Алло, такси!

За последние годы активно развилась такая сфера услуг, как такси. На улицах полно машин с соответствующей символикой. Газеты пестрят объявлениями многочисленных таксофирм. Контролирующие инстанции (ГИБДД, автодорнадзор) характеризуют таксофирмы и самих таксистов как мало поддающихся воздействию нарушителей пассажирских перевозок, правил дорожного движения, озабоченных лишь погоней за рублем. Какие они, современные таксисты? Какие мы – их пассажиры? Что вообще происходит сегодня в этой сфере?
Адский труд
Начнем с того, что такси бывают легальные и нелегальные. Первые отличаются от вторых наличием радиостанций, диспетчера. Телефоны легальных такси можно узнать из рекламы. Хотя, впрочем, и это не является гарантией.
Во главе легальной таксофирмы стоит, как правило, бывший таксист, то есть человек, который понимает специфику этого дела. Его подчиненные делятся на несколько категорий. Первые – это водители на подработке. Они выходят на линию на своих автомобилях в вечерние часы пик. Имеют другое (а частенько и не одно) место работы.
Ко второй категории относятся люди, для которых таксофирма является единственным и постоянным местом работы. Среди них есть водители со своим автотранспортом, условно называемые вольнонаемными. И водители без личных машин, которые работают на автомобилях, принадлежащих таксофирме (на так называемом базовом транспорте). Эти особенности трудоустройства влияют и на режим работы, и на заработок таксиста.
Водители на подработке имеют достаточно свободный график выхода на линию. Они получают 65 проц. от суммы выполненных ими заказов, остальное идет фирме. У постоянных работников такси смена (дневная или ночная) официально длится 12 часов, но реально 13, а чаще 14 часов. Очень часто руководство просит водителей после ночной смены оставаться на линии, потому что на вызовах всегда должно быть необходимое количество машин. Таксофирма дала тебе возможность зарабатывать деньги под своей вывеской, поэтому надо подчиняться требованиям.
Именно для того, чтобы не прогореть, таксофирма должна иметь три – пять принадлежащих ей машин. Потому что если гипотетически предположить, что все вольнонаемные на своих автомобилях и водители на подработке по каким-то причинам не выйдут на линию, такси без своего транспорта встанет. Поэтому для стабильных собственных доходов фирма заинтересована в большем количестве водителей. В ней может числиться и 30 машин, но фактически в смену работает с десяток транспортных средств.
Заработок у постоянных таксистов складывается в такой пропорции. Водители, работающие на своем транспорте, получают 70 проц. от суммы выполненных заказов (остальное – фирме). Что касается водителей базового транспорта, то везде по-разному. Может быть и 50 на 50, и 30 проц. водителю, а 70 – фирме.
Постоянные работники такси могут сойти с линии по разрешению диспетчера на час-другой раньше только при веских личных обстоятельствах, к примеру, собственный день рождения, необходимость доставить больного родственника. Выходной – один день в неделю. И я понимаю Александра, одного из южно-сахалинских таксистов, который согласился рассказать о своей работе на условиях анонимности, что спустя несколько месяцев трудов в ночную смену, да по 14 часов, с одним выходным становишься похожим на зомби. Конечно, после смены поспишь, но ведь не до вечера же. Домашних и прочих забот хватает.
– Главная проблема «ночника» – не уснуть за рулем, – признается Александр. – Особенно ранним утром, когда поток клиентов спадает, а от усталости нещадно клонит в сон. Я сам несколько раз засыпал за рулем с открытыми глазами. Однажды видел, как заснувший таксист врезался в дорожный каток.
Хоть Александр и называет свой труд адским, тем не менее он благодарен такси за то, что оно дало возможность ему (а также сотням других людей, оставшихся не у дел) честно зарабатывать себе на жизнь. И обеспечивать свою семью.
Постоянный работник такси зарабатывает в смену в среднем тысячу рублей. За месяц это 26 – 30 тысяч. Но, как и для водителей на подработке, ремонт, обслуживание автомобиля, бензин – все за счет самого таксиста. Фирма в этом смысле никакой ответственности не несет.
