ресторан. Девушек выселили, устроили на работу, дали им общежитие… Мы немного поели, пить не стали, разделись и легли на пышную постель, положенную посреди комнаты на чистые циновки, и сразу уснули. Без всякой охраны. Утром проснулись чуть свет. Я договорился с Емельяновым, что он будет у меня первым заместителем…».

Улица А. О. Емельянова в Южно-Сахалинске.

Александр Емельянов в воспоминаниях Крюкова показан гибким, человечным управленцем. Когда областное начальство зашло в главный храм Тойохары, расположенный возле городского парка, священники объяснили отсутствие прихожан слухами о строгости новой власти: дескать, в Советской стране религия запрещена и верующих сажают в тюрьму.

— Да, у нас церковь отделена от государства. Выполнение религиозных обрядов необязательно, но кто хочет веровать в бога, тот верует, — заявил Емельянов. И успокоил буддистов. — Так что наведите порядок в храме и отправляйте в нем свою службу и религиозные обряды для тех, кто будет посещать храм.

После этого разговора священнослужителей поставили на пайковое довольствие, установили им заработную плату.

С двумя секретарями

Емельянов руководил Сахалинской областью с 1 марта 1949 года, в этот день совет депутатов избрал его председателем областного исполнительного комитета. С начала его работы в исполкоме до 1950 года сахалинцы получили 736,7 тыс. кв. м жилой площади, двенадцать новых школ, гостиницу «Дальневосточник». Область восстановила тридцать шахт, создала 38 рыбопромышленных комбинатов, 14 рыбоконсервных заводов, пять судоремонтных баз, 17 механических мастерских, открыла филиал Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (СахТИНРО). В одиннадцати городах были построены хлебозаводы. В 1950 году добыча рыбы и морепродуктов почти в полтора раза превысила показатели 1946 года.

Кроме руководства исполнительной власти области, Емельянов с марта 1950 года являлся депутатом Верховного Совета СССР. В советском парламенте Александр Осипович представлял Холмский избирательный округ № 280. Кандидатом в депутаты его выдвинули коллективы Холмского торгового порта, колхоза «Большевик», анивского рыбозавода «Песчанское», горнозаводской шахты № 4 и углегорской шахты № 4/6, Тельновского лесоучастка Лесогорского района, Чеховского рыбокомбината и Томаринского бумажного комбината.

По словам Валентины Вишняк, Емельянову приходилось работать по 16 часов в сутки. Одного секретаря на такой график не хватало, и после нее на вахту в приемной заступала еще один секретарь — студентка, которая могла работать до ночи.

Сердце Емельянова не выдержало такой нагрузки. 25 июня 1953 года в номере газеты № 148 «Советский Сахалин» опубликовал некрологи от редакции, совета профсоюзов, Южно-Сахалинского горкома КПСС и горсовета, обкома ВЛКСМ.

26 июня Александра Осиповича Емельянова похоронили на городском кладбище, что на улице Зеленой в Южно-Сахалинске.

В областном центре имя Александра Осиповича было увековечено в 1982 году. К 100-летию Южно-Сахалинска улицу Березовую, по которой когда-то проходила граница города, назвали в честь Емельянова. К той же дате еще две городские улицы изменили названия в память о других участниках совещания, где Емельянов докладывал гражданскому начальнику о самоуправстве военных. Торговая улица получила имя Дмитрия Крюкова. А бывшая Спортивная стала улицей генерала армии Максима Пуркаева.

Николай ШЕЛЕПОВ.