Зимой многие автовладельцы предпочитают не гробить свою технику на плохо расчищенных дорогах. А таксист ездит в любых погодных условиях и по любой дороге. А уж наши городские «шанхаи» в распутицу – там, как говорится, вообще безнадега для машины. Только за минувшую зиму Александр дважды сдавал свой автомобиль в крупный ремонт.
Когда деньги пахнут
Дневной и ночной клиенты такси существенно разнятся. По утрам и днем часто возят в поликлинику мам с малышами, а также больных, которым трудно добираться на маршрутках до лечебных учреждений. Возят пассажиров в аэропорт. На учебу (детей небедных родителей). Много спешащих по делам граждан.
Вечером люди ездят на такси  с различных торжеств, посиделок. Все это плавно перетекает в поездки по различным ночным увеселительным заведениям.
– Вообще, ночная жизнь города была в некотором смысле для меня открытием, – продолжает Александр. – Ночной клиент в большинстве своем страдает пивным алкоголизмом. И наркоманией. Не понимаю, почему правоохранительные органы не реагировали прошлым летом на точку (известную, наверное, всем наркоманам города) на оптово-торговой базе на улице Украинской. Все лето, по нескольку раз за ночь, приходилось возить туда клиентов с затуманенным взором. Раз съездишь за смену, ну, два, а на третий раз отказывался от такого заказа. Это неправда, что деньги не пахнут. Мне не хотелось участвовать в дальнейшей деградации этих наркоманов.
Конфликты с пассажирами у таксистов, конечно, случаются. Причем провоцируют их, по мнению Александра, сами пассажиры. Девушки – хамством и уверенностью, что раз они платят, то могут делать все, что угодно. Например, разговаривать по мобильнику с таким матом, что таксиста оторопь берет. А замечание воспринимают в штыки.
С пассажирами мужского пола другая проблема: не хотят платить. Причем это не зависит ни от возраста, ни от социального положения. Это может быть и юнец, и солидный отец семейства, и известный в городе предприниматель, который не хочет бить по зимней дороге свое авто, но и платить таксисту – тоже. Если у молодежи и в самом деле может не оказаться денег (поэтому, заказывая поездку, допустим, по трем адресам, пассажир скрывается от водителя на  втором), то у остальных деньги, как правило, имеются. И люди расплачиваются в конце концов. Каким образом?
Водитель блокирует дверь и по рации произносит кодовое слово или фразу, услышав которую все понимают, что клиент – неплательщик. Буквально через несколько минут сюда подъедут другие таксисты из фирмы «для беседы», и пассажир вынужден будет рассчитаться. Кроме того, координаты такого клиента диспетчер заносит в черный список, и больше на вызовы к нему водители не ездят.
А еще говорят, в некоторых солидных таксофирмах есть сотрудники, которые занимаются взиманием долгов с неплательщиков. Заказывая такси, человек оставляет диспетчеру либо домашний телефон (с адресом), либо номер мобильного телефона. Так что вычислить клиента можно. И когда он вышел не из того подъезда, к которому заказывал такси, опытный водитель должен насторожиться. Ага, этот скорее всего постарается не заплатить!
– Я не повезу пассажира, распивающего пиво, – говорит Александр. – Еще разольет в салоне (а у пива стойкий запах). Остальным пассажирам зачем такие «ароматы»? Да и гаишник остановит, потом доказывай, что ты не пил.
– И как диспетчер реагирует на такой отказ?
– Диспетчер и руководство таксофирмы понимают, что если я заявляю по рации об отказе везти пассажира, значит, исчерпал все возможности урегулировать ситуацию на месте.
А еще. Пусть это звучит грубо, но каждого ночного пассажира нужно, по словам Александра, воспринимать как потенциально опасного человека. Иначе не выживешь. Несколько раз его чуть было не лишали жизни. Накидывали на шею удавку из шнурка. Спасло то, что шнурок разорвался. Нападали с ножом. И тут главное – быстрота реакции: отбиваясь, успеть вытащить ключ зажигания и выскочить из салона.
Каждый таксист имеет в укромном месте (но так, чтоб можно было быстро вытащить) монтировку, электрошокер или другое «убойное» подручное средство.
Сам себе контролер
К нынешним таксистам у контролирующих инстанций немало претензий. Не проходят предрейсовый тех- и медосмотр, как требуют правила пассажирских перевозок. Нередко ездят на раздолбанных машинах. За рулем порой совсем юные водители.
По словам Александра, в тех таксофирмах, где он работал, требования к трудовой дисциплине хоть и не в полном объеме, но все-таки были. «Зеленых» водителей не брали, только с опытом, как минимум лет пять. Предрейсовый мед- и техосмотр проходят, но в основном водители базовых автомобилей. Владельцу легальной таксофирмы дополнительные  проблемы с законом не нужны. Что касается остальных водителей, привлеченных им для работы на своем транспорте, то вышеупомянутые вопросы – действительно на совести самих водителей.
Мой собеседник относит себя к нормальным водителям с развитым чувством ответственности и за свою жизнь, и за жизнь пассажиров. Поэтому, говорит, накануне смены алкоголь не принимает, на автомобиле с серьезными неполадками не ездит. И таких, по его словам, много: нормальных мужиков средних лет, которые в силу жизненных обстоятельств оказались за рулем такси. Они не пойдут воровать. Они просто пытаются честно выживать в сегодняшней жизни. И не будут подставляться, потому что другого заработка у них в данный момент нет.
Впрочем, существует и другая категория таксистов, на машинах которых красуется буква «У» (учебная, значит) и которые в силу неопытности подолгу не могут вырулить с перекрестка, выполняя левый поворот. Вот это действительно страшно.
Друг и недруг
Даже работая в одной таксофирме, водители порой не знают друг друга в лицо. Поскольку появляются в диспетчерской, чтобы взять рацию, а после смены ее принести. Знают друг друга больше по позывным. К слову, когда под утро затишье в работе, нередко общаются по рации с помощью этих позывных.
В последнее время среди таксистов, по словам Александра, появилась даже некая взаимовыручка на дороге. Остальные водители, мягко говоря, недолюбливают таксистов, и в транспортной пробке редко дают перестроиться в нужный ряд. А таксист таксиста все-таки пропустит.
Надо сказать, что в целом взаимоотношения между различными группами таксистов достаточно напряженные. Водители из легальных и полулегальных фирм, работающие с диспетчером, ездят, конечно, по всему городу, но… Есть территории, куда им лучше не заезжать. Потому что там дислоцируются нелегалы. Им диспетчер не нужен. Приладил на крышу авто таксист-ский «гребешок» и поехал.
Давно сформировались такие объединения таксистов по территориальному или национальному признаку на привокзальной площади, у аэропорта, у кинотеатра «Комсомолец». Обосновалась сначала у остановки «Почтамт», а после ее переноса – у областной библиотеки группа выходцев из Закавказья. Есть якобы купленные «точки» дислокации нелегалов у Дома торговли, горбольницы. Эти таксисты берут пассажиров в порядке очередности. Как правило, есть старший, который руководит процессом. Подъехать за клиентом или даже просто припарковаться водителям легальных таксофирм в этих местах проблематично. Дело до рукопашных не доходит, но угрозы от хозяев «точек» в адрес чужаков звучат реальные. И как быть, если постоянный клиент таксофирмы, вернувшийся из командировки с севера острова, вызывает «своего» водителя к вокзалу, а привокзальные «коллеги» чуть ли не в драку лезут? Но такие взаимоотношения свойственны больше с соотечественниками. По словам Александра, конфликтов с выходцами из Закавказья не случалось.
Цена вопроса
Наверное, многих клиентов таксофирм интересует вопрос, каким образом формируется плата за проезд, если счетчиков в машинах нет. Какого-то экономического обоснования цены нет. Вот так сложилось, и все. Помнится, начинали с 50 рублей за поездку по городу. Зимой цены, как правило, растут. В теплое время года, когда личного транспорта на улицах больше, цены идут на некоторый спад.
Существует несколько территориальных границ, связанных с ценообразованием. К примеру, в границах до пивзавода, ул. Карьерной существует один тариф, причем независимо, едешь ли 500 метров либо 3 км. Следующая граница, к примеру, в северном направлении ограничена птицефабрикой, ул. Украинской. Разница между такими границами в 10 – 30 рублей. В Луговое, Новоалександровск поездка значительно дороже.
Надо сказать, что в отличие от такси с диспетчером, где торг, что называется, неуместен, с нелегалами можно договариваться. И сбавить предлагаемую ими цену рублей на 20 – 30 за поездку по городу. Добраться в аэропорт можно рублей за 200 – 250, независимо от количества пассажиров. Аэропортовские же «водилы» за доставку в город возьмут 350 – 400 рублей. Причем с каждого авиапассажира. Поэтому, если позволяет время, дешевле вызвать такси из города.
Без правил
На сегодня огромная армия людей, занятых в сфере услуг такси, выпала из-под контроля соответствующих инстанций. Никто не знает, сколько в областном центре хотя бы легальных таксофирм. В средствах массовой информации озвучивалась недавно цифра 30, но лично я насчитала в одной из газет объявлений (предполагается, что они легальные) 41 таксофирму. Мне посоветовали навести справки в налоговой: должны же платить люди налоги в казну! Увы, мой запрос пропал где-то в недрах этого госучреждения.
С лета прошлого года в нашем государстве отменили лицензирование пассажирских перевозок в режиме такси. Таким образом, у управления автодорнадзора нет больше функций контроля за таксофирмами на стадии их создания. Да, автодорнадзор контролирует соблюдение правил пассажирских перевозок, но все это малоэффективно, поскольку проверки носят эпизодический характер. Госавтоинспекция может воздействовать на таксистов только за нарушение правил дорожного движения. Ну и поинтересоваться, есть ли разрешение на рацию? Вот, собственно, и все. Поэтому, по большому счету, любой гражданин сегодня может, повесив «гребешок» на крышу авто, работать таксистом.
Недавно СМИ широко осветили принятие депутатами горсобрания «Правил организации перевозки пассажиров легковым автотранспортом общего пользования (такси) на территории городского округа г. Южно-Сахалинск». Предполагаю, что депутаты руководствовались благой целью – навести порядок в сфере услуг такси, но документ получился декларативным.
Вообще, у меня осталась масса вопросов. Кто и как будет контролировать исполнение этих «Правил»? Некий «уполномоченный орган», как следует из документа? Или вот такой момент: «при наличии двух и более нарушений в течение года (жалобы пассажиров, выезд на линию без отметки о техсостоянии автомобиля, медосвидетельствования) уполномоченный орган власти вправе поставить вопрос о расторжении договора с оператором и водителем такси». Какие договоры, господа депутаты? Кто их заключал? И вообще, как заставить выполнять «Правила», если у нас в сфере такси половина нелегалов, другая половина – частично законопослушные?
Вот сейчас городские власти озаботились специальными стоянками такси. Но пока сделают дополнения в генплан города (которым такие стоянки не были предусмотрены в принципе), обсчитают стоимость работ, профинансируют, обустроят, пройдет немало времени. А нелегалы будут по-прежнему оккупировать автобусные остановки, и ничем их оттуда не выкуришь.
Или взять 7-летний возраст автомобилей, которые можно использовать, согласно «Правилам», в качестве такси. Но на новом авто таксовать не пойдут! Главное – поддерживать машину в хорошем техсостоянии независимо от возраста.
В отделе транспорта городской администрации сообщили, что депутаты подготовили, мягко говоря, не совсем правильный документ, не посоветовались с ними. И вот сейчас сотрудники отдела транспорта, ГИБДД депутатскую работу доводят до ума.
К слову, недавно депутаты вместе с ассоциацией таксомоторных компаний ввели единый тариф, исходя из сложившихся  в городе цен.  Так, в пределах квадрата улиц Пуркаева – Железнодорожной – Сахалинской – Горького поездка стоит 100 рублей. От центра (вокзала) до ул. Украинской – 130 руб., до Земляничных холмов – 160 руб., до аэропорта и Новоалександровска – по 200, до Лугового – 180. Предполагается, что этих цен должны придерживаться все городские таксисты.
Да, с таксистами что-то делать надо, с этим согласны все. Надо эту сферу услуг направлять в цивилизованное русло. По словам начальника отдела транспорта В. Базанова, таксисты – это проблема не только нашей области, но и общероссийская. Госдума в первом чтении приняла соответствующий закон. Скорее всего к осени этот федеральный документ увидит свет. И, возможно, начнутся некоторые позитивные перемены в этой сфере услуг.
О. АТАЧКИНА